Отклик на выступление Евгении Амосовой на конференции РВС «Нацизм и дети»

Прочувствованное слово может стать опорой для детей

Николай Богданов-Бельский. За книжкой. 1915
Николай Богданов-Бельский. За книжкой. 1915
Николай Богданов-Бельский. За книжкой. 1915

Мне повезло. В 1990-е годы я учился в хорошей подмосковной школе и еще застал, или лучше сказать, «зацепил» советскую традицию преподавания литературы. У меня была учительница, которая по-настоящему любила и русскую литературу, и нас, своих учеников. На одном из уроков она читала Пушкина, а весь наш класс (то ли седьмой, то ли восьмой) задумчиво ее слушал. Было теплое время года, на наши детские спины под углом падали из окон солнечные лучи, и вдруг я ощутил… не то что бы «горний ангелов полет» или «дольней лозы прозябанье», но внезапное и очень острое ощущение присутствия всех остальных живых душ в классе, через меня как будто прошел какой-то объединяющий с ними ток.

Позже будут, конечно, и проглоченное за три дня «Преступление и наказание», и смущение перед тогда еще малопонятными, но монументальными Блоком и Маяковским, и трудная, но вознаграждающая «Война и мир», и многое другое. Но тот миг так врезался в мою память, что до сих я ощущаю в однажды случившемся светлом детском дне на уроке литературы какую-то внутреннюю опору.

Уже в наши дни, дни больших, исторических вызовов я по дороге с работы часто прохожу мимо расположенных по соседству школы и детской площадки. Наблюдаю и слушаю обрывки разговоров ребят и девчат, старшие из которых сидят около качелей и каруселей скорей уже по привычке. Они дурачатся, подкалывают («троллят») друг друга, разговаривают про человека-паука, про свои «успехи» в компьютерных играх, про отношения со сверстниками, про популярных в их среде певцов.

Не хочу ударяться в стариковское брюзжание и требовать, чтобы современные подростки, общаясь между собой, говорили исключительно о классической литературе, живописи и музыке (хотя было бы неплохо, если бы эти разговоры хоть как-то присутствовали). Дети есть дети. Но каждый раз задаюсь вопросом: «А есть ли у этих ребят подобное воспоминание? Слышали они когда-нибудь слово, которое что-то в них серьезно затронуло?»

И однажды я увидел детей, про которых очень хочется сказать: «Да, слышали». Это были участники конкурса чтецов, организованного РВС. С недетской серьезностью, без какой-либо искусственной наигранности, с полным пониманием они читали стихи русских классиков так, что пронзало до глубины души.

И неудивительно. С ними работают настоящие профессионалы своего дела, имеющие актерское, режиссерское и педагогическое образование. Одна из них, Евгения Михайловна Амосова, сказала на конференции «Нацизм и дети», что долг старшего поколения — суметь передать новому ту настоящую культуру, которую оно получило от своих предков, но не смогло уберечь в 1991 году.

И, что отрадно, еще есть родители и учителя, которые этот взгляд разделяют, понимают важность литературы для пробуждения мысли и тренировки души. Дадим слово тем из них, которые организовывали своих учеников и детей на конкурс. Они высказались в комментариях к конкурсу, которые я прочел, поскольку тоже имел к нему отношение.

Ксения Бражко, учитель русского языка и литературы Бендерской средней общеобразовательной школы № 15 (Приднестровская Молдавская Республика):

«Выражаем огромную благодарность организаторам и педагогам такого замечательного конкурса! Для учителей данные занятия являются огромной помощью, так как уроки литературы не позволяют долго останавливаться на стихотворениях и разбирать их подробно. На ваших индивидуальных занятиях дети учатся выражать свои мысли, учатся самостоятельно искать информацию об авторах, эпохах, стараются прочувствовать само стихотворение. Детям нравится ― это самое главное!»

Наталья Карпачева, учитель русского языка и литературы Хрустальской школы № 33 (Луганская Народная Республика):

«Дорогие организаторы конкурса, педагоги и уважаемые члены жюри! Благодарю вас за ту искреннюю, теплую, сильную и дружескую атмосферу, которую вы создаете. Это и профессионализм, и прекрасная организация на протяжении всего процесса, но и такая уникальная атмосфера, когда после очередного участия еще долгое время в сердце очень приятно ― тепло и радостно, помогает расти дальше. Разве это не чудо?! Благодарю вас за ваш труд!!!»

Марьяна Рычкова, библиотекарь Нижнегнутовской средней школы (Волгоградская область):

«Дорогие преподаватели! Хотим выразить благодарность. Пусть вдвойне вернутся ваши добрые дела, стремления и вера в детей. Спасибо!»

Мама участника из города Балаково (Саратовская область):

«Большое спасибо всем, кто помог состояться этому конкурсу! Спасибо за встречу с Большими поэтами Великой страны!!!»

Как с сожалением заметила Евгения Михайловна в своем выступлении, от всей России и русскоязычных стран в конкурсе участвовало всего лишь чуть более 50 человек, сумевших прикоснуться к настоящим сокровищам русской литературы — к военным стихам. Это особые стихи, они настраивают читателя на любовь во всех проявлениях, суровых и нежных, и безжалостно освещают прожектором мерзкую рожу тьмы. Гарантирует ли это прикосновение защиту от всей той скверны, которую участникам в ближайшем будущем будет навязывать (да и уже навязывает) наша крайне проблемная среда? Нет, конечно. Но я уверен, что эту сильнейшую прививку от ядовитого соблазна оказаться в числе «избранных», кому позволено полноценно жить за счет остальных, соблазна, на который всегда и делают ставку лукавые проповедники нацизма — должно получить как можно больше начинающих свой жизненный путь людей.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»