Боевые действия могут вестись на Украине, но основное стратегическое сражение связано с судьбой западного альянса и европейского римленда

National Interest объяснил, что важнее всего в кризисе на Украине

Мориц Ретч. Шахматисты (деталь офорта). 1831
Мориц Ретч. Шахматисты (деталь офорта). 1831
Мориц Ретч. Шахматисты (деталь офорта). 1831

Взгляд американских интеллектуалов на то, за что на самом деле идет борьба на Украине, опубликовал на страницах журнала The National Interest Роберт Д. Каплан. Он является иностранным корреспондентом The Atlantic, старшим научным сотрудником Центра новой американской безопасности в Вашингтоне и членом Совета по оборонной политике Пентагона.

ИА Красная Весна предлагает вашему вниманию перевод статьи Каплана, озаглавленной «Украинская ось: почему НАТО важнее, чем когда-либо».


Кризис на Украине вернул мир в историческую колею, установленную в августе 1914 года. Первая мировая война характеризовалась массовыми сухопутными сражениями между Германией и Россией. Самый кровопролитный фронт Второй мировой войны был также на востоке, опять же между Германией и Россией. Во времена холодной войны Западная Европа и США противостояли России под личиной Советского Союза. Теперь Европа и США снова противостоят России.

Чуть более века назад блестящий американский историк Генри Адамс заявил, что основной проблемой Европы была и всегда будет Россия и то, как в конечном итоге интегрировать Россию в «атлантическое объединение».

Буквально ничего не изменилось. В своем знаменитом эссе 1904 года «Географическая ось истории» великий британский географ Хэлфорд Макиндер заявил, что осью, на которой держится судьба мировой геополитики, является «хартленд» Евразийского суперконтинента, в общих чертах определяемый как регион Украины — обширной территории, обычно расположенной между европейской и российской сферами влияния.

В своей книге 1919 года «Демократические идеалы и реальность» Макиндер заявил, что битва между Германией и Россией и, соответственно, между Центральной Европой и Россией не была решена Первой мировой войной. При этом Макиндер фактически предсказал Вторую мировую войну и холодную войну. Геополитическая драма вокруг хартленда имела решающее значение для судьбы того, что Макиндер назвал афро-евразийским «Миром-островом», то есть, по существу, Восточного полушария. И единственным конкурентом за центральное положение «Мира-острова» оказался его североамериканский «спутник», то есть Соединенные Штаты.

Но это еще не все. За Маккиндером последовал другой великий геополитический мыслитель, голландско-американский стратег из Йельского университета Николас Спайкмен. В 1942 году Спайкмен выдвинул то, что стало известно как тезис о римленде, который предполагал, что не сердцевина Евразийского суперконтинента, а побережья и периферия Евразии — в основном Европа и Восточная Азия — являются базисом геополитической власти.

Сложите две теории вместе и вы получите нынешний кризис: североамериканский «спутник» и окраины Европы и Восточной Азии против великих внутриазиатских центральных держав России и Китая, при этом Украина является как стержнем, так и горячей точкой этого великого противостояния.

С 1914 года это соперничество было прервано ослаблением России, последовавшим за падением Берлинской стены, что дало европейцам ложное чувство безопасности в 1990-е годы. За этим прерыванием вскоре последовало другое ложное прерывание — 11 сентября, которое ввело Соединенные Штаты в заблуждение, заставив их думать, что исламский терроризм является главной геополитической опасностью, тогда как на самом деле Россия и Китай уже снова были на подъеме.

С возвращением в историческую колею августа 1914 года первостепенное значение приобретает НАТО. НАТО, которое расширилось, включив в себя большую часть Европы в 1990-х годах, и стало проблематичным во время войны с терроризмом, объединяет европейский римленд в противодействии России. Германия, обращенная лицом и к Востоку, и к Западу и отчаянно пытающаяся навсегда положить конец своей современной истории войн с Россией, является фундаментальным знаком вопроса для НАТО. Россия стремится подорвать единство НАТО, соблазнив Германию природным газом.

Боевые действия могут вестись на Украине, но основное стратегическое сражение связано с судьбой западного альянса и европейского римленда. Если НАТО каким-то образом расколется, это будет означать победу президента России Владимира Путина, какой бы сложной ни стала военная ситуация на Украине. Удерживать НАТО вместе во время холодной войны было легче, потому что Европа практически не вела торговлю с Советским Союзом и столкнулась с призраком термоядерной войны. Но сейчас, в эпоху глобализации, когда Европа экономически интегрирована как с Россией, так и с Китаем, альянсы представляют собой гораздо более сложное предприятие.

Но если НАТО сможет устоять, несмотря на превратности этого кризиса, то европейский римленд и его североамериканский сателлит в конечном итоге одержат победу. Аналогичная драма разворачивается на востоке, где Китай пытается подорвать отдельные договорные союзы Америки в западной части Тихого океана.

Тайвань является эквивалентом украинской оси в восточной Азии, и, если когда-нибудь станет очевидным, что Соединенные Штаты не могут и не будут защищать Тайвань, тогда каждый союзник США — от Японии на севере до Сингапура на юге — начнет заключать закулисные сделки с Китаем. Этот процесс может и не попасть в заголовки газет, но тем не менее он подорвет господство североамериканского сателлита в восточноазиатском римленде.

Это глобальное соперничество может не решиться в ближайшие дни или недели, поскольку украинский кризис (и, соответственно, тайваньский кризис), естественно, будут иметь последовательные, продолжительные фазы. Другие регионы помогут достижению результата. Ближний Восток, благодаря давним военно-морским операциям Америки в Персидском заливе и деятельности Китая по созданию торговых, энергетических и логистических узлов для инициативы «Один пояс — один путь» (ОПОП) на Аравийском полуострове и в Леванте, станет продолжением соперничества хартленд-римленд.

В конце концов, ОПОП — это попытка Китая стать одновременно державой хартленда, которой он уже является, и будущей державой римленда, доминируя в Индийском океане. Любые политические потрясения внутри Ирана, расположенного между сердцем Центральной Азии и побережьем Персидского залива, будут иметь решающее значение для этой драмы.

Помните, что конец холодной войне положило не международное событие — она закончилась в результате внутренней политики. Советский Союз начал рушиться изнутри начиная с конца 1980-х годов. Эта последняя фаза битвы между хартлендом и римлендом может завтра закончиться аналогичным образом.

Всё может зависеть от относительного внутреннего здоровья России, Китая и стран Запада. Политическая напряженность в западных обществах проявляется открыто; те, что в России и Китае, более непрозрачны, потому что это — авторитарные общества. Однако на данный момент многое будет зависеть от НАТО и от того, в какой степени альянс сможет сохранить свое сиюминутное единство.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER