Мексика хотела бы отношений хотя бы как между старшим и младшим братьями, но США устраивают лишь отношения слуги и господина

Возмутительный суверенитет. Как меняются отношения США и Мексики при Байдене?

Киноцитата из фильма
Киноцитата из фильма «Да здравствует Мексика!» С. Эйзенштейна и Г.Александрова. 1931, СССР
Киноцитата из фильма «Да здравствует Мексика!» С. Эйзенштейна и Г.Александрова. 1931, СССР

С момента, когда у власти в США «официально» утвердилась команда демократа Джо Байдена, прошло менее полугода. За этот период в отношениях между соседями — Мексикой и США — не случилось каких-то острых экстраординарных событий, которые бы явно обозначили какой-либо новый тренд в отношениях этих стран.

Но важное видно в мелочах. Сравнительно некрупных событий за эти пять месяцев произошло много, и по ним, представляется, уже можно понять кое-что о складывающемся характере отношений. Что это за события?

Политика

6 июня в Мексике прошел единый день голосования. Главное, что решалось на данных выборах, — кто станет губернатором в половине штатов страны, и как распределятся места в парламенте. Несмотря на то, что это не президентские выборы — таковые будут в Мексике лишь в 2024 году, — наблюдалось серьезное как информационное, так и прочее влияние извне. Так, 27 мая международный либеральный журнал The Economist поместил на обложке очередного выпуска коллаж с президентом Мексики и заголовок «Фальшивый Мессия Мексики».

Статья в данном номере призывала мексиканцев «обуздать жаждущего власти мексиканского президента», который именовался «опасностью для демократии».

Напомним, на повестке были не президентские выборы, а выборы в парламент! Журнал предупреждал, что если правящей партии Морена удастся сохранить большинство в Конгрессе, хотя бы с помощью союзников, то это продлит на три года «ущерб», наносимый стране и демократии.

3 июня газета The Washington Post назвала предвыборную кампанию в Мексике «одной из самых жестоких в наше время» и ареной борьбы организованных преступных организаций за расширение контроля над мексиканской территорией. Речь шла об убийстве в Мексике за несколько месяцев до выборов десятков политиков разного уровня. При этом подчеркивалось, что именно президент страны не смог преодолеть преступность.

Но главным и наиболее очевидным предвыборным событием стало следующее. 7 мая президент Мексики заявил, что МИД страны направил США дипломатическую ноту с требованием объяснения причин финансирования мексиканского оппозиционного движения «Мексиканцы против коррупции и безнаказанности».

При этом власти Мексики располагали данными, что финансирование идет прямо через американское посольство. Такое поведение было названо интервенционизмом. В ответ — тишина.

Финансирование США движения, усиленно критикующего власти страны, продолжалось. В конце мая последовали очередные призывы к США ответить, что всё-таки происходит? Ответа опять не последовало, и его нет до сих пор.

Отсюда уже хорошо видно, что США не нравится нынешняя мексиканская власть и, главным образом, ее лидер — президент Андрес Мануэль Лопес Обрадор. При этом отношения не заладились, видимо, с самого начала, когда мексиканский лидер не поздравил Байдена с президентством, когда уже все СМИ протрубили о его победе и многие зарубежные политики поздравили.

7 ноября 2020 года Лопес Обрадор объяснил, что уважает самоопределение народа и потому до официального окончания выборов и официального объявления итогов не может поздравлять того или иного кандидата. Байдена, как видно, это задело. Тогда он произнес членам своей команды: «Я понимаю, что Владимир Путин, Жаир Болсонару и Ким Чен Ын пока не хотят поздравлять меня, так как они так похожи на Трампа, но… почему не захотел поздравить мексиканский лидер Андрес Мануэль Лопес Обрадор?»

Фактически Байден сказал, что все, кто хотят дружбы, — должны поздравлять сразу. Тогда же некоторые круги в Мексике, привыкшие кланяться США, сильно перепугались и заговорили про грядущие «ледяные годы» отношений.

Вернемся к выборам в Мексике. В США понимают, что убрать строптивого мексиканского лидера едва ли удастся, а вот ослабить его возможности в стране — вполне можно. И их расчет оказался верен. Главным итогом выборов оказалось ослабление позиций партии Морена в парламенте до того, что теперь она вместе с союзниками лишилась квалифицированного большинства, что не позволяет проводить конституционные изменения.

Суверенитет

Но чем так нехорош для США нынешний мексиканский лидер? Представляется, что причина здесь одна: он пытается ставить себя и свою страну не в то положение, в котором этого хотят США. В политическом измерении это проявляется в стремлении общаться на равных, в нежелании кланяться и унижаться. А в практическом — что напрямую следует из первого — в стремлении добиться суверенитета Мексики во всех сферах жизни, и в первую очередь — в экономике.

При этом вряд ли власти Мексики не понимают, что отношения всё равно не могут быть совсем на равных. Но если они хотели бы, чтобы это были отношения старшего и младшего братьев, то США устроят лишь отношения слуги и господина.

Недаром президент страны непрерывно твердит о суверенитете. Так, в конце апреля он заявил о необходимости обеспечения страны собственными удобрениями. В 2020 году он издал указ о поэтапном отказе от ГМО-кукурузы, которую Мексика завозит из США в объеме около 16 миллионов тонн ежегодно.

А когда в конце мая США понизили рейтинг авиационной безопасности Мексики и вызвали огромный страх бизнеса от возможного падения международного туризма, лидер Мексики заявил, что надо развивать внутренние авиаперевозки. Неслыханная наглость, не правда ли?

Энергетика

Начавшееся разногласие между Мексикой и США в сфере поставок продовольствия — тема масштабная и крайне важная, которая заслуживает отдельного рассмотрения. Но еще более важной темой представляется заявленный властями Мексики курс на достижение энергетического суверенитета.

Власти Мексики заявляют о стремлении укрепить национальные государственные компании в сфере генерации электроэнергии и ограничить частные, прежде всего зарубежные, инвестиции в энергетику. Мексиканская сторона говорит о неприемлемости нынешней ситуации, когда иностранные компании, по сути, контролируют тарифы на электроэнергию для мексиканских граждан.

В США неоднократно давали понять, что такой суверенитет Мексики им не нужен. Так, в минфине США утверждают, что поддержка правительством Мексики госкомпаний в сфере энергетики лишит подпитки другие направления и не позволит поддерживать в должной мере социальную сферу и добиться восстановления экономики.

В Банке Америки крайне возмутились поведением Мексики, заявив в марте, что осуществляемая реформа — это косвенная экспроприация активов, наносящая прямой вред инвесторам. Тогда же банкиры пообещали противостоять реформе в судах.

На деле в Мексике сейчас так и происходит: судьи в Мексике блокируют реформу, мотивируя блокаду тем, что реформа противоречит конституции страны, устанавливает госмонополию. На это президент страны резонно заявляет, что судьи защищают не национальные интересы, а интересы зарубежных инвесторов и частных лиц.

Не менее еретичны и намерения Мексики в топливной сфере. Так, Лопес Обрадор неоднократно заявлял, что Мексика прекратит экспортировать сырую нефть и добьется самообеспечения в производстве бензина и авиакеросина. Ясно, что такие заявления не могут понравиться США, которые поставляют в Мексику моторное топливо разных видов. Но и прямой конфронтации США стараются избежать и ведут игру. Что это за игра и каковы ставки и действия сторон — тема следующей статьи.

В итоге

Мы видим, что между США и Мексикой возникли и усиливаются масштабные разногласия. Эти проблемные вопросы открыто сторонами не обсуждаются. Обсуждаются лишь вопросы, по которым критических противоречий нет. Например, проблема незаконной миграции, которая обсуждалась во время недавнего приезда Камалы Харрис в Мексику.

А по главным вопросам действия совершаются как бы в тишине. В итоге, как представляется, в эпоху Байдена США и Мексика всё больше входят в ситуацию скрытого взаимного раздражения, которое будет только усиливаться.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»