Когда повышали пенсионный возраст, то говорили только о будущей экономии для бюджета. Сейчас оказывается, что есть издержки, в том числе экономические. Так есть ли экономия?

Выгодная отмена пенсионной реформы

Ян Хавикс Стен. Больной старик. 1670-е гг.
1670-е гг.старик.БольнойСтен.ХавиксЯн
Ян Хавикс Стен. Больной старик. 1670-е гг.

В 2019 году и в первом квартале 2020 года были официально зафиксированы рекордно низкие уровни безработицы в истории современной России. Могло показаться, что после 2016 года безработных будет становиться всё меньше и меньше, и могут появиться совсем другие проблемы — где искать новых рабочих.

Такая ситуация оказалась временной. После начала пандемии коронавируса и ограничительных мер всё резко изменилось. Сейчас на рынке труда в России сложилась крайне тяжелая ситуация. Спрос на рабочую силу не восстанавливается после карантина и даже немного падает. Вот как по состоянию на август ее охарактеризовали экономисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: «Из-за роста заявок со стороны безработных беспрецедентно выросла напряженность на рынке труда».

Очевидно, что проблема занятости, помимо прямых социально-экономических последствий, может иметь серьезнейшие политические последствия, которые требуют отдельного обсуждения. Но сначала предлагаем рассмотреть экономику. Для этого зададимся вопросом: как эффективнее решить проблему нынешней (и возможной будущей) высокой безработицы?

Напомним, что во время первого периода «нерабочих дней» весной-летом 2020 года власти пытались «залить проблему деньгами». Тогда выдавались повышенные пособия по безработице, власти рекомендовали не увольнять работников и предлагали различные компенсации работодателям. Как мы понимаем, всё это были временные меры, которые тем не менее потребовали значительных бюджетных средств.

Однако временными дорогостоящими воздействиями невозможно исправить ситуацию, если в ее основе лежат постоянные факторы, негативно влияющие на рынок труда. Таким очевидным негативным фактором, созданным самими властями, стало новое пенсионное законодательство, возникшее два года назад. Главным итогом нововведения было повышение на 5 лет возраста выхода на пенсию.

Предлагаем посмотреть на пенсионную реформу под углом безработицы. В порядке условности будем называть тех, кому повысили пенсионный возраст, «новыми предпенсионерами». Как они повлияли на рынок труда?

Влияние «новых предпенсионеров» на рынок труда

Оставшиеся работать «новые предпенсионеры» в условиях увеличивающейся безработицы по факту заняли места, на которые могли претендовать более молодые специалисты. Из-за этого сразу усложнилось трудоустройство молодых людей, которым при этом необходимо создавать и кормить семьи, решать жилищные проблемы.

Те же «новые предпенсионеры», которые не смогли устроиться, или их сократили, — им тоже нужно на что-то жить, как-то дотянуть до пенсии. По сути, этим людям необходимо обеспечить хотя бы прожиточный минимум, который достаточно скуден. Но этих мер явно недостаточно, если всерьез говорить о заявлявшейся властями цели снизить число бедных. Получается, что в любом случае государство, не отправив людей на пенсию, соответственно, увеличило число бедных безработных.

Рассмотрим теперь, что стало бы, если бы государство прямо сейчас отменило пенсионную реформу. Для этого сравним затраты бюджетных средств для различных вариантов поддержки граждан. Начнем с небольшого анализа рынка труда.

Динамику спроса на рабочую силу грубо показывают данные Росстата по количеству занятых в экономике. Так, в августе 2019 года в экономике России было занято 72,5 млн человек, а в августе 2020 года количество занятых достигло 70,5 млн. То есть фактически стало работать на 2 млн человек меньше.

За это же время рабочая сила сократилась с 75,7 млн до 75,3 млн. То есть число людей, переставших трудиться по разным причинам, превысило на 0,4 млн человек число начавшей работать молодежи. В итоге число безработных выросло примерно на 1,6 млн человек.

Это показывает, что в стране так резко сократилось количество рабочих мест, что даже естественное сокращение рабочей силы не смогло это сбалансировать. В этих условиях «новые предпенсионеры» оказали прямое давление на рынок труда, поскольку число безработных пополнили либо они сами, либо те, чьи рабочие места они заняли.

Мнимая экономия от пенсионной реформы

Теперь оценим дополнительные затраты, которое бы государство понесло в 2020 году, если бы пенсионный возраст сохранился на старом уровне: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. Для этого оценим число людей, которые должны были выйти на пенсию в 2020 году, но не вышли по новым нормам или их выход был отложен.

21 января 2020 года действующий на тот момент глава Пенсионного фонда России (ПФР) Антон Дроздов заявил: «В 2020 году отложится выход на пенсию у 800 тысяч человек, но это нарастающим итогом — то есть с учетом тех, у кого сдвинулась пенсия в 2019 году». 3 марта Национальное рейтинговое агентство (НРА) предоставило свой расчет, из которого следовало, что число людей, которые не выйдут на пенсию в 2020 году, составит 500 тысяч человек.

Таким образом, будем считать, что оцениваемое количество находится в диапазоне от 500 до 800 тысяч человек. Сразу обратим внимание на большой разброс оценок, где верхнее значение более чем на 50% выше нижнего. Из-за отсутствия хороших данных статистики по возрастной разбивке населения России нам придется довольствоваться установленным диапазоном.

Предположим, что люди выходят на пенсию равномерно в течение года. Это означает, что кто-то выйдет в январе и будет получать пенсию весь год, а кто-то в конце года, и в этом году почти ничего не получит. Таким образом, в среднем все будут получать пенсию 6 месяцев.

Предположим, что средняя пенсия в 2020 году примерно соответствует уровню пенсии на середину года. Так, по данным Счетной палаты, пенсия по старости на 1 июля была равна 16 492 рублям.

Теперь у нас есть все данные для оценки эффекта от пенсионной реформы в 2020 году. Для нижнего значения диапазона, когда не выходят на пенсию 500 тысяч человек, экономия составляет: 500 000 человек * 6 месяцев * 16 492 рубля = 49,5 млрд. Этот результат практически совпадает с оценкой НРА — 50 млрд рублей. Если же на пенсию не выйдут 800 тысяч человек, то эффект уже составит 79,2 млрд рублей. Таким образом, если бы пенсионный возраст в 2020 году остался прежним, то бюджет бы дополнительно заплатил от 49,5 до 79,2 млрд рублей.

Отметим, что не все пенсионеры, получив пенсию, перестали бы работать. Практика показывает, что часть людей не готова резко снижать качество жизни и жить только на пенсию, которая значительно ниже средней заработной платы. Соответственно, они продолжают работать.

Так, в конце 2019 года доля работающих пенсионеров старше трудоспособного возраста составляла 9,6%. Консервативно предположим, что наибольшее число таких людей трудится именно в первые годы после выхода на пенсию. Будем считать, что в первый год их вдвое больше, чем среднее количество — предположительно, 20%.

Таким образом, диапазон продолжающих работать в 2020 году составит от 100 до 160 тысяч человек, а число вышедших на пенсию составит 400–640 тысяч. Это означает, что в 2020 году безработица бы снизилась с 6,4% (данные Росстата на август) до 5,5–5,8%. Это бы заметно снизило социальное напряжение.

Теперь поймем, сколько государство сэкономило бы в 2020 году в случае возврата к прежнему пенсионному возрасту. То есть когда люди вышли бы на пенсию вместо того, чтобы пополнить число безработных. Так, если государство оказывает поддержку безработным, то оно должно либо платить пособия по безработице, либо выплаты на уровне прожиточного минимума или МРОТ, либо платить средние зарплаты, либо же вдобавок к зарплатам еще и тратиться на создание новых рабочих мест.

При отмене пенсионной реформы также не пришлось бы тратиться на сомнительные по эффективности программы переквалификации предпенсионеров в условиях сжимающегося рынка труда.

Оценим затраты государства на 400–640 тысяч «новых предпенсионеров», которые бы прекратили работать в случае отмены реформы. Общая формула для всех расчетов такова: число «новых предпенсионеров» * 6 месяцев * размер выплаты.

Тем, кто потерял работу за время пандемии, правительство выплачивает максимальное пособие по безработице, равное МРОТ и составляющее с 1 января 2020 года 12 130 рублей. В этом случае общие расходы составят 29,1–46,6 млрд рублей, если данная мера будет действовать в течение всего года. Близкий диапазон получается для варианта выплат безработным на уровне прожиточного минимума (12,4 тыс. руб. на 2-й квартал 2020 года), а именно от 29,8 до 47,6 млрд рублей.

В случае выплат на уровне средней зарплаты расходы существенно возрастают. Согласно Росстату, в июле средняя заработная плата по России составила 50 145 рублей. Выплаты в этом случае составят 120,3–192,6 млрд рублей.

На порядки большие затраты ожидают государство при варианте создания новых рабочих мест. 13 октября 2020 года первый заместитель председателя правительства РФ Андрей Белоусов заявил, что реализация проектов на 850 млрд рублей позволит создать 35 тысяч новых рабочих мест. Таким образом, создание нового рабочего места обойдется в 24,3 млн рублей. Если всех «новых предпенсионеров» обеспечить такими новыми рабочими местами, то на это потребуется 9,7–15,5 трлн рублей, и это без учета зарплат.

Таким образом, при отмене пенсионной реформы в 2020 году дополнительные затраты составили бы примерно от 50 до 79 млрд рублей. При этом экономия из-за отсутствия необходимости выплат безработным на уровне МРОТ составляет 29–48 млрд рублей. Если же человеку возмещать среднюю заработную плату, то на это уйдет 120–193 млрд рублей, а на создание новых рабочих мест потребуется астрономическая сумма в 9,7–15,5 трлн рублей.

Стоит также напомнить, что в случае отмены пенсионной реформы нет необходимости тратить 5 млрд на программы по переобучению «новых предпенсионеров». Целесообразность таких программ крайне сомнительна, особенно в текущей ситуации. При этом по плану она будет охватывать всего 75 тысяч человек ежегодно. Т.е. если нужно переобучить всех 400–640 тысяч неработающих «новых предпенсионеров» в 2020 году, то на это понадобилось бы 27–43 млрд рублей. Отметим, что это очень грубое и небезусловное предположение, но оно дает понимание порядка суммы необходимой помощи в случае, если государство идет по пути помощи всем «новым предпенсионерам».

Так как переобучать имеет смысл тех, кто не работает, то можно считать, что эта мера потребуется только в вариантах выплат пособий. Таким образом экономия в случаях выплаты пособий (на уровне МРОТ либо на уровне прожиточного минимума) из-за отмены программ переобучения увеличивается до 56–91 млрд рублей, а это уже больше, чем затраты на пенсионные выплаты.

Получается, что вариант возврата к прежнему пенсионному возрасту с экономической точки зрения как минимум сопоставим с вариантами обеспечения безработных и значительно выгоднее вариантов, при которых государство берет на себя обязательства по выплате средней заработной платы или по созданию новых рабочих мест.

Социально-политические приобретения от отказа от пенсионной реформы

При возврате к старому пенсионному возрасту собственно экономическая составляющая — это лишь вершина айсберга. Кратко перечислим главные из других приобретений государства, имеющих сегодня особую актуальность.

Во-первых, уменьшилось бы на 400–640 тысяч число безработных, и уровень безработицы снизился бы с 6,4% до 5,5–5,8%.

Во-вторых, «новые предпенсионеры» имели бы возможность спокойно уйти на пенсию и помогать своим детям, например, с присмотром за внуками. Отметим, что вопрос становится критическим в нынешних условиях пандемии, когда детей временно переводят на «дистанционку», а родители при этом вынуждены работать. Опять же, в этом случае оказывается поддержка именно тем возрастным группам, которые наиболее уязвимы для вируса.

В-третьих, ослабилось бы давление на рынок труда, и больше молодежи смогли бы найти работу. Это стратегически важно для страны. Мы видим по мировому опыту, что молодежь, остающаяся без работы, очень быстро разучивается работать вообще и либо уходит в криминал, либо оказывается «вечной обузой» для общества.

В-четвертых, отмена пенсионной реформы показала бы, что заявленные в Конституции социальные гарантии — не фикция. И это добавило бы широким массам веры в справедливость государства и власти.

В-пятых, возврат к прежнему пенсионному возрасту придаст людям уверенности в завтрашнем дне и будет очевидно работать на решение демографической проблемы, которую президент России Владимир Путин неоднократно выделял в качестве ключевой.

И наконец, отмена пенсионной реформы, которую сегодня можно осуществить только в совокупности с рядом других мер социальной направленности, позволит государству избежать стремительного роста социальной напряженности. Мы видим, что эта напряженность постоянно нарастает и, очевидно, продолжит нарастать в нынешний турбулентный период.

Факторы такого нарастания — это и нынешние эпидемические угрозы (не объясненные внятно гражданам, а значит особенно изнуряющие), и связанные с ними необходимые, а также избыточные ответные меры властей. Это и нарастающее санкционное давление, которое показывает, что Россия, как ни крути, во многих сферах и по многим направлениям страшно далека от самодостаточности. Это и другие факторы внешнеполитического характера, противостоять которым можно только за счет высокой социальной и идейной сплоченности граждан и, главное, их высокого доверия к государству и власти.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER