Александр Лукашенко все-таки умелый и хитрый политик, он часто старается играть на нескольких площадках, балансировать и оборачивать, где это можно, игру в свою пользу

У Лукашенко нет выбора, кроме сближения с Россией. Интервью

Орас Верне. Мазепа и волки. 1826
1826волки.иМазепаВерне.Орас
Орас Верне. Мазепа и волки. 1826

В Белоруссии продолжается политический кризис. Несмотря на то, что Александр Лукашенко 23 сентября уже официально вступил в должность президента республики на закрытой от СМИ инаугурации, несмотря на его попытки договориться с заключенными в СИЗО лидерами оппозиции, беглая оппозиционерка Светлана Тихановская продолжает из-за рубежа призывать своих сторонников к несанкционированным акциям протеста. Недавно она заявила, что перевыборы в Белоруссии должны пройти до конца 2020 года.

О методах борьбы Лукашенко со своими политическими противниками, главных целях президента, а также о планируемой конституционной реформе в республике рассказал юрист, политолог, кандидат юридических наук, преподаватель юридического факультета Финансового университета при правительстве РФ Игорь Семеновский корреспонденту ИА Красная Весна.

ИА Красная Весна: В начале октября состоялась встреча Лукашенко с лидерами оппозиции в СИЗО. Что это было: уступка Западу или попытка построить мост между оппозицией и властью?

— Александр Лукашенко все-таки умелый и хитрый политик, он часто старается играть на нескольких площадках, балансировать и оборачивать, где это можно, игру в свою пользу.

Длительную встречу в СИЗО с рядом оппозиционеров можно рассматривать и как повод присмотреться к позиции находящихся под следствием оппозиционеров, лично выслушать тех, кто имеет свою точку зрения в гражданском конфликте, и как способ извлечь из встречи личную политическую выгоду, предоставив возможность задержанным пойти на определенный компромисс. Здесь необходимо иметь в виду, что одной из тем беседы была конституционная реформа, а ее цель — гражданское примирение в Белоруссии. В этой связи важно, чтобы как можно большая часть умеренного политического крыла из оппозиционного лагеря приняла правила игры и в целом легитимизировала вновь как себя, так и фактически действующую власть.

К примеру, по отказу от участия во встрече Марии Колесниковой очевидно, что ее позиция является достаточно крайней и непримиримой. В политике такая позиция заведомо слабой стороны означает крест на ее дальнейших политических перспективах в существующих реалиях. С обратной стороны, мы видим, что двоим участникам встречи мера пресечения после ее проведения была изменена на менее жесткую — это потенциальный сигнал и для других оппозиционеров.

Что касается Запада, то для него уже нет разницы, есть подобные встречи или нет, его цель понятна — поставить нужных людей во власть и избавиться от Лукашенко. Никакие уступки, как и в случае с Виктором Януковичем, тут не помогут, т. к. решение принято. А вот для постройки хрупких мостов для налаживания общенационального диалога даже такая встреча с заключенными оппозиционерами, пусть и очевидно с позиции силы, может быть полезна.

ИА Красная Весна: Почему инаугурация президента Белоруссии прошла в таком закрытом формате?

— На мой взгляд, это было сделано, чтобы не вызвать широких акций протеста оппозиции, перекрытий проспектов, улиц, и других провокаций, чтобы не допустить ситуации «инаугурации на крови». В противном случае такая картинка могла бы стать поводом для ускорения жестких действий со стороны Запада: санкции, еще более деятельная поддержка оппозиции. Об инаугурации сообщили только в середине дня. Это как раз и вызвало спонтанные акции протеста, но они уже не имели серьезного масштаба и значения в этот день.

Сама инаугурация президента была отодвинута по времени от президентских выборов из-за развернувшегося политического кризиса. Власть старалась смотреть на реакцию общества, как будет идти обратная связь от граждан, особенно по протестной активности. В итоге, дальше уже оттягивать инаугурацию не было смысла, а лидеры оппозиции реальной угрозы уже не несли — кто за границей, кто за решеткой.

ИА Красная Весна: Лукашенко назвал день своей инаугурации днем победы в этом политическом кризисе. На Ваш взгляд, до победы еще далеко или уже ясно, что инициатива в руках Лукашенко?

— Я думаю, что с точки зрения противостояния Лукашенко и оппозиционной улицы, протест продолжает угасать, а президент обретает почву под ногами. Если мы посмотрим на процесс формирования нового кабинета министров, то видно, что это тоже было целью постепенного процесса стабилизации общественной обстановки, в итоге Лукашенко инициативу перехватил, в том числе и у улицы.

Далее он сам своих сторонников начал выводить на улицы, вновь признал Россию своим «старшим братом». Совместные военные учения, которые традиционно прошли в это время в Белоруссии, продемонстрировали объединение сил, и что Россия готова прикрыть тыльную сторону своего соседа. Получается, что постепенно, но существенным образом, повестка лидерства была перехвачена. Это политическая победа Лукашенко, которая в течение этого года узаконится фактически, несмотря на противодействие.

ИА Красная Весна: Этой осенью планировалось подписание между Россией и Белоруссией нового договора, новых соглашений. Это может стать толчком к протестным акциям?

— Здесь важен фактор не только фактического, но и политического признания или непризнания Лукашенко со стороны ряда зарубежных стран и внутри белорусского общества. То есть подписание каких-то новых договоров и легитимность Лукашенко ослабляются тем, что до сих пор не наступило его широкого всеобщего признания, со стороны западных стран де-юре оно и не наступит.

Во взаимодействии Белоруссии с той же Россией видны черты неопределенности. Даже после встречи глав государств в Сочи было понятно, что никаких новых соглашений политического характера подписано не будет. То есть наиболее вероятный сценарий — это фиксация позиций о необходимости поддержки, но не о новых этапах развития отношений между Россий и Белоруссией в рамках Союзного государства и ОДКБ.

По-прежнему будет действовать поддержка экономики Белоруссии Россией не только как крупнейшего инвестора, но и кредитора (Москва предоставит Минску новый кредит на $1,5 млрд), будет активизироваться взаимодействие на уровне профильных министерств и регионов. Но то, что касается политических соглашений — все это может быть сейчас воспринято в штыки со стороны определенной части белорусского общества, поэтому сейчас это точно будет отложено.

К настоящему же времени Союзный договор между двумя странами остается во многом декларативным документом в части реализации его целей по созданию единого экономического пространства, формированию единой правовой системы государства. Не созданы до конца предусмотренные им институты, ряд созданных действует пока что достаточно формально. И во многих моментах так.

Да, год назад главы правительств России и Белоруссии подписали программу экономической интеграции двух стран, но договорные положения — они пока что дремлющие, спящие. Чтобы их развивать, была проделана немалая работа за 2019 год между профильными министерствами и ведомствами.

Определенные шаги были выработаны, в том числе из последнего — это соглашение о взаимном признании виз, выданных для въезда иностранцев в наши страны. Но в вопросе глубокой экономической, институциональной и политической интеграции — создания единой налоговой, судебной системы, единого энергетического рынка, общей валюты — эти вопросы остались несогласованными.

Сейчас остаются возможности работать над согласованием этих и других позиций, но точно непублично. Я думаю, что вопрос политической интеграции Белоруссии и России на основе новых соглашений с учетом обстановки все-таки не будет решен к концу этого года. Скорее, это предмет развития взаимодействия в следующем и последующем годах, и во многом он будет зависеть от настроений в белорусском обществе, от работы по проведению конституционной реформы.

ИА Красная Весна: Устойчивость определяется не только поддержкой со стороны России и западных лидеров, но также и поддержкой внутри самой Белоруссии. Понятно, что сейчас он опирается в существенной степени на силовиков. Однако если посмотреть на численность протестных митингов, то создается впечатление, что сторонников у Лукашенко все равно меньше. Где его сторонники?

— Во-первых, на улицу выходит протестная часть. Это как раз те люди, которые чувствуют ущемление своих прав, поэтому они наиболее активны. Сторонники Лукашенко — это молчаливое большинство, которое, как правило, тяжело мобилизовать на какую-либо политическую активность, тем более, что уличная политика — это не их конек. Но тем не менее в конце августа — начале сентября они тоже вышли на улицу, и в том числе с их помощью ситуация начала стабилизироваться.

Во-вторых, сторонники Лукашенко во многом настроены на союзнические отношения между Россией и Белоруссией. Люди наверняка помнят период напряженных отношений между Россией и Белоруссией и возврата к нему не хотят. Поэтому молчаливое большинство сидит дома вплоть до критического момента.

Мы видим, что уличная активность постепенно угасает, даже несмотря на то, что она подогревается новыми внешними обстоятельствами и событиями. Как правило, это давление Прибалтики, Польши, США, теперь Украина еще подключилась. На власти Белоруссии также надавили через площадку Генеральной ассамблеи ООН.

Очевидно, что идет внешняя финансовая и информационная подпитка белорусской оппозиции. Сейчас к этому инструментарию добавились санкции ЕС, пусть пока и достаточно символические. Примечательно при этом, что Россия поддержала ответные санкции Белоруссии против ЕС, показательно, что МИД в обоснование этого решения указал на «союзнические договоренности двух стран».

Однако белорусское общество уже понимает, что ситуация стабилизируется, а с наступлением холодов выходить на массовые акции протеста станет сложнее. Наконец-то началась определенная работа с молодежью, в различных регионах Белоруссии — от Бреста и Гродно до Витебска и Гомеля — проходят мероприятия форума «Беларусь — это мы». В целом все идет к тому, что ситуация постепенно стабилизируется, а конституционная реформа в Белоруссии действительно должна будет поставить точку в этом политическом кризисе.

ИА Красная Весна: Получается, что меньшинство, которое сейчас выходит, лучше организовано. Из этого можно сделать вывод, что Лукашенко не имеет рычагов и ключей к своему большинству в виде какой-нибудь большой прогосударственной патриотической организации. В России, например, есть Общероссийский народный фронт, до этого было движение «Наши», «Молодая гвардия» и т. д. А у Лукашенко такой базы нет вообще. На Ваш взгляд, какие бы выводы ему из этого стоило сделать? И если создавать такую организацию, то на основе чего?

— Лукашенко, наверное, уже создавать ничего не будет, потому что он сам признал, что он пересидел. Избирательная кампания Лукашенко была пассивной, как и те коммуникационные, психологические и другие приемы воздействия, которые использовала его команда. Они были традиционными, то есть ничего нового он не предложил, даже с точки зрения агитации. Кроме того, Лукашенко не так много ездил по стране в предвыборный период. Созданная же в июле при Молодежном парламенте Белоруссии платформа «Движение Вперед» не успела набрать широкой популярности к критическому моменту, это нужно было делать заранее.

В свою очередь, оппозиция работала с теми слоями населения, которые являются наиболее политически активными — с молодежью, с конкретными активистами, блогерами, поэтому они добились определенных результатов. Те митинги, которые на выходных проходили в Минске еще полгода назад было невозможно себе представить. Оппозиция создала разветвленную оппозиционную организованную сеть — от западных городов, таких как Гродно и Брест, до востока и юга.

В технологическом плане власти Белоруссии проиграли изначально. Власти оказались не в состоянии предугадать и отследить еще до президентской кампании ту оппозиционную сеть, которая активно создавалась, поймать участников этой организованной структуры на манипулировании фактами.

В итоге это все вылилось в такие огромные протесты, к которому достаточно стихийно подключились люди, которые были просто рады, не зная за что и почему выходить на улицу, а лишь бы против.

Безусловно, патриотическая организация, которая бы объединила молодежных активистов, творческие и спортивные, военно-патриотические клубы, поисковые отряды, ветеранские организации и так далее, была бы сильной опорой не только для Лукашенко, но и для Белоруссии в целом. Причем это должна быть организация, которая во главу угла будет ставить гражданственность.

Кроме того, она не должна быть фиктивной, то есть просто иметь офисы в разных городах. Она должна быть деятельной, чтобы собрать вокруг себя как можно больше людей. В этом случае десятки тысяч людей не пошли бы плясать под чужую дудку известного телеграм-канала, сам автор которого не постеснялся в интервью сказать, что сидит в своем офисе за счет финансирования правительства Польши.

ИА Красная Весна: По поводу конституционной реформы. До выборов речь шла о том, что она закрепит власть Лукашенко. После выборов Лукашенко стал говорить, что будет деперсонализация власти, то есть, по сути, он признает, что следующим президентом будет не он. Как бы Вы могли прокомментировать его позицию по этому вопросу?

— Лукашенко еще до выборов говорил, что необходима передача власти на более низкий уровень — до губернаторов, председателей райисполкомов, но весной не было конкретики. Необходимо также перераспределение полномочий в стороны правительства и парламента. Сейчас Лукашенко наконец-то конкретизирует эти слова и говорит о передаче порядка 70 полномочий президента другим уровням власти.

Но все будет зависеть от того, как будет развиваться не только Белоруссия, но и Союзное государство, и будет ли Лукашенко занимать пост внутри страны или возглавит союзную организацию, один из ее институтов. Поэтому, по поводу деперсонализации, скорее всего, это будет делегация исполнительно-распорядительных полномочий на уровень правительства глав регионов, а нормативных — на уровень представительных органов.

ИА Красная Весна: Есть предположение, что Лукашенко согласился на деперсонализацию власти в обмен на помощь Москвы в урегулировании политического кризиса в Белоруссии. Насколько эта версия кажется Вам правдоподобной?

— Я думаю, что у Лукашенко просто здесь нет выбора. Потому что, если он выберет путь более тесного сближения с Россией — это будет очевидным решением, если Лукашенко хочет сохранить жизнеспособность Белоруссии, потому что Белоруссия тесно связана с Россией по части финансово-инвестиционной деятельности, торговых экспортно-импортных отношений, а также по многим другим направлениям.

Без этих отношений у Белоруссии нет шансов на относительно независимую политику и процветание. Если бы не Россия, он бы лишился своей экономической подпорки, тогда бы его дни были бы сочтены окончательно.

Мы можем вспомнить, что Россия сформировала специальный резерв внутренних войск для оказания помощи Белоруссии. Политически это прозвучало сильно, что несколько охладило пыл европейских политиков, которые оказывали финансовую и политическую подпитку белорусской оппозиции.

В тот момент, когда ситуация начала стабилизироваться, то есть через две–три недели, Россия и Белоруссия заявили, что этот резерв отводится от границы. То есть это был определенный политический сигнал Европе.

Мы подчеркнули, что Россия не даст развиться ситуации в Белоруссии по украинскому сценарию. Этим действием было подчеркнуто, что не надо переступать «красную линию» и откровенно вмешиваться во внутренние дела Белоруссии. А в случае вмешательства Россия будет готова постоять за себя и за Белоруссию.

Поэтому у политического руководства Белоруссии нет особого выбора. Лукашенко придется договариваться с Россией о более тесной интеграции, в том числе и политической. В свою очередь России также придется пойти на некоторые уступки белорусской стороне в этом процессе, потому что нам нужно защитить свои границы и этот процесс выгоден обеим странам.

ИА Красная Весна: Какие сейчас стоят задачи перед Белоруссией и Лукашенко, на Ваш взгляд?

— Главная внутриполитическая задача — это стабилизация общественной обстановки, недопущение провокаций с использованием силовых средств, что станет очередным поводом для внешнего давления.

Второе — необходимо организовать инклюзивное участие широких слоев белорусского общества в подготовке и проведении конституционной реформы в ближайшие год–два, в этот диалог нужно привлечь и часть оппозиции. Третье — поддержка финансово-экономической системы страны, развитие отношений с Россией должны стать залогом поддержания уровня жизни в белорусском обществе.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER