1. Социальная война
  2. Война с образованием
Алексей Бедрицких / ИА Красная Весна /
Внеаудиторная творческая и спортивная деятельность — как раз то, что развивает душу и волю — уходят при дистанционном образовании

Дистанционное обучение — это профанация творческой деятельности — интервью

Врубель Михаил. Студент. 1882
Врубель Михаил. Студент. 1882
Врубель Михаил. Студент. 1882

Практика дистанционного режима обучения, введенного в учебных заведениях России в период пандемии, выявила целый ряд проблем данного образовательного формата. Большую тревогу у родителей и педагогов вызывают звучащие из уст крупных чиновников заявления о том, что дистанционные формы обучения будут широко использоваться и в дальнейшем, заменяя классические методы образования.

Свое мнение по этому вопросу высказала Почетный работник образования, Лучший работник образования Дона (2013), заместитель директора по воспитательной работе и социальной защите студентов Донского педагогического колледжа, кандидат философских наук Марина Сычева.

ИА Красная Весна: С какими проблемами столкнулись Вы и Ваши коллеги во время вынужденного перехода на дистанционное обучение во время пандемии?

— Несмотря на то что в целом с ситуацией мы справились, проблем выявили много.

Во-первых, не у всех студентов есть возможность пользоваться интернетом, поэтому педагогам приходилось изменять задания и искать другие формы контроля.

Во-вторых, при переходе в киберпространство изменилось восприятие друг друга, то есть исчезла эмоциональная вовлеченность в обсуждаемую тему.

В-третьих, не хватало рефлексии студентов — слушателей и активных участников образовательного процесса. Ведь педагог не просто ведет урок, как автомат. Он может по ходу вопросов студентов настроиться под аудиторию или вовсе перестроиться — например, провести сюжетно-ролевую игру или викторину в инновационной форме. Это и называется педагогическим мастерством. А дистанционный формат все-таки ограничивает творчество педагога.

Кроме этого, хочется отметить еще одну проблему. Внеаудиторная творческая и спортивная деятельность — как раз то, что развивает душу и волю — уходит при дистанционном режиме полностью. Остается профанация или суррогат этого большого и важного дела. Ну как можно научить танцевать или петь, бегать или плыть на большие дистанции?!

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете последствия вынужденного перехода на дистанционный режим?

— Мне кажется, последствия мы еще не оценили до конца. Чем были заняты студенты все это время? Любую человеческую беду можно почувствовать при личном общении, а не при тестировании в Интернете. Мы не знаем, с какими проблемами вернутся к нам наши воспитанники. Надеюсь, что в их семьях все хорошо, а мы постараемся, если понадобится, снять тревожность!

ИА Красная Весна: Как повлиял дистанционный формат на усвоение материала студентами?

— Думаю, на разных студентов по-разному. Одних он мобилизовал на поиск дополнительного материала, а других заставил переживать чувство абсолютной автономности от всего происходящего. Во всяком случае, большинство наших студентов радовалось, видя нас на экране. Значит, мы имеем дело с живыми людьми!

ИА Красная Весна: К чему может привести продолжение применения этой формы обучения в следующем году?

— Вот продолжения этой ситуации не хотелось бы. Иначе нарушается основной закон педагогики: не отнимай прежде, чем дать. Да и во имя чего надо приносить в жертву качество образования?!

ИА Красная Весна: Как, по Вашему мнению, изменится роль педагога в случае дальнейшего широкого использования практики дистанционного обучения?

— Характер работы виртуального педагога предъявляет очень специфические требования. Во-первых, педагог должен научиться выражать текстуально не только знания, но и настроения. Должен поддерживать общение не в классическом стандарте русской речи, а на языке программистов.

Во-вторых, преподаватель должен быть готов к горизонтальным связям со своими учениками, то есть общаться с ними, как с коллегами, а не в системе «учитель-ученик», предполагающей уважение к мэтру, и в том числе к его времени. Таким образом, педагог превращается в тьютора.

ИА Красная Весна: Можно ли педагогическими средствами полностью решить проблемы, возникающие при дистанционном обучении?

— Наша система образования не настроена на супервладение виртуальными коммуникациями. Мы сегодня далеко не все социальные проблемы можем решить за счет образования. Дай бог, чтобы справиться с тенденцией к посредственности (а она, как пандемия, есть!) в обучении. А уж хороших учителей при таком подходе точно не прибавится.

ИА Красная Весна: В последнее время из уст крупных чиновников звучат заявления, что дистанционное образование должно стать естественным для большинства граждан. Эксперты Валдайского клуба прямо говорят, что очное образование будет привилегией элиты. Что Вы думаете по этому поводу?

— Разговор такой ведется, да. Да и мы с вами уже живем при капитализме, когда нельзя обещать народу равенства. Помните, Маргарет Тэтчер говорила: «Равенство возможностей становится бессмысленным, если оно не предполагает права на неравенство»? Казалось, что в системе образования это нас никогда не коснется. Все имели право и возможность получения образования. А сейчас мы понимаем, что учиться или не учиться — это, на самом деле, выбор каждого. Другое дело, что пропадает даже сама возможность такого выбора.

А еще я бы добавила, что знания должны даваться по потребности в них, а не принудительно. В результате принудительного обучения никто ничему не выучился! Но сама возможность получения знаний — это условие развития цивилизованного общества.

ИА Красная Весна: Как вы думаете, может ли общество повлиять на остановку негативных процессов в образовании? Может ли преподавательское сообщество внести свой вклад в борьбу с этими процессами?

— Мне не свойственен русский фатализм: дескать, ничего-то мы уже не поделаем. Более того, думается, что цифровизация образования не «взлетела» и не полетела сразу после пандемии в том числе и потому, что проверяется длина полосы разбега. Иными словами, прощупывается, насколько толерантны к дистанционному обучению окажутся так называемые заказчики образования — мамы и папы наших школьников и студентов. По правилам последних лет, все сейчас зависит от них.

Преподавательское сообщество, думаю, будет в очередной раз приспосабливаться к новым условиям. Хотя, конечно, каждый педагог «свои пять копеек» в это общее дело давным-давно внес, говоря ученикам: «Учитесь! Читайте больше!» А они порой: «Не требуйте от нас так много! Нам бы попроще материал!» Получается, что поговорка «простота хуже воровства» теперь стала реализовываться в образовании: хочешь проще — получи заниженные критерии!

ИА Красная Весна: Протесты общества против форм цифровизации иногда принимают стихийный, грубый характер, вплоть до борьбы с «чипированием» или сжиганием вышек 5G. Какие формы протеста Вам видятся конструктивными?

— Думаю, что стадия современного человека — Homo Sapiens, разве нет? Можно же решать цивилизованным путем проблемы! У нас столько грамотных людей в стране, разве они не замечают социальной угрозы? Разве каждый из чиновников, как у апостолов, — «тринадцатый»?

Мне кажется, настало время каждому из нас, в том числе и власть предержащим, на своем месте выполнять свою работу качественно. Не формально, бездушно, обиженно на кого-то, а хорошо. Возможно, для этого нужна специальная форма народного контроля, например, через систему постоянной смены аппарата Думы и через жесткие критерии отбора руководителей госучреждений.

Философ Иван Александрович Ильин в «Манифесте русского движения» писал, что «мы призваны России служить, а не она нам. Она не есть механическая сумма лиц, партий, классов…».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER