logo
  1. Культурная война
  2. Праздничные и культурные мероприятия Санкт-Петербурга
ИА Красная Весна /
Отсутствие попытки рассказать зрителям про настоящего Репина, про его страстную любовь к жизни и способность к сочувствию и состраданию лишают эту выставку глубины

Сумки с бурлаками и «Какой простор» на платьях — потомки к 175-летию Репина

Репин
Репин
Яковенко Вячеслав © ИА Красная Весна

3 октября в Санкт-Петербурге в Русском музее открылась выставка «И. Е. Репин. К 175-летию со дня рождения». На нее хотелось попасть со дня открытия, но очереди, которые сопровождают выставки столь крупных художников, заставили отложить поход на некоторое время.

Афиша
Афиша
© ИА Красная Весна

Спустя почти два месяца за полчаса до открытия музея в субботний день желающих посетить выставку оказалось довольно немного.

Первое, что бросилось в глаза — это афиша о выставке Репина у входа в Русский музей. Для нее организаторы выбрали работу «Садко» (1876), созданную в «парижский» период творчества художника (1873–1876). Напомним, что Илья Репин за дипломную работу «Воскрешение дочери Иаира» был награжден Большой золотой медалью и правом на 6-летнюю поездку в Европу для знакомства с творчеством именитых мастеров. Но уже через 3 года тоска по России заставила его вернуться. В «Садко» нашла выражение именно эта ностальгия художника по Родине и возрастающий интерес к родной истории и фольклору. Однако сам автор остался недоволен этой работой — он видел в ней отпечаток салонности.

И тут возникает вопрос, почему именно эту картину организаторы выбрали для афиши выставки. Сложилось ощущение, что представлять Репина придворным художником и делать главный акцент на его работах с царственными особами — слишком подударная тема для устроителей, тем более после выставки Репина в Третьяковской галерее в Москве. А его главные картины, отражающие реальность и нелегкую долю крестьянина, организаторам нужно было умело скрыть. Поэтому картина «Садко» оказалась нейтральным и весьма удобным вариантом для афиши.

Читайте также: «Новый Репин в Новой Третьяковке», или Десоветизация искусства продолжается

Структура выставки также показалась неоднозначной. Работы художника расположены в хронологическом порядке. На первый взгляд, это логично и, казалось бы, правильно. Но дело в том, что деление на творческие периоды, предложенное организаторами выставки, не помогли в понимании творческого пути и творческих исканий Репина, а оставили впечатление невнятности его образа. К примеру, «крестьянский» период (1876–1882) в творчестве художника не был выделен совсем. На выставке было несколько картин «Мужик с дурным глазом» (1877) или «В волостном правлении» (1877) и др., но они не составляли единого смыслового блока, который бы передал зрителям переживания и мысли Репина в тот период его творчества: о бедственном положении крестьян под властью кулака-мироеда после отмены крепостного права.

Шедевры «Бурлаки на Волге» (1870—1873), «Крестный ход в Курской губернии» (1880—1883) и др., бывшие некогда ярчайшими работами, представленными на выставках передвижников, оказались никак не связаны с наиболее значимым периодом творчества живописца, как одного из самых активных участников товарищества передвижных художественных выставок (ТПХВ).

И здесь следует отметить, что устроители весьма характерно расставляли акценты. Рассказывая о создании картины «Бурлаки на Волге», в ознакомительной статье о жизненном пути Репина указывалось, что у художника в 1869 году рождается идея написать картину о бурлацкой жизни, но делает он это лишь в 1870 году по заказу великого князя, вице-президента Академии художеств Владимира Александровича. А ведь на самом деле Илья Репин с товарищами проделали большую работу: они проплыли на пароходах от Рыбинска до Саратова и обратно, на своем пути делая множество эскизов и зарисовок. Эти наработки были представлены в 1870 году в конференц-зале Академии художеств. Под впечатлением от одного из эскизов великий князь и предложил, а не заказал, художнику на основе него написать картину.

Читайте также: Художник жизни

Кажется, это совсем небольшая деталь, но она кардинально меняет смысл события, превращая Репина из активного творца и осмыслителя действительности в послушного исполнителя желаний власть имущих.

Возвращаясь к ознакомительной статье, стоит также отметить, что в ней приведены основные факты жизни художника: рассказывается о его путешествиях, местах жительства, о создании главных, на взгляд устроителей выставки, полотен. Но подобраны факты таким образом, что личности Ильи Репина с его исканиями и принципиальной общественной позицией нет. А также там нет отношения к Октябрьской революции и раннесоветскому периоду в жизни Родины — этим переломным моментам, на которые он, как человек чуткий, не мог не отреагировать.

Позже, в последнем выставочном зале, организаторы «намекнут» на отношение Репина к советской России, разместив рядом с картинами этого периода цитаты из его писем: «Ох, уж пока продолжается царство тьмы и невежества… Может ли быть общение?! (…) Может ли меня тянуть в Россию? России нет» (Репин — Чуковскому, 18 января 1922 года).

«Как живу и что чувствую я как художник „В эти черные дни“? — действительно, дни черные во всех отношениях… Безотрадные, беспросветные чувства, беспорядочно, бессмысленно лезут в голову… И никаких вестей от живых близких» (Репин — Животовскому, декабря 1919).

В этом ключе хочется отметить и то, что работы, выполненные Репиным по заказу царских властей, оформлены наиболее торжественно. В красном зале в золоченных рамах расположены картины: «Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца в Москве» (1886), «Венчание Николая II и Александры Федоровны» (1894), портрет Николая II и эскиз «Торжественное заседание Государственного Совета» (1903). Чувствуется, что именно на этих работах хотели сделать акцент.

В целом же радует, что на выставке нет никаких постмодернистических элементов, довольно распространенных сейчас. Более 250 работ собраны из российских и зарубежных музеев. Безусловным плюсом является обширная галерея портретов: Глинка, Фет, Кунджи, Толстой, Тургенев, Третьяков и др. Но отсутствие даже попытки рассказать зрителям про настоящего Репина, про его страстную любовь к жизни и способность к сочувствию и состраданию лишают эту выставку глубины.

Что же осталось после посещения выставки в сердцах и мыслях людей? Книга отзывов вдоль и поперек исписана словами благодарности. Они говорят: «Спасибо» устроителям выставки за возможность увидеть картины великого художника. Но они совершенно не замечают того, что из творчества Ильи Репина начисто изъяли главный нерв — мысли о судьбе простого человека. Для зрителей Репин, в первую очередь, хороший портретист, а главная картина, которая запомнилась многим, — «Садко».

«Сувениры» Русского музея
«Сувениры» Русского музея
© ИА Красная Весна

А на выходе посетителей ждали эксклюзивные сувениры: желающие могли приобрести, за весьма существенную сумму, «Какой простор!» на платьях или «Бурлаков на Волге» на модных сумках.

Комментарии в книге отзывов
Комментарии в книге отзывов
© ИА Красная Весна

В отзывах встречается только одна жалоба — на неприятный канализационный запах в залах музея. В каком-то смысле это оказалось символично, потому как выставка «И. Е. Репин. К 175-летию со дня рождения» получилась с душком.