logo
Статья
/ Алексей Кулаев
Решается судьба Триполи, а заодно и судьба западной политики в Северной Африке.  Хрупкий баланс двоевластия, который кое-как сформировался после агрессии стран Запада против Ливии, стал рушиться, когда началось наступление на Триполи сил, верных маршалу и командующему вооруженными силами Ливийской национальной армии Халифе Хафтару

Разрубит ли Хафтар ливийский узел — или затянет его еще сильнее?

Халифа ХафтарХалифа Хафтар
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

До последнего времени расклад сил в Ливии выглядел так: на востоке, в Тобруке, находился избранный парламент и поддерживающий его командующий армией Халифа Хафтар, который боролся с боевиками радикальных исламистских группировок; на западе, в Триполи, находилось так называемое Правительство национального согласия (ПНС), сформированное и поддерживаемое Западом, но не имеющее серьезного влияния в Ливии.

Причем, избранный парламент в Тобруке раз за разом отказывает премьер-министру Фаизу Сараджу в вопросе формирования прозападного правительства, в которое с большой долей вероятности вошли бы представители радикальных исламистских группировок.

При этом экспертами и наблюдателями неоднократно указывалось на то, что ситуация, когда один центр имеет международное (западное) признание, но не имеет силы и контролирует лишь небольшую часть страны, а второй центр имеет силу и контролирует большую часть Ливии, но не имеет западного признания, не может быть устойчивой. Глядя на эту картину, трудно не вспомнить о положении дел на Украине, явно имеющем сходство с ливийской ситуацией.

Хроника событий

31 марта Хафтар объявил о разрешении многолетнего кризиса в стране в течение ближайших двух недель. С таким заявлением контролирующий большую часть Ливии военный выступил на молодежном форуме в Бенгази. «В ближайшие две недели Ливия станет свидетелем разрешения нынешнего кризиса путем формирования правительства национального единства», — заявил он.

Необходимо отметить, что действия Хафтара начались незадолго до планируемой общеливийской конференции в Гадамесе, которую анонсировала ООН и которая должна пройти с 14 по 16 апреля. На этой конференции, по мнению ООН, должна была быть утверждена «дорожная карта» будущего примирения в Ливии.

4 апреля командующий войсками Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар отдал приказ о наступлении на Триполи. Главнокомандующий вооруженными силами восточного правительства Ливии заявил, что пришло время выбить землю из-под ног угнетателей и войти в столицу, занятую «террористами». Он пообещал безопасность всем, кто сложит оружие и прекратит боевые действия.

По сообщению информационного канала Al Ghad, с началом наступления заседающие в Триполи министры ПНС Фаиза Сараджа и члены Президентского совета покинули город и направились в Тунис.

Продвигающиеся на запад войска Хафтара без боя захватили населенные пункты Сурман, Сабрат и Гарьян, не встретив на пути существенного сопротивления. Подконтрольные Правительству народного согласия вооруженные силы оставили также промышленный центр Эль-Хира и стратегически важный плацдарм Эль-Азазия. Эксперты предполагают, что подобные сдачи населенных пунктов без боя свидетельствуют о договорном характере произошедшего.

Однако по мере приближения к Триполи сопротивление начало расти. Армия Хафтара двигалась к столице по нескольким направлениям. Французское издание Le Figaro 5 апреля сообщило, что контрольно-пропускной пункт, ранее занятый без боя Ливийской национальной армией Хафтара, вновь перешел под контроль милиции Правительства национального согласия после небольшого столкновения.

Одной из громких точек противостояния стал международный аэропорт Триполи, который 5 апреля, по сообщению в СМИ, был захвачен силами Ливийской национальной армии маршала Хафтара, в то время как в окрестностях Триполи шли бои между силами ЛНА и отрядами ПНС.

Также 5 апреля стало известно, что прилегающий к Триполи район Эс-Свани был захвачен войсками маршала Хафтара. Сразу после входа солдат ЛНА в Эс-Свани ими была задержана группа террористов, бежавших из Бенгази.

6 апреля стало известно, что ВВС правительства нанесли авиационные удары по войскам ЛНА в районе населенных пунктов Гарьян и Мизда в 80 и 130 км к югу от Триполи, а сами войска Хафтара уже находятся на расстоянии 10 километров от центра Триполи.

В этот же день МИД РФ сообщил о телефонных переговорах Хафтара с российскими дипломатами, которые прошли накануне, 5 апреля. Инициатором разговора была ливийская сторона, с российской стороны в нем участвовал спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел М. Л. Богданов.

Темой разговора стали активные действия последних дней ЛНА в Ливии. Хафтар подчеркнул, что ЛНА активизировала борьбу с террористическими группировками, представляющими опасность стабильности.

Стоит отметить, что российское руководство поддерживает ровные отношения с обеими сторонами ливийского конфликта, что доказывают неоднократные визиты представителей конфликтующих сторон в Москву.

7 апреля, во время брифинга, генерал ЛНА Ахмед аль-Мисмари разъяснил позицию национальной армии. По его словам, атаку на Триполи предприняли семь подразделений. Он добавил, что ЛНА днем отбила контрнаступление террористов, а в данный момент взяла под контроль район Халля-эль-Фурджан. Военный отметил, что днем ранее ЛНА удалось сначала успешно справиться с атакой группировок, выступающих на стороне прозападного Правительства национального согласия, а затем при поддержке авиации зачистить одно из направлений наступления на Триполи со стороны бывшего столичного аэродрома.

Также аль-Мисмари подчеркнул, что личный состав противостоящих ЛНА боевых группировок, лояльных прозападному ливийскому премьеру Фаизу Сараджу, представляет собой коалицию террористов из «Аль-Каиды»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Братьев-мусульман»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Генерал ЛНА также отметил, что сторонники Халифа Хафтара выступают за разрешение политического кризиса в Ливии за столом переговоров, в частности, на запланированном на 14–16 апреля саммите в Гадамесе.

Позже стало известно, что, несмотря на усилия генерального секретаря ООН Антонио Гутерриша, находящегося с миссией примирения в Ливии, войска командующего Ливийской национальной армии продолжают идти на Триполи. Телеканал Al Jazeera сообщил, что целью штурма является правительственный квартал.

8 апреля в СМИ поступала информация о продолжающихся кровопролитных боях между ЛНА и ПНС в агломерации Триполи. По сообщению представителя скорой помощи Триполи Усама Али, воюющие стороны не обеспечили даже двухчасового перемирия для эвакуации раненых. Прекращения огня требовала миссия ООН в Триполи, но эти призывы, по словам медика, не были услышаны. В ходе последних боевых действий погибло 20 человек, несколько десятков пострадало.

В этот же день силами ЛНА был атакован военный аэропорт Митига в Триполи, который использовался как гражданский после уничтожения основного аэропорта страны в 2014 году. Все полеты в международном аэропорту Митига в Триполи после атаки были приостановлены. Согласно данным источника, в воздушном порту эвакуированы пассажиры и прекращены прием и отправка воздушных рейсов. Однако в результате обстрела нет жертв, и не пострадал ни один самолет. Позже аэропорт продолжил работу. В качестве причины атаки ЛНА назвало использование ПНС инфраструктуры аэропорта в военных целях. Атаку уже осудил спецпредставитель генсека ООН в Ливии Гасан Саламе, назвав ее грубым нарушением международного права. Позднее Катар призвал к международному расследованию удара по аэропорту.

На фоне наступления ЛНА на Триполи 9 апреля стало известно, что Президентский совет Ливии приказал военной прокуратуре выдать ордер на арест Хафтара и всех остальных участников нападения на Триполи. Приказ был отдан председателем совета, премьер-министром Фаизом Мустафой аль-Сараджем.

Боевые действия в Триполи привели к тому, что общенациональную конференцию по примирению, запланированную на 14–16 апреля в Гадамесе, перенесли на более поздний срок. Об этом заявил во вторник специальный представитель генерального секретаря ООН в Ливии Гасан Саламе.

Международная реакция

Наступление маршала Хафтара на Триполи вызвало различную, но достаточно сдержанную реакцию в мире.

Соседи Ливии готовятся к худшему и укрепляют границы: Египет уже длительное время держит на границах с Ливией бронетанковые части, Тунис задействовал военных и МВД в создании зоны безопасности на ливийской границе, а Чад еще в начале марта закрыл границу с Ливией.

Россия заявляет о необходимости мирного урегулирования конфликта в Ливии. По данным Deutsche Welle, при попытке западных стран в Совбезе ООН переложить всю ответственность за происходящее на командующего Халифу Хафтара Россия заблокировала принятие данной резолюции и предложила вести речь в резолюции обо всех сторонах конфликта, но данный вариант не поддержали страны Запада. Помимо этого, глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью напомнил, что именно вмешательство НАТО привело к нынешнему кризису в Ливии, создало хаос и сделало африканскую страну рассадником терроризма.

Западные страны, включая США, Францию, Великобританию, осудили наступление войск Хафтара. Великобритания инициировала экстренный сбор Совбеза ООН по Ливии, который прошел в закрытом режиме. СМИ сообщили, что именно Великобритания предложила резолюцию с призывом привлечь к ответственности всех выступающих на стороне Ливийской национальной армии маршала Халифы Хафтара, которая в итоге была отклонена Россией. G7 заявило о необходимости мирного урегулирования кризиса в Ливии.

ООН в лице генерального секретаря попыталась остановить наступление Хафтара на Триполи, проведя переговоры в Триполи, Тобруке и Бенгази, однако потерпело неудачу. «Я покидаю Ливию с тяжелым сердцем и глубоко обеспокоенный. Я все еще надеюсь, что возможно избежать кровопролития в Триполи и его окрестностях», — написал генеральный секретарь ООН в Twitter 5 апреля.

На фоне происходящего в Ливии началась эвакуация организаций, специалистов и вывод войск иностранных государств: США временно вывели свой военный контингент из Ливии (и нельзя исключать, что это было одной из задач предпринятого наступления на Триполи), специалисты компании Eni начали организованно покидать страну, началось сокращение ливийского штата ООН.

Что дальше?

Оценивая шансы сторон на победу, эксперты сходятся во мнении, что шансов победить у командующего ЛНА больше. В качестве доказательств этой версии приводятся следующие доводы: Хафтар обладает большей легитимностью, чем Сарадж, так как его поддерживает избранный парламент, и большей военной силой, поскольку с противоположной стороны сражаются, в основном, боевики исламистских организаций. Кроме того, Хафтар контролирует значительную часть территории страны и важную часть ее нефтяной инфраструктуры.

Кроме того, нельзя забывать, что военный успех прозападной группировки в Ливии был достигнут на фоне и за счет 1) авиаударов западной коалиции и искусственного разгрома режима Каддафи в период «арабской весны» и 2) общерегионального подъема радикально-исламских сил периода расцвета «Исламского государства»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Теперь нет ни того, ни другого. А самостоятельно прозападная ливийская группировка (даже при участии «Аль-Каиды»‌ — организации, деятельность которой запрещена в РФ) устойчивого успеха не достигала. Впрочем, как и сирийская вооруженная оппозиция в сходной ситуации. Таким образом, в активе противников Хафтара остается настойчивая поддержка западных стран (в первую очередь США), и вопрос теперь в том, какие организационно-финансовые формы она примет и в какие сроки.

Как раз об этом сегодня задумываются многие. Шансы западных стран на противодействие Хафтару эксперты оценивают не так высоко, поскольку на повторение полномасштабного вторжения, как в 2011 году, Запад вряд ли пойдет. А значит, нужно искать иные пути.

С другой стороны, есть вероятность, отмечают эксперты, что Триполи не получится ни взять с наскока, ни договориться о его сдаче. А кровавые и затяжные бои за право обладания этим городом могут привести к непредсказуемым последствиям. Но для мировой политики, с ее бесчеловечностью, бесконечная смертоубийственная каша, в которой гибнет любое общество, — это тоже вариант.