31
авг
2021
  1. Мироустроительная война
  2. Афганский узел
Наталья Севрюкова / ИА Красная Весна /
Распространение экстремистской идеологии из Афганистана, как считают британские аналитики, наиболее вероятно в Киргизии, Таджикистане и особенно Узбекистане

Афганистан создает новую реальность для Средней Азии — Chatham House

Джон Кольер. Братство (фрагмент). 1900
Джон Кольер. Братство (фрагмент). 1900
Джон Кольер. Братство (фрагмент). 1900

Заявления по поводу того, что хаос, который заклубился в Афганистане, может перекинуться в государства Средней Азии, высказывается уже не только в России, но и по обе стороны океана. И если Россия, проявляя беспокойство, наращивает сотрудничество с бывшими советскими республиками в Средней Азии, то на Западе флегматично наблюдают, оценивая степень нагрева в приграничных с Афганистаном государствах.

Некоторые аналитические структуры, вроде центра Джорджа Фридмана, бывшего основателя и руководителя разведывательно-аналитической компании «Stratfor», прямо задаются вопросом, а не пришло ли время пробуждения Узбекистана. Именно Узбекистан называют наиболее уязвимой точкой и британские аналитики, говоря о рисках продвижения исламистской идеологии из забурлившего афганского котла.

ИА Красная Весна предлагает перевод статьи «Афганистан создает новую реальность для Средней Азии», опубликованной 27 августа на сайте Королевского института международных отношений (Chatham House).

Афганистан создает новую реальность для Средней Азии

В отличие от Запада, государства Центральной Азии готовились к возвращению талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в соседний Афганистан в течение нескольких лет, выстраивая свои дипломатические отношения и укрепляя внутреннюю безопасность, но эта смена власти ставит перед ними огромные вызовы.

Неопределенность ситуации в Афганистане и то, сможет ли «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) соблюсти данные Москве гарантии безопасности по предотвращению экспорта экстремизма, вызывает беспокойство, но Россия также использует импульс и позор ухода США, чтобы усилить свое влияние в сфере безопасности в регионе, хочет того регион или нет.

Правительства стран Центральной Азии должны осторожно действовать и контактировать с обеими сторонами, поскольку, несмотря на то, что Россия и даже США преувеличивают риски безопасности за последние 20 лет, риски для Центральной Азии, безусловно, реальны.

Кризис в Афганистане делает широкие слои населения уязвимыми перед более экстремистскими формами ислама, а джихадистская идеология «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) может вдохновить внутренние исламистские группы на более активную деятельность в регионе, как это было в 1990-х годах, когда пропаганда афганских моджахедов быстро распространилась в Центральной Азии.

Серьезная угроза региональной безопасности

Территория Афганистана стала эпицентром деятельности международных террористических и религиозно-экстремистских организаций, таких как Исламское движение Восточного Туркестана (организация, деятельность которой запрещена в РФ), представляющих серьезную угрозу безопасности и стабильности стран региона. Пока страны региона пытались подавить негосударственные религиозные движения, их собственная внутренняя ситуация становилась все более нестабильной, поскольку эти движения уходили в подполье и становились более политизированными.

Поскольку отсутствует буфер в виде Северного альянса, военного союза повстанческих группировок, действовавших вдоль границ после последнего прихода к власти в Афганистане «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), воинствующий ислам в Афганистане представляет большую опасность для стран Центральной Азии.

Своей недавней победой и расширением «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) частично обязан тому, что обездоленные этнические меньшинства, включая таджиков и узбеков, в Афганистане присоединились к его борьбе. А правительство Ашрафа Гани пало по причинам, которые не дают спать по ночам правительствам нескольких центральноазиатских стран, — отсутствие легитимности, распространение коррупции, рост религиозности и бесправие населения.

В Киргизии, Таджикистане и Узбекистане поколение молодых людей, столкнувшихся с отсутствием возможностей и повсеместной коррупцией, ставит под сомнение правление своих правительств — особенно в Узбекистане, который получил больше религиозной свободы при президенте Шавкате Мирзиёеве.

Среди этой части населения растет поддержка как сильного правления Владимира Путина, так и «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), поэтому, если экстремистские элементы проникнут внутрь, они найдут благодатную почву.

Но общий ответ Центральной Азии на «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сложен, поскольку этот регион далеко не однороден в своих взглядах. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон не взаимодействовал с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и предупреждает, что Душанбе не признает новое правительство в Кабуле, если оно будет подрывать интересы этнических таджиков и других этнических меньшинств в Афганистане.

Тем временем, представители «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заверили официальных лиц Туркмении, что трубопровод, соединяющий Туркмению, Афганистан, Пакистан и Индию, будет завершен, хотя на самом деле это маловероятно.

После прихода к власти в 2016 году президента Шавката Мирзиёева Узбекистан осторожно лавирует, придерживаясь согласованных дипломатических и коммерческих целей. Для развития новых экономических и торговых возможностей и получения более коротких выходов к морю он расширил торгово-экономическое сотрудничество с Афганистаном.

Казахстан, который не имеет общей границы с Афганистаном, остается верным своей легендарной многовекторной внешней политике, проводя встречи с высокопоставленными представителями правительства России для выработки согласованных мер реагирования, а также размещая у себя временные офисы ООН, которые раньше располагались в Афганистане. А Туркмения, стоящая на коленях в экономическом плане, требует от России и Китая помощи в обеспечении области безопасности на своей пустынной границе с Афганистаном протяженностью 700 километров.

Растущая зависимость от России

Такое расхождение в ответах стран Центральной Азии только вынуждает их еще больше полагаться на Россию, возглавляемую Россией Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Китай. Не являясь членом ОДКБ, Узбекистан участвует в Совете коллективной безопасности ОДКБ и может присоединиться к нему в случае значительного ухудшения ситуации с региональной безопасностью.

Будучи главным гарантом безопасности Центральной Азии с советских времен, Россия традиционно преувеличивает угрозу безопасности, чтобы усилить свое присутствие и инфраструктуру безопасности на территории своих южных соседей. Теперь она снова разминает военные мускулы и наращивает присутствие в регионе за счет увеличения числа военных учений.

Но даже военная мощь России вряд ли сможет сдержать непредсказуемую и асимметричную войну со стороны экстремистских групп, притом что более глубокое военное вмешательство в регион создает риски, учитывая конфликт России с исламским экстремизмом на Северном Кавказе и возможные угрозы безопасности сообществ мигрантов из Центральной Азии.

Уходя из Афганистана, США создали вакуум, который два их основных соперника, Китай и особенно Россия, с радостью заполнят там, где это возможно.

Принимая во внимание, что эти две страны уже непрозрачно вовлечены в вопросы безопасности в регионе и торговлю наркотиками, Соединенным Штатам станет сложнее повторно входить в регион и оказывать точечную помощь, особенно с учетом того, что Россия прилагает все усилия, чтобы не допустить США в Центральную Азию.

Вызовы безопасности, с которыми сталкиваются страны Центральной Азии, подчеркиваются отказом Туркмении и Узбекистана разрешить прием беженцев на постоянной основе из-за опасений, что среди них могут оказаться воинствующие экстремисты.

Правительства должны аккуратно взаимодействовать со своим недавно возродившимся южным соседом, чтобы гарантировать выполнение обещаний по сдерживанию распространения неконтролируемого оружия, экспорта экстремизма, роста незаконного оборота наркотиков и террористических угроз.

Это, однако, означает признание «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — в настоящее время официально запрещенного террористического движения в регионе — после того, как оно сформирует правительство, и остается неясным, сможет ли «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сделать это, включая представителей многих различных этнических групп и политических сил региона.

Несмотря на это, «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет бороться за более широкое международное признание, что будет и дальше препятствовать восстановлению афганского банковского сектора, номинированного в долларах США, от которого во многом зависит региональная торговля в Центральной Азии.

Государства Центральной Азии могут опасаться «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и его влияния в своих странах, но из-за их близости к Афганистану они должны попытаться найти способ сотрудничества с ним, какую бы форму оно ни принимало, и с Россией.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER