При всей яркости романтического переживания, Шопен не любил, когда его называли «романтиком». Понятие «романтизм» ассоциировалось с излишней изобразительностью и с позерством. Всё это претило ему

Облик гения — к 210-летию со дня рождения Фридерика Шопена

210 лет назад, 1 марта 1810 года, в деревне Желязо́ва-Воля недалеко от Варшавы родился один из величайших музыкальных гениев человечества — Фридерик Шопен. В свидетельствах о рождении и крещении указана дата 22 февраля, но в семье его день рождения праздновали всегда 1 марта. И на родине композитора по сей день отмечают именно эту дату.

1. Шопен за фортепиано. Рисунок Элизы Радзивилл, 1826
1. Шопен за фортепиано. Рисунок Элизы Радзивилл, 1826
2. Портрет работы Амброзия Мерошевского, 1829
2. Портрет работы Амброзия Мерошевского, 1829
3. Шопен в 1835/36 гг. Акварель Марии Водзинской (в те годы невесты композитора) 4. Портрет работы Теофила Квятковского (ок. 1843) 5. Портрет работы Ари Шеффера (1847)
3. Шопен в 1835/36 гг. Акварель Марии Водзинской (в те годы невесты композитора)  4. Портрет работы Теофила Квятковского (ок. 1843)  5. Портрет работы Ари Шеффера (1847)
6. Эжен Делакруа — Портрет Ф. Шопена (1838, неоконченная работа)
6. Эжен Делакруа — Портрет Ф. Шопена (1838, неоконченная работа)
7. Копия дагеротипа середины 1840-х годов
7. Копия дагеротипа середины 1840-х годов
8. Копия дагеротипа Луи-Огюста Биссона (1847?)
8. Копия дагеротипа Луи-Огюста Биссона (1847?)
9. Копия дагеротипа (предположительно Л.-О. Биссон, 1847)
9. Копия дагеротипа (предположительно Л.-О. Биссон, 1847)
10. Медальон на могиле Шопена на кладбище Пер-Лашез в Париже, изготовленный по посмертной маске
10. Медальон на могиле Шопена на кладбище Пер-Лашез в Париже, изготовленный по посмертной маске

Прожив всего 39 лет, Шопен подарил людям неистощимый источник красоты, утешения и радости. «Нежным гением гармонии» назвал его Ференц Лист. «Он есть и останется самым отважным и гордым поэтическим духом времени», — писал Роберт Шуман.

Как о «величайшем из гигантов» отзывался о нем Сергей Рахманинов. О Шопене написано огромное количество книг, статей, воспоминаний. О бесчисленных научных работах по истории и теории музыки и говорить не приходится.

Для пианистов наследие Шопена стало краеугольным камнем. Когда старое пиано-форте — детище 18 века — стало превращаться в современный рояль, именно Шопен создал то, что можно без преувеличения назвать Новым заветом фортепианного искусства, его сердцевиной и энциклопедией, как в техническом, так и в образно-выразительном отношении.

Сегодняшний юбилей мы предлагаем отметить, не только вспомнив его музыку, но и вглядевшись в несколько его прижизненных изображений.

Перед нами карандашный рисунок, сделанный в 1826 году княжной Элизой Радзивилл. Шопену 16 лет. Он уже выдающийся мастер фортепианной игры и знаменитость в Варшаве. Музыку он сочиняет с раннего детства. Светловолосый юноша — любимец дам, но все помыслы его сосредоточены на фортепиано. Его душа сливается с инструментом, которому он посвятит всё свое творчество, написав лишь несколько произведений с участием других инструментов (и ни одного без его участия).

Первый живописный портрет композитора был создан в 1829 году Амброзием Мерошевским. К сожалению, сохранилась лишь черно-белая репродукция, оригинал пропал в 1939 году во время немецкой оккупации.

Всю жизнь Шопен был желанным гостем аристократических салонов — утонченный, прекрасно воспитанный, наделенный блестящим умом и превосходным чувством юмора. Однако в этом портрете художник возможно попытался уловить иные черты — юношескую свежесть, простоту и одновременно некую обращенность внутрь себя. В 19–20 лет Шопен был в состоянии большого творческого подъема, давшего первые шедевры — два фортепианных концерта, несколько ноктюрнов, мазурок, этюдов. Бравура и виртуозность в них подчинены искреннему и трепетному выражению чувств, музыка просто благоухает одухотворенной мечтательностью, а любимые им с детства польские народные песни и танцы уже переплавлены в высокую поэзию.

1831 год был переломным в жизни Шопена. Для продолжения творческой карьеры, а также по причине подавления польского восстания против Российской империи, молодой композитор был вынужден эмигрировать на родину своего отца — во Францию. Вся оставшаяся жизнь его была связана с Парижем, начавшем утверждаться в качестве европейской столицы искусств. Тут он станет кумиром высшего общества, утвердится в роли крупнейшего, наряду с Ференцом Листом, пианиста и педагога, сдружится со многими выдающимися музыкантами, художниками, поэтами и писателями.

Вот несколько типично светских портретов, запечатлевших облик рафинированного завсегдатая аристократических салонов:

В обществе Шопен проявлял себя как образец учтивости, сдержанности и безупречного вкуса. Но каким он был в глубине души? Приоткрыть завесу поможет знаменитый портрет Эжена Делакруа, на котором Шопен изображен страдающим, мужественным, погруженным в себя, будто постигшим нечто мучительное и возвышенное. Ведь и музыка его стала такой, во многих произведениях — в балладах, в скерцо, второй сонате, и др. — доходящей до предельного трагизма, порой до взгляда в самую бездну человеческого бытия.

При всей яркости романтического переживания, Шопен не любил, когда его называли «романтиком». Он считал себя продолжателем искусства «классиков», т. е. старых мастеров — Баха, Моцарта, Бетховена (хотя последнего далеко не во всем принимал). Понятие «романтизм» ассоциировалось с эксцессом, с «перегибами», с излишней изобразительностью, наконец, с позерством. Всё это претило ему. Субъективность и изысканность никогда не превращались в самолюбование. Самые неистовые порывы укладывались в классически совершенные и уравновешенные формы, при том что диапазон выраженных Шопеном душевных состояний необыкновенно широк — от бьющих через край счастья и ликования до предельного отчаяния, от бунта до умиротворения, от наивной беспечности до героической решимости.

Шопену принадлежат слова: «Простота является высшей целью, достижимой, когда вы преодолели все трудности». И еще: «Не существует ничего более отвратительного, чем музыка без скрытого смысла».

Разве и сам он не был человеком со скрытым смыслом? За элегантностью пряталась ранимость, за сдержанностью — воля и мужество. Ведь и в чисто музыкальном плане его феноменальное владение ремеслом, сравнимое с мастерством Баха или Моцарта, нигде не бросается в глаза. Музыка течет с удивительной естественностью и непосредственностью, а чудеса композиторской техники заметны лишь специалистам.

Теперь дополним нашу галерею ценнейшими фотографическими портретами музыканта. Всего на сегодняшний день известно три таких изображения. Все они были выполнены в технике дагеротипии, но оригинальные пластины, к сожалению, не сохранились. Портреты дошли до нас в виде фотографических копий с оригинала. Самое раннее изображение датируется серединой 1840-х годов:

Хорошо сохранилось приобретшее широкую известность изображение, сделанное в парижской мастерской Луи-Огюста Биссона скорее всего в 1847 году. Перед нами предстает композитор, измученный жизненными неурядицами и болезнью легких. То же лицо глубоко переживающего, но сдержанного человека с немного вопрошающим взглядом, идущим будто откуда-то из глубины.

И наконец совершенно потрясающий портрет, обнаруженный совсем недавно, в 2017 году швейцарским физиком Аленом Колером, в виде фотографической копии, хранившейся дома у некоего любителя музыки. Анализ изображения не оставил сомнений в подлинности изображения. Клише датировали примерно 1847 годом. Автором, вероятно, был тот же Луи-Огюст Биссон, судя по идентичности некоторых элементов фона.

Не говоря ни слова, просто вглядимся в это лицо.

Ф. Шопен — Прелюдия №8 из цикла 24 Прелюдии op. 28. Исп. Артур Рубинштейн, 1946.
Фридерик Шопен
Мария Лапухина © ИА Красная Весна
Фридерик Шопен
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER