1. Война идей
  2. «Украинство»
Коммуна «Суть времени» / ИА Красная Весна /
Язык — это глубинная основа формирования мировоззрения людей. Всё это прекрасно понимают современные украинизаторы.

Война с русским языком на Украине — «Украинство…» Глава XXVII

Илья Репин. Запорожцы. 1891
Илья Репин. Запорожцы. 1891
Илья Репин. Запорожцы. 1891

Человек — единственное живое существо, способное к использованию языка как в устной, так и в письменной форме. Кто-то, исходя из этого несомненного факта, настаивает на абсолютном значении языка в выделении человека из животного мира. А кто-то, например, марксисты, настаивает на том, что человека создал труд. Но даже те, кто настаивает на первичности труда в появлении человека, не отрицают существенной роли языка в этом процессе. Они всего лишь говорят, что труд содействовал формированию языка, а потом уже совместно язык и труд создали человека.

Появление семиотики или семиологии — науки о коммуникативных системах и знаках, используемых при общении, — привнесло в представления людей о роли языка очень и очень многое. Заговорили о языке жеста, противопоставив ему звуковой язык. О языках, с помощью которых животные общаются между собой и с человеком. Наконец, в связи с созданием искусственного интеллекта появились искусственные языки, при помощи которых человек общается с вычислительными машинами и иными, постоянно усложняющимися, техническими устройствами.

Но всё это лишь подчеркнуло колоссальную роль обычного человеческого языка в формировании и развитии человека. Ни Энгельс, ни Маркс, ни Локк, ни Пирс, ни Соссюр, ни Лотман, ни представители самых экзотических семантических и семиологических школ никогда не посягали на определяющую роль настоящего человеческого устного и письменного языка в формировании человека и человечества. А также на роль отдельных языков в формировании отдельных человеческих общностей.

Отдельные языки, формирующие такие общности, — их необходимость и одновременно издержки, связанные с их существованием, — это отдельная богатая тема. В истоке своем — библейская, накаленно обсуждавшаяся в связи с Вавилонской башней. Но тема эта в разных вариантах обсуждалась и впоследствии, обсуждается она и сейчас. В 1887 году варшавский окулист Лазарь Маркович Заменгоф (1859−1917) опубликовал под псевдонимом Эсперанто (что означает «Надеющийся») книгу под названием «Международный язык. Предисловие и полный учебник». Вскоре эсперанто стал наиболее популярным из так называемых плановых языков, каковых, между прочим, несколько.

Прошло столетие, но человечество не перешло ни на эсперанто, ни на какой-либо другой плановый язык. И не перейдет никогда, если не откажется от того, что наиболее прочно связано с настоящим национальным языком, — от настоящей национальной культуры. Именно многообразие национальных культур и порожденных ими идентичностей создает человечество как «цветущую сложность» — термин, использовавшийся выдающимся русским мыслителем религиозно-консервативного направления Константином Николаевичем Леонтьевым (1831−1891). Отнюдь не один Леонтьев был обеспокоен превращением этой спасительной сложности, целостности, проявляемой через многообразие, — в нечто бесцветное и гомогенное, усредненное, однотипное. Все, кто в ХХ веке начал бить тревогу по поводу превращения органического в механическое, разнообразного в однотипное, видели в такой наступающей на мир механической однотипности главную угрозу человечеству.

Распределение восточнославянских народностей Европейской части России по родному языку на 1897 год согласно всероссийской переписи
Распределение восточнославянских народностей Европейской части России по родному языку на 1897 год согласно всероссийской переписи
переписивсероссийскойсогласногод1897наязыкуродномупоРоссиичастиЕвропейскойнародностейвосточнославянскихРаспределение

Что касается Леонтьева, то он в школе плакал, когда его просили определить среднее арифметическое или указать на среду как средний день недели (Леонтьев ее называл «вторым вторником»).

Можно заниматься конструированием языков, опираясь на опыт создания плановых языков или на какие-нибудь еще варианты подобного конструирования. Но органическую, живую сложность, то есть полноценную нацию, при этом не создашь. Ее заменит нечто мертворожденное, агрессивно-примитивное, не способное к адекватному взаимодействию с окружающим миром. Александр Блок говорил, что русским «внятно всё». В немалой степени это связано с богатством и органичностью нашего языка. Тем же, кто строит свою идентичность на основе конструкта, близкого к плановому языку и языку машин, ничто не будет внятно. В этом — трагедия всех конструктов, языкового в том числе.

Настоящий, не плановый, не механический, уникально-символический язык исторического, а не выдуманного народа — это тысячелетнее творчество народа, в нем его характер и душа, историческая память и философия. В лингвистике существует понятие «языковая картина мира»: так называют особенности восприятия окружающей действительности людьми, говорящими на том или ином языке. Язык — это глубинная основа формирования мировоззрения людей.

Всё это прекрасно понимают современные украинизаторы.

Украинские националисты неустанно твердят о том, что в Советском Союзе украинский народ якобы подвергался всяческим притеснениям. Мол, притеснять людей начинали с самого раннего возраста — если верить «свидомым» патриотам Украины, возможность получать образование на украинском языке была сильно ограничена. Соответственно, большим достижением периода «незалежности» называют сокращение числа русскоязычных школ и увеличение числа украиноязычных.

При этом обычно замалчивается тот факт, что в советское время во всех школах Украины — неважно, на каком языке в них велось обучение, — украинский язык и украинская литература были обязательными предметами. Это означало, что даже ученики «русских» школ изучали украинский и знали наизусть программные произведения Тараса Шевченко, Леси Украинки и других украинских авторов.

Данные официальной статистики свидетельствуют о том, что за два первых постсоветских десятилетия (1990/1991−2010/2011 гг.) количество русскоязычных школ сократилось с 4297 до 1149, то есть в 3,5 раза. Число школьников, обучающихся на русском языке, снизилось с 3518 тыс. человек до 696 тыс., то есть уменьшилось в 5 раз. Число обучающихся на украинском достигло 3,4 миллиона человек. То есть русский язык опустился на второе место после украинского.

Изображение: (cc) Gennady Makarov
Пикет против планов закрытия русского лицея в городе Чугуев (Харьковская область). 2005 год
Пикет против планов закрытия русского лицея в городе Чугуев (Харьковская область). 2005 год
год2005область).(ХарьковскаяЧугуевгородевлицеярусскогозакрытияплановпротивПикет

Сами по себе эти цифры мало о чем говорят. Можно предположить, что сокращение числа русскоязычных школ на Украине — процесс закономерный и что связан он с тем, что сокращается доля населения, использующая этот язык в повседневном общении. Русские школы не набирают учеников, русские классы пустуют, на улицах не слышна русская речь… Так ли это?

Чтобы понять происходящее, можно обратиться к официальной статистике — например, к данным переписей населения Украины. Согласно этим данным, украинский язык считали своим родным в 1989 году 64,7% населения, а в 2001 году — 67,5%. Видно, что доля людей, называющих украинский язык своим родным, более чем за десять лет увеличилась незначительно.

Интересно также посмотреть на данные опроса, проведенного американским институтом Гэллапа в 2006–2007 годах. Опрос проводился в бывших республиках Советского Союза и назывался Russian as the Mother Tongue («Русский как родной язык»). Респондентам предлагалось ответить на несколько вопросов о языке и национальной идентичности. Ключевым моментом этой акции стал выбор языка опроса. Людям было предложено выбрать язык, на котором им удобнее отвечать.

Так вот, на Украине русский язык для опроса выбрало 83% респондентов! Неожиданные данные для украинизаторов, не правда ли? Да и сам американский институт Гэллапа, проводивший этот опрос, считает именно выбор языка опроса показателем того, какой язык является для людей родным.

Почему же данные переписей населения так сильно расходятся с данными института Гэллапа? Дело в том, что зачастую вопрос о «родном языке» респонденты понимают не в лингвистическом смысле, то есть как «первый функциональный язык, наиболее удобный для общения и получения информации», — а как «язык своей национальности».

Администрация ныне запрещенного на Украине «Яндекса» в 2014 году опубликовала данные о количестве запросов на русском языке с Украины. Таких запросов оказалось также 84%. Что подтверждает данные, полученные институтом «Гэллапа».

Таким образом, становится понятно, что русский язык по-прежнему используется жителями Украины для повседневного общения весьма широко. При этом на Западной Украине процент населения, использующего русский язык, безусловно, гораздо меньше. А в восточных, южных и центральных областях люди в основном продолжают общаться на русском.

Вместе с тем, число русскоязычных школ продолжают усиленно сокращать. Каждый год часть школ теряет статус «русских». В Киеве в настоящее время осталось менее десяти школ с русским языком преподавания. В большинстве же западных областей получить образование на русском языке просто невозможно — нет не только русских школ, но даже русских классов в украинских школах.

В школах западноукраинского города Ивано-Франковска еще в 2005 году ученикам и учителям вообще было запрещено общение на русском языке. Городской совет утвердил программу «Развитие и функционирование украинского языка», согласно которой в школах должны быть созданы комитеты «общественного языкового контроля», состоящие из представителей партий и общественных организаций. Задача этих комитетов — контролировать общение учеников и педагогов друг с другом. Если кто-то заговорит на русском, последует «сигнал» в горисполком. Власти города призвали горожан сообщать о тех, кто говорит на русском, и даже обнародовали телефоны, по которым все «национально сознательные» горожане должны сообщать о «языковых нарушениях».

Картина такого тотального слежения напоминает какую-то еще невиданную в мире антиутопию. Не стоит забывать, что эта ситуация разворачивается там, где сильнее всего осуждают советский «тоталитарный» режим, кричат о страшном «коммунистическом гнете» и обвиняют Россию в недемократичности. «Комитеты общественного языкового контроля» — это так демократично, не правда ли?

Но и это еще полбеды. Нынче на Украине, даже если ребенку удалось окончить русскую школу, дальнейшее его обучение на родном языке остается под большим вопросом. Ведь русский язык из вузов искореняется еще жестче, чем из школ.

Так, Иван Вакарчук, занимавший пост министра образования и науки Украины в 2007–2010 годах, одним из приоритетов своей работы называл развитие украинского языка в системе образования. Большей частью это касалось высшей школы, где до тех пор, например, по инженерно-техническим дисциплинам лишь каждый второй учебник был написан на украинском языке. Благодаря Вакарчуку в течение одного только 2009 года количество учебников, написанных на украинском, возросло на 22%.

Лингвистическая карта Украины, основанная на данных Киевского национального лингвистического университета за 2009 год
Лингвистическая карта Украины, основанная на данных Киевского национального лингвистического университета за 2009 год
год2009зауниверситеталингвистическогонациональногоКиевскогоданныхнаоснованнаяУкраины,картаЛингвистическая

Несмотря на старания украинизаторов, в период президентства В. Ющенко в ряде вузов преподавание еще велось на русском. Правда, это были в основном технические вузы в юго-восточных регионах, а также в Крыму.

После прихода к власти в 2010 году президента В. Януковича министром образования и науки Украины был назначен Дмитрий Табачник. Это назначение вызвало протесты со стороны националистов. Еще будучи депутатом от «Партии регионов», Табачник представлял ту ее часть, которая выступала за присвоение русскому языку статуса государственного, защиту канонического православия, налаживание отношений с Россией, прекращение героизации ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Став министром образования, Табачник разрешил вузам преподавать на русском языке и обязал школы при наличии заявлений родителей открывать классы с русским языком обучения. Он также предложил вернуть в украиноязычные школы русский язык в качестве второго иностранного. По данным Управления образования Украины, русский язык в качестве такового выбрали 23% учащихся страны. В Киевской области половина школьников изъявила желание изучать русский язык как иностранный, в Бориспольском районе Киева таких учащихся было 62%.

Кроме того, Табачник заявил о необходимости более широкого изучения русской литературы в школах и отдал распоряжение написать новый учебник по истории Украины, в котором объективно освещались бы такие темы, как Великая Отечественная война, так называемый «голодомор» и история ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Действия и предложения Табачника, безусловно, ситуацию по существу не изменили. Украина при Януковиче отнюдь не свернула со своего националистического курса. Русские школы продолжили закрывать. И всё же фигура Табачника вызвала яростную ненависть националистов.

Атаку националистов возглавила партия «Свобода». Кампания за увольнение Табачника с поста министра образования, проводившаяся под лозунгом «Табачник — іди геть!», стартовала на официальном форуме этой партии в марте 2010 года. На форуме размещались оскорбительные высказывания в адрес министра, очень быстро обсуждение приобрело антисемитский характер.

Волынская региональная организация «Свободы» потребовала отказаться от проведения в школах Волынской области конкурса по русскому языку «Лукоморье». В правилах этого конкурса, учрежденного Табачником, указывалось, что он проводится с целью «популяризации среди учащейся молодежи знания языков, активизации и актуализации изучения русского языка в учебных заведениях; повышения уровня знаний по русскому языку; развития исследовательских способностей учеников; поддержки и повышения эффективности работы учителей русского языка».

«Свобода» посчитала конкурс «способствующим русификации подрастающего поколения и вытеснению украинского языка». «Свободовцы» заявили, что «всеукраинский конкурс по русскому языку „Лукоморье“ в условиях политики правящего блока Партии регионов и коммунистов является возобновлением русификации, потому ему не место на территории области».

Форма заявки на участие в конкурсе, по мнению «свободовцев», напоминала отчет о введении русского языка в школах Украины. В документе, который нужно было загрузить с сайта конкурса для заполнения, требовалось указать общее число учеников в школе, сколько из них в каждом классе согласились участвовать, а также фамилию и контакты лица, ответственного за проведение конкурса в каждом учебном заведении. При чем тут «отчет о введении русского языка» — совершенно не понятно. Организационный сбор в 14 гривен «свободовцы» также посчитали возмутительным. Хотя, к примеру, международный математический конкурс «Кенгуру» также предполагает организационный сбор в 11 гривен, и это никого никогда не возмущало.

Не могли «свободовцы» простить Табачнику и того, что при нем министерство образования и науки Украины вышло из числа организаторов международного конкурса знатоков украинского языка им. Петра Яцыка (учредитель — Лига украинских меценатов, главный спонсор — фармацевтическая компания «Дарница»), в связи с чем конкурс оказался лишен государственной поддержки и статуса.

Отметим, что конкурс им. Яцыка представлял собой площадку для транслирования националистических идей. Так, обращаясь к юным знатокам украинского языка на церемонии награждения победителей XI конкурса, глава раскольнической Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет заявил: «Мы достигнем того, что весь украинский народ будет знать украинский язык. В этом отношении церковь играет важную роль. Потому что мы верующих учим молиться на украинском языке. Русификация в Украине происходила через церковь и через школу. И поработители достигли своей цели. Украинский язык сохранило село. И теперь эти побеги растут уже и в городах, и в столице Украины».

На самом деле одновременно с закрытием конкурса им. Яцыка правительство учредило международный литературный конкурс ученической и студенческой молодежи имени Тараса Шевченко. Но несмотря на то, что конкурс получил имя великого украинского поэта, он всё равно не мог понравиться украинским националистам. Так, в уставе конкурса говорилось, что он направлен «на повышение уровня знаний по украинскому языку и литературе, родным языкам и литературам, воспитание у молодого поколения любви к языкам Украинского народа, обеспечение их всестороннего развития». Тут следует добавить, что формулировка «языки украинского народа» вызывает всегда особое раздражение у «свидомых».

С яростной критикой министра образования выступила известная русофобка, депутат Верховной рады от фракции «Свобода» Ирина Фарион. Вот что она заявила по поводу предложения Табачника ввести русский язык в школах в качестве второго иностранного: «Это очень хороший экзамен для директоров школ, для родителей, которые должны проявить здесь достойную позицию. Мы уже пережили 1938 год, когда русский язык стал обязательным, мы пережили 1958 год, когда украинский язык стал необязательным, их попытки обречены на поражение, потому что выросло новое поколение украинцев, которые не хотят жить в империи».

Изображение: (cc) «ВО Свобода»
Ирина Фарион на бандеровских чтениях в 2015 году
Ирина Фарион на бандеровских чтениях в 2015 году
году2015вчтенияхбандеровскихнаФарионИрина

Фарион призывала родителей «защитить своих детей от этого нашествия обрусения», писать заявления об отказе от изучения русского языка в качестве второго иностранного, выбирая немецкий, итальянский, французский — любые европейские языки. Отметим, что изучение русского языка в качестве второго иностранного предлагалось, но отнюдь не навязывалось школам. Обязательным для изучения с первого класса в украинских школах является английский язык, выбор же второго иностранного языка остается за родителями и администрацией учебного заведения.

Министр образования и науки подвергся также нападкам со стороны националистической партии «УДАР»: сторонники Виталия Кличко занялись раздуванием вокруг ведомства Табачника коррупционных скандалов.

Партия «Батькивщина» зашла с другой стороны. Ее члены обнаружили в учебниках по математике для начальной школы большое количество неточностей, опечаток, пунктуационных ошибок и «русизмов». Так, например, на 140 страницах учебника по математике для первоклассников журналисты и депутаты сумели отыскать 160 ошибок. При этом в учебниках по математике их интересовала в первую очередь языковая составляющая — самое большое количество претензий было высказано именно по поводу текстов условий задач и формулировок заданий. «Батькивщина» потребовала привлечь Табачника к ответственности за ошибки в учебниках.

Представители «украинской патриотической общественности» неоднократно подавали на Табачника в суд.

Кроме того, острый конфликт возник между министром образования и науки и ведущим вузом страны — Киево-Могилянской академией, президентом которой был тогда Сергей Квит. Отметим, что Квит — рьяный националист, автор книги об идеологе ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Дмитрии Донцове и инициатор издания собрания его сочинений.

Сразу же после назначения Табачника министром Квит обратился к общественности с призывом «высказаться публично против Дмитрия Табачника — лица, неприемлемого на столь важном и ответственном посту, как министр образования и науки Украины». Интересны аргументы, приводившиеся Квитом: «Назначение Дмитрия Табачника министром образования и науки Украины стало откровенной неожиданностью — политика, который ставит под сомнение украинскую идентичность, предлагая концепцию неизвестной «украинско-русской культуры»; «Его высказывания вроде «галичане — это лакеи, едва научившиеся мыть руки», которые «практически не имеют ничего общего с народом Великой Украины ни в ментальном, ни в конфессиональном, ни в лингвистическом, ни в политическом плане», как и про «борьбу между римско-католическо-галицким и русско-православным этносами», которая якобы развернулась на территории Украины, вызывают удивление, поскольку они принадлежат доктору исторических наук».

Кроме того, Квит осуждал негативное отношение Табачника к закону о «голодоморе» 1932−1933 годов. По мнению президента Киево-Могилянской академии, министр образования и науки испытывал ненависть к украинскому языку и украинской культуре. Нехватка толерантности ставила, по утверждению Квита, под вопрос равноправное участие Табачника в переговорах с представителями «цивилизованных государств» Европы.

24 мая 2011 года в Киево-Могилянской академии состоялась презентация книги «Время „дешевого клоуна“. Украинское образование: испытание горе-реформами». Авторы книги — Сергей Квит, Вячеслав Брюховецкий, Владимир Моренец, Владимир Панченко и Андрей Мелешевич, — утверждали, что «горе-реформаторство» Табачника подвергает Украину опасности «советизации» и русификации образования, угрожает ее отлучением от мирового интеллектуального и научного пространства. Они были недовольны, в частности, высказанной Табачником идеей создать единый с Россией учебник истории, впоследствии трансформировавшейся в идею написания общего пособия для учителей. Особое возмущение вызывал тот факт, что из учебника истории для пятиклассников были изъяты упоминания о «героях Крут», сечевых стрельцах, сталинских репрессиях, а из программы по украинской литературе изъяли роман Василия Барки о «голодоморе» «Желтый князь».

Табачник действительно предложил аж издать учебник, но русские и украинские историки ожидаемо не смогли договориться о его концепции. Что касается изъятия нескольких мифологем из учебника истории для пятиклассников и эпатажного романа о «голодоморе» из программы по литературе, то подобные частности, повторим, отнюдь не изменили вектор движения Украины. При Табачнике этот вектор — по-прежнему уклоняясь от реальной русско-украинской идентичности, русско-украинского двуязычия, русско-украинского языкового синтеза, — был направлен в сторону надуманного языкового и культурного конструкта, именуемого украинством. Конструкта, отдающего, в том, что касается языка, чем-то машинизированным, плановым, резко антиорганическим. Ведь так называемое освобождение Украины от русскости на деле и оборачивается именно такой механистичностью, то есть освобождением Украины от самой себя, от собственной органики, не существующей без русского симфонического слагаемого. Не было бы при Януковиче и Табачнике этого уклонения в украинство — языковое и иное, — не было бы и майдана 2014 года.

Изображение: (cc) spoilt.exile
Портрет Бандеры перед Киеврадой во время Евромайдана. 14 января 2014 года
Портрет Бандеры перед Киеврадой во время Евромайдана. 14 января 2014 года
года201414 январяЕвромайдана.времявоКиеврадойпередБандерыПортрет

После переворота 2014 года гонения на русский язык резко усилились. Пришедшие к власти на Украине бандеровцы поставили перед собой задачу искоренения всего русского, пусть даже в ущерб здравому смыслу, за счет деградации образования и науки.

27 февраля 2014 года министром образования и науки Украины становится вышеупомянутый президент Киево-Могилянской академии Сергей Квит.

Примечательно, что накануне этого назначения глава «Тризуба им. Степана Бандеры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и лидер «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) майдана Дмитрий Ярош дал интервью газете «Сегодня», в котором упоминался Квит. Ярош сообщил о созданной им организации: «Тризуб» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это узкофункциональная организация орденского типа. У нас три конкретных задачи: пропаганда идеологии украинского национализма в интерпретации Степана Бандеры, воспитание украинской молодежи в духе патриотизма; и национальная защитная деятельность, то есть защита чести и достоинства украинской нации, в любых условиях всеми доступными методами и средствами». Далее Ярош рассказал о своих соратниках: «Это не узколобые плебеи с садистическими наклонностями, это интеллектуалы, люди, которые пишут, издаются, которые ведут работу не только в силовом поле. «Тризуб» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — организация, которая производит определенные идеи. Мы не являемся политической партией, у нас даже запрещено в «Тризубе» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) занимать государственные должности. Среди известных представителей «Тризуба» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — президент Киево-Могилянской академии Сергей Квит, мой хороший друг и собрат. В свое время он был сотником в нашей организации».

Назначение такого человека, как Квит, на должность министра образования ясно показывало, что война с русским языком и русской культурой будет продолжаться до полного их уничтожения. И первые шаги на этом пути были сделаны весьма быстро.

16 мая 2014 года народный депутат, член фракции «Свобода» Ирина Фарион внесла на рассмотрение Верховной рады законопроект о высшем образовании. В статье 48 документа указывалось, что языком преподавания является исключительно государственный язык, то есть украинский. Этот законопроект был принят в первом же чтении и вступил в силу 1 июля 2014 года.

Следующим шагом бандеровцев стала принудительная украинизация школ и детских садов в Донецкой области — на той ее территории, которая осталась под властью Киева и не вошла в состав ДНР. Как рассказал 21 сентября 2015 года глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский: «Ключевая задача — это формирование новой украинской донецкой элиты. Постепенная, не грубая, не через колено, украинизация школ и садиков…».

По всей видимости, пример «не грубой и не через колено украинизации» — это обещанный недавно Жебривским конкурс на тотальную украинизацию между городами Донецкой области. Глава администрации поведал на своей странице в «Фейсбуке»: «30 миллионов гривен (около 65 миллионов рублей) получит на развитие инфраструктуры город, который первым полностью переведет все информационные и рекламные вывески на украинский язык, в том числе и таблички с названиями улиц».

В декабре 2015 года произошли два весьма характерных «языковых скандала» в киевских школах.

Первый скандал разгорелся вокруг киевской гимназии № 261, где разместили памятку с советами о том, как перейти на украинский язык общения. Одиозный документ, написанный языком тоталитарной секты, привлек внимание прессы и широко обсуждался на телевидении и в интернете. Листовка содержала такие призывы:

«Ограничивайте присутствие русского языка вокруг себя, откажитесь от всего русскоязычного насколько это возможно.

Ищите украиноязычное общение. Начните с письменного — это легче (имеете время на обдумывание слов, чего нет, когда говорите в режиме реального времени). Пишите в Интернете только по-украински. В маршрутке спрашивайте «зупинку», а не «остановку».

Будет сложно начинать говорить по-украински со знакомыми. Сначала начните говорить по-украински с незнакомыми людьми: в магазине, в троллейбусе, на улице. Будьте всегда готовы ответить по-украински на вопрос «который час?», «как пройти?»

Найдите опытных украиноязычных собеседников, найдите круг украиноязычного общения. Говорите с украинцами, слушайте их язык — это первые люди, с кем вам будет говорить легко. И не бойтесь допускать ошибки. Они всё прекрасно понимают. Много кто из них когда-то тоже говорил по-русски, проходил через то же самое, что и вы, и помнит себя на вашем месте. Нечего стыдиться!

Остался наисложнейший и ответственный шаг — начинайте принципиально говорить по-украински с русскоязычными людьми».

Эта инструкция по погружению в украинский язык с полным отказом от собственной идентичности дополнялась следующими агрессивными высказываниями:

«Заранее подготовьтесь к ответам на многочисленные вопросы знакомых, почему это вы вдруг заговорили по-украински. Не бойтесь выглядеть ненормальным в их глазах. Люди часто называют сумасшедшими всех, кого не понимают, — им так легче. Не волнуйтесь. Вы в данном случае понимаете больше, чем они. Непонимание старых знакомых с головой компенсируется увлечением и уважением незнакомых людей и новых знакомых, которые будут в восторге от красоты вашего языка и стойкости позиции.

Вам говорили, что невежливо разговаривать с человеком по-украински, если он говорит с вами по-русски? Забудьте о вежливости. Украинский язык будет мертвым, если вы будете вежливыми со всеми».

Второй скандал произошел вокруг жалобы родителей киевской школы № 78 на использование русского языка в школе. Родители учеников сообщили журналисту «Радио Свобода» (иностранное СМИ, признанное иноагентом) о том, что в школе используют русский язык, и ребенок «чувствует себя иностранцем из-за притеснения по языковому принципу». Родители выражали недовольство тем, что учителя общаются с учениками на русском языке, «заставляют» отвечать по-русски на украиноязычных уроках, а также водят на русскоязычные спектакли во внеурочное время, проводят школьные праздники и концерты на русском языке: «Закон о языке и о школьном образовании читали. Его трудно подвести под все эти „проявления толерантности“. Но просто смотреть, что ребенок чувствует себя „не в своей тарелке“ в украинской школе в центре столицы Украины из-за того, что у него родной язык украинский — еще труднее».

На этот донос ответила председатель парламентского комитета по вопросам науки и образования Рады Лилия Гриневич: «Наша страна пережила очень драматические времена, и сейчас еще воюют люди и гибнут за независимость Украины. Для системы образования сейчас одна из ведущих задач — это формирование украинской идентичности, воспитание патриотизма к своей стране, и мы не можем допустить снова никаких расколов внутри страны, инспирированных извне российским агрессором. Если есть учителя, которые ведут антигосударственную политику, пожалуйста, предоставьте нам конкретные материалы». Таким образом, украинские власти уже не скрывают наличие репрессий по языковому принципу.

В апреле 2016 года вышеупомянутая Лилия Гриневич сменила Квита на посту министра образования и науки Украины. Вскоре команда нового министра образования приступила к окончательному «выкорчевыванию» русского языка из образовательного процесса.

27 сентября 2016 г. сотрудникам министерства науки и образования Украины запретили общаться на русском языке. В соответствующем приказе говорилось: «В ответ на нарекания относительно отдельных случаев общения на русском языке работников министерства образования и науки Украины во время выполнения служебных обязанностей был издан соответствующий приказ. Работники министерства должны обязательно использовать государственный язык во время выполнения своих должностных обязанностей (ст. 8 ЗУ „О государственной службе“)». Как пояснил заместитель министра Роман Греба, министерство издало приказ из-за якобы «участившихся жалоб от граждан на то, что чиновники не переходят на государственный язык».

В октябре 2016 года на официальном портале министерства образования и науки было опубликовано письмо с требованием к работникам образования: «В рабочее время в учебных учреждения с обучением на украинском языке научно-педагогическим работниками и прочим персоналом используется украинский язык, а в образовательных учреждениях с обучением на языках национальных меньшинств вместе с украинским языком также язык, на котором осуществляется учебно-воспитательный процесс в этом заведении». Таким образом, учителям теперь запрещают не только преподавать на русском языке, но и общаться на нем в рабочее время.

В конце 2016 — начале 2017 года украинские парламентарии зарегистрировали аж три законопроекта на «языковую» тему: № 5556 от 19.12.2016 «О языках на Украине», № 5670 от 19.01.2017 «О государственном языке» и № 5669 от того же числа «О функционировании украинского языка как государственного и порядке применения других языков в Украине». Во всех представленных на сайте Рады документах речь идет о навязывании использования украинского языка везде, где только можно. Два из них еще и устанавливают за нарушения штрафы до 700 минимальных окладов и другие наказания вплоть до тюремного заключения.

Законодательные инициативы по изгнанию русского языка из системы образования и не только — сопровождались соответствующей политической пропагандой. Риторика бандеровцев становилась всё более отвязной, а предлагаемые ими против русскоязычных меры — всё более откровенно фашистскими.

Изображение: (cc) ВО «Свобода»
Игорь Мирошниченко
Игорь Мирошниченко
МирошниченкоИгорь

Так, 22 мая 2017 года депутат Киевсовета от партии «Свобода» Игорь Мирошниченко заявил в эфире телеканала «112», что за использование русского языка в школах Украины учителей и учеников необходимо подвергать физическим наказаниям.

Ведущая спросила Мирошниченко: «Если зайти в обычную украинскую школу, то мы услышим, что все общаются на русском, в том числе и учителя, и воспитатели в детских садах. Что, нужно к кнуту возвращаться?»

Депутат ответил: «Иногда можно и к кнуту, потому что если в украиноязычной школе учителя позволяют себе разговаривать на русском языке, то они показывают плохой пример детям. Безусловно».

В июне 2017 года комитет по культуре и духовности Верховной рады, рассмотрев все три вышеуказанных языковых законопроекта, постановил «подготовить и внести в Верховную раду Украины доработанный… проект закона об обеспечении функционирования украинского языка как государственного, который сочетает альтернативные варианты отдельных положений» этих документов. Новый законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» зарегистрирован 09.06.2017 под номером 5670-д.

В новом варианте закона присутствуют и драконовские наказания, перекочевавшие из проектов-предшественников, и «языковые инспекторы», призванные следить за его соблюдением. Нарушение отдельных положений, по замыслу законодателей, влечет за собой уголовную ответственность, в том числе заключение сроком до трех лет.

Новым законопроектом предусматривается использование украинского языка в обязательном порядке абсолютно во всех сферах жизни. И если в школах и детских садах преподавание на языках национальных меньшинств еще как-то допускается, то выпускные экзамены сдавать можно только на украинском. А вся высшая школа должна перейти либо на «мову», либо… на языки Евросоюза. Видимо, эти языки «незалежности» не угрожают. Любые массовые мероприятия, концерты, фильмы и театральные постановки должны быть украинизированы. Если театральная постановка делается на другом языке, обязательно должен быть обеспечен синхронный перевод или субтитры.

Вмешивается закон и в бизнес, меняя способ регулирования этой сферы с принципа «спрос рождает предложение», которого, казалось бы, и должно придерживаться государство, стремящееся в Евросоюз, на принцип директивного управления. Так, издательства отныне обязаны издавать не менее половины своей продукции на украинском языке. А книжные магазины, в свою очередь, обязаны иметь в ассортименте также не менее половины изданий на государственном языке. Подобные требования выдвигаются и к теле‑ и радиовещанию: большую часть эфира должны занимать программы на государственном языке, при этом некоторые послабления даются английскому языку и «официальным языкам Евросоюза», вне зависимости от потребностей зрителей.

Ну и, наконец, любые попытки заговорить о возможном многоязычии в случае, если закон всё же примут, будут рассматриваться как действия, провоцирующие языковой раскол страны, межэтническое противостояние и вражду, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя.

Подумали авторы законопроекта и о наказаниях. Они предлагают приравнять «публичное унижение или игнорирование украинского языка» к надругательству «над государственными символами Украины» и карать за это штрафом. Остается вопрос, считать ли любой разговор на другом языке игнорированием украинского, или это требование нужно толковать как-то иначе. Наказывать предлагают и за применение в официальных документах «украинского языка с нарушением стандартов украинского языка», то есть если понимать формулировку буквально, — за грамматические ошибки.

Запланировано и создание специальной должности «языкового омбудсмена», уполномоченного следить за соблюдением стандартов употребления государственного языка в официальных документах, в культурной, научной, образовательной «и других сферах общественной жизни». Помогать омбудсмену должны «языковые инспекторы». Причем предусмотрена возможность проводить языковые инспекции «на основании жалобы», то есть доноса.

И хотя прямо в законе русский язык не выделяется, по факту требования направлены именно на вытеснение «мовы оккупантов». Которая, напомним, является наиболее удобным языком общения более чем для 80% населения.

Изображение: (cc) Vasyl Babych
Использование русского языка в быту на Украине в 2019 году
Использование русского языка в быту на Украине в 2019 году
году2019вУкраиненабытувязыкарусскогоИспользование

Пока что этот тоталитарный законопроект еще только обсуждается. Но тем временем уже принят ряд мер по искоренению русского языка.

Так, 20 апреля 2017 года Киевсовет обязал официантов и продавцов говорить только на украинском языке.

14 мая 2017 года вступило в силу подписанное премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом постановление об изъятии у предпринимателей и организаций всей печатной продукции, привезенной из России, будь то книги, газеты или брошюры.

А 23 мая 2017 года Рада приняла законопроект по увеличению квоты украинского языка на телевидении.

Таким образом, пока наши либералы ахают по поводу эпизодов запрета польского языка в Российской империи и сталинских доносов, на Украине уже запрещают русский язык в бытовом общении, изымают русские книги и доносят по полной программе. И, что характерно, — под аплодисменты всё тех же либералов…

19 июня 2017 года министр образования Лилия Гриневич заговорила о необходимости принятия нового закона «Об образовании». В статье, опубликованной на сайте «Украинская правда», Гриневич уточнила, что после окончания школы ученики должны обладать рядом компетенций. Первой и ключевой компетенцией министр назвала «свободное владение государственным языком». Не правда ли, забавно: постоянно говорится о том, что родным языком населения Украины является украинский, но при этом главной задачей украинской школы должно стать обучение «свободному владению украинским языком»?!

На самом деле уровень знания украинского языка на Украине действительно очень низкий. Так, в 2017 году при проведении Внешнего независимого оценивания (ВНО) — аналог российского ЕГЭ — из 229 958 участников максимальный результат по украинскому языку показали 0,002%. При этом процент показавших максимальный результат по математике, английскому языку и биологии — на порядок выше.

Итак, сегодня на Украине делается ставка на конструкт под названием «украинство». Это касается всего — и языка чуть ли не в первую очередь. Такая ставка предполагает отсечение на древе настоящей украинской исторической сложности тех общерусских, южнорусских и др. ветвей, без которых это древо существовать не может. Отсечение ветвей дополняется борьбой с общеславянским корнем, питающим древо. Ведь ясно, что этот корень постоянно будет черпать из истории и культуры то, что не соответствует украинству. Живое древо украинской языковой сложности превращается тем самым в безжизненное бревно, которым только и может быть любой конструкт, в какой бы области его ни создавали. Языка же, повторяю, это касается в первую очередь. Таким образом, под видом освобождения от русскости народу Украины навязывается конструкт, убивающий живую душу народа. Борьба с цветущей сложностью не создаст новую украинскую нацию — она обернется построением на месте этой нации некоей полумеханической-полузоологической псевдообщности. Хочется верить, что реальный украинский народ воспротивится такому убиению. И что живое возобладает над мертворожденным.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER