Что говорят в Польше, когда трубят о пакте Молотова — Риббентропа, повторяя высказывания некоторых депутатов на первом съезде народных депутатов Советского Союза

«Было видно по губам Путина: впервые в жизни дрогнули, настолько все было чистосердечно»

Русофобия польской элиты
элитыпольскойРусофобия
Русофобия польской элиты
Изображение: Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

На территории Польши нет советских войск, поэтому ее отношения с Россией лучше, чем были в конце Второй мировой войны. 18 февраля об этом заявили польские дипломаты, опровергая слова посла РФ в Польше о наихудших отношениях двух стран. Об исторических и политических основаниях конфликта между Россией и Польшей, а также о том, что за ним стоит, о подвиге советских солдат, которые обороняли Ленинград и освобождали Европу от фашизма, корреспонденту ИА Красная Весна рассказали историки Владимир Василик, Исай Кузинец и Анатолий Пахилюк.

Доктор исторических наук, профессор, капитан 1 ранга Исай Моисеевич Кузинец: Я был на открытии памятника «Свеча памяти» 23 января в Иерусалиме. Памятник посвящен именно этой дате — дню полного снятия блокадного кольца с Ленинграда, а также защитникам и жителям Ленинграда. Была очень трогательная церемония, и даже видно было по губам президента, Владимира Владимировича Путина, что впервые в жизни они у него дрогнули, настолько было всё чистосердечно.

Снятие блокады — это для нас праздник и действительно знаковое событие, причем не местечкового плана, а именно государственного и международного.

Второй момент заключается в том, что эта битва символизирует собой начало изгнания врагов из нашей страны. Потому что здесь, под Ленинградом, был нанесен первый из десяти Сталинских ударов. «Десять Сталинских ударов» — это десять стратегических ударов наших вооруженных сил, очистивших страну от врага.

Ленинград был единственный город, где не было тыла. Это город-фронт. Потому что и жители города, и воины делали одно дело, не просто выживали, а именно боролись за победу.

Уникальный пример, который приводил президент в своем выступлении, и который некоторые пытаются оспорить — когда, находясь в сложнейшем положении, по 300–800 человек в день сдавали кровь. И в общей сложности набралось 144 тонны донорской крови для раненых. Это действительно задокументировано. Сам я знаю, что есть такие документы, и фильм такой есть, называется «Блокадная кровь», который подтверждает, что это не вымысел, не какой-то миф. Это явление, которого нигде в мире не было.

Еще один важный момент: люди в это время не только воевали, они еще и жили. Ленинградцы рожали детей, причем за годы блокады порядка 90 тысяч малышей родилось. И это тоже удивительное явление. Плюс к этому работали 22 районные библиотеки. Люди черпали из книг навыки выживания, в том числе узнавали из книг, что выращивать и что есть, как надо экономить силы.

Ленинград в блокадные годы отличался тем, что, когда возникала какая-то проблема, идеи ее решения быстро доходили до претворения в жизнь и имели самый кратчайший путь, который сегодня мы даже не можем себе представить. В Ленинграде все было моментально в этом плане.

Ну и наконец, многие забывают о том, что у нас не только фашисты из Германии, Финляндии и Италии здесь были, под стенами Ленинграда воевали войска, соединения и части 12 стран Европы, то есть это — второй пример нашествия Европы на нашу страну, и, в частности, на наш город. В первый раз это было в 1812 году — Наполеон, когда Европа под его пятой пошла на Россию войной. Ленинград — это второй случай и это первый город, который выстоял. И победил. В том числе и тех самых поляков, которые сейчас пытаются изобличить все и вся. Они забывают о том, что их 645 тысяч было в рядах фашистской армии, часть воевала в том числе под Ленинградом.

ИА Красная Весна: Сейчас Польша активно использует два мифа, транслируя их на международном уровне: что СССР сговорился с Гитлером, чтобы разделить Польшу, и что СССР равен гитлеровской Германии.

Исай Кузинец: Они упорно хотят скрыть следующее: первое — в 1934 году Польша первой из европейских стран вступила в союз с Германией и заключила пакт о ненападении. Страна хотела вместе с фашистской Германией воевать в Европе, она верила Гитлеру. Мы же, в свою очередь, не заключали союз с Гитлером для раздела Польши, а когда пало польское правительство, когда уже было безвластие в стране, мы были вынуждены взять под защиту граждан, проживающих на территориях, которые ранее принадлежали России. Мы освободили свои земли, которые в 1920 году Польша отняла у нас. Речь идет о Западной Белоруссии и Западной Украине.

Но ведь есть и другое: именно СССР настоял в ходе Ялтинской конференции на том, чтобы Польша как государство сохранилась, чтобы ей вернули исконно принадлежавшие ей земли. Советская страна, истекая кровью, в 44–45 годах снабжала оружием и продовольствием воюющих на нашей стороне польских солдат. А после войны СССР вложил огромные средства в восстановление Варшавы и многого другого. Мы положили 600 тысяч жизней, освобождая Польшу. Все это забывается, поливается грязью.

Доктор исторических наук, доцент исторического факультета СПбГУ Владимир Владимирович Василик: Слава Богу, что сейчас политика по отношению к Польше становится более внятной и более наступательной. Прежде это было, извините, «ни бэ, ни мэ, ни кукареку», потому что поляки нас шельмовали, говорили, что мы расстреливали их офицеров в невиданном количестве, а мы покорно блеяли и кивали головами, что «да, мы виноваты, да, грешны».

А когда мы робко заявляли о десятках тысяч красноармейцах в плену у поляков в 1925 году, то немедленно получали в ответ, что они умерли не от расстрелов и издевательств, а просто время было тяжелое, голодное и их не десятки тысяч, а сотни, ну, может быть, тысяча. В конечном счете польско-российские комиссии сходились на цифре 10 тысяч красноармейцев. Вероятно, для того чтобы сравнить с численностью невинно убиенных поляков.

Между тем в реальности польских офицеров в Катыни, судя по многочисленным свидетельствам и по материальным доказательствам, а это прежде всего немецкие пули, найденные в черепах, поляков расстреливали немцы. Поляки работали на строительстве бункера армии «Центр», немцы заметали следы. Кроме того, немцы осуществляли политику геноцида по отношению к польской интеллигенции. Стоит вспомнить хотя бы знаменитую операцию «Танненберг», в результате которой были уничтожены сотни представителей польской интеллигенции, — обо всем этом в современной Польше забывают.

Сталинизм и гитлеризм — вещи совершенно несопоставимые. Мы что, уничтожили в Польше 6 миллионов польских граждан? Изводили на корню польскую интеллигенцию? Гнали их граждан в лагеря типа Освенцима? Запрещали полякам учиться в высших учебных заведениях? Вешали их за сожительство с русскими? Как они смеют не воздавать должное 620 тысячам советских солдат, преимущественно русским по национальности, легшим в сырую польскую землю для того, чтобы их страна была сильной, независимой, высокоразвитой? Для того, чтобы Польша процветала? Причем не в малой степени благодаря ресурсам Советского Союза. И потом усилиями СССР Польша получила свои прежние исконные земли: Померанию, Западную Пруссию.

Это русофобия, которая свойственна духовным потомкам польского дворянства. Оно может быстро мобилизовываться при необходимости. Временами, конечно, наши взаимоотношения улучшались. Ну, скажем, как в эпоху Грюнвальдской битвы в XV веке. Или во время Второй мировой войны. Большинство поляков в общем и целом к России бывали и бывают предрасположены, в отличие от шляхетства, то есть представителей польского дворянства. Оно в негативную сторону отличалось от прочих поляков и очень часто демонстрировало свою неадекватность.

Но надо признать, что мы сами во многом повинны. Что говорят поляки, когда трубят о пакте Молотова — Риббентропа? Они повторяют тот бред, который несли депутаты на первом съезде народных депутатов Советского Союза, когда трясли этим пактом и разваливали Варшавский договор, Советский Союз, настраивали против нас поляков и прибалтов. И вот сейчас уже сами поляки с удовольствием повторяют тезисы господина Сахарова, всех наших прорабов перестройки, всю эту омерзительную горбачевщину.

Когда в Польше говорят о двух тиранах, Гитлере и Сталине, в этом нет ничего нового. То же самое говорили коллективные Собчаки и Гайдары, то же — Горбачев. Самые важные прорабы перестройки. Они используют тот пропагандистский механизм, который советская интеллигенция направляла против Советского Союза. В том числе и такая фальшивка, как миф о расстреле польских офицеров под Катынью, которая в борьбе за власть сначала Хрущевым, а потом Ельциным и Горбачевым, была выдана за преступление НКВД.

Что касается оценки пакта Молотова — Риббентропа, то здесь всё просто. Подобные договоры о ненападении в свое время заключали Германия с Польшей, а также Англия с Германией.

Надо отметить, что с Мюнхенским сговором все гораздо сложнее, чем с пактом Молотова — Риббентропа. Для Советской России Польша была врагом. Польша в 1920 году, воспользовавшись слабостью Советской России, отхватила от нее исконно русские земли: Западную Украину и Западную Белоруссию. И устроила на этих землях, по сути, режим апартеида. Поляки засылали на советскую территорию бандитов и террористов, типа Болаховича, которые совершали зверства, от которых стынет кровь в жилах. Убивали сотнями тысяч, причем самыми зверскими способами.

Мы ничем не были обязаны Польше. Напротив, Англия и Франция были многим обязаны Чехословакии. Это был их верный союзник. Это была основа системы малой Антанты, это было государство, которое доверилось в свое время гарантиям Англии и Франции, и которое Англия и Франция кинули в пасть к Гитлеру якобы для разрешения национальных вопросов Чехословакии, якобы для воссоединения немецкого этноса.

Но это всё разговоры, потому что нельзя было отдавать Гитлеру один кусок за другим, потому что он, как бешеный пес, остановиться не мог. И в конечном счете он искусал весь континент. А причина состояла в следующем: укрепление Гитлера и канализация агрессии на восток. В частности, Чемберлен при разговоре с Гитлером многозначительно сказал: «Теперь Чехословакия никогда не предоставит Советам свои аэродромы». То есть замысел был вполне понятный. Именно: «Ребята, идите на восток!» Еще более ярко эта тенденция проявилась в разговоре французского посла с премьер-министром Масариком перед Мюнхеном, когда они пригрозили, что если Чехословакия объединится с Советским Союзом в защите своих интересов, то движение против нее приобретет характер крестового похода, и в этом случае Англии будет очень трудно остаться в стороне. То есть замысел очерчивается очень четко, а именно — взращивание Гитлера и поощрение движения Гитлера на восток.

И даже в ситуации с Польшей в 39 году ситуация — гораздо более подлая. И дело тут не только в легкомыслии, амбициозности, а потом и в трусости польского руководства. Всё гораздо страшнее. Те гнуснейшие из гнусных в конечном счете сами порезали свое отечество, свой народ. Но в этом смысле они играли по нотам своих западных хозяев. Потому что, если рассмотреть английскую дипломатию 39 года, то существовал план по втягиванию Советского Союза в войну с Германией при либо нейтралитете Англии и Франции, либо даже при их помощи Германии. Экономической и не только. Потому что всё, начиная с конца весны 39 года, было направлено на то, чтобы втянуть Советский Союз в конфронтацию с Германией, но никаких гарантий военной помощи не давать.

Достаточно показать на то, что в Советский Союз были отправлены представители без каких-либо гарантий, которые к тому же добирались целых 2 недели до Москвы, в то время как Чемберлен оперативно прилетел в Мюнхен за пару часов.

Именно так они себя и повели после вторжения гитлеровцев в Польшу, когда, имея все возможности разгромить слабые немецкие дивизии на западе, они не шевельнулись. Они играли в футбол. Французским войскам запрещалось стрелять в немцев. У некоторых частей даже отнимали патроны. А чтобы французы и англичане не дурили, для них было закуплено до 25 тысяч футбольных мячей.

И в то время, как Польша задыхалась и захлебывалась в собственной крови под ударами немецких танковых клиньев и воздушных армад Геринга, на западном фронте было не то что без перемен, а царили мир и благоденствие. А английские, французские и немецкие солдаты братались, ходили друг к другу в гости, обменивались сигаретами, в общем, царила полная идиллия.

Для приличия англичане всё-таки устроили наступление на «огромное» расстояние — 2 км. Немцы организованно отошли без потерь — и на этом всё кончилось.

Показательно то, что в свое время ни Англия, ни Франция не объявили Советский Союз агрессором. И даже само польское правительство — во время освободительного похода на запад. А объявило польское правительство агрессором Советский Союз только после того, как мы передали Вильнюс литовцам, у которых поляки в свое время Вильнюс незаконно и насильственно отторгли.

И характерно, что Черчилль поостерегся обвинять Советский Союз в агрессии, поскольку Советский Союз всего лишь взял свое по линии Керзона, на которой англичане и французы предлагали остановиться в 1920 году.

ИА Красная Весна: Почему именно сейчас президент России решил начать преподавать уроки истории?

Владимир Василик: Я думаю, что это всё связано с тем, что Россия наконец обретает свой суверенитет. Что выгнано прозападное правительство Медведева, то, что мы обретаем свое национальное лицо, что Россия, наконец, начинает защищать свое прошлое и то, что Россия сосредотачивается.

Доктор исторических наук, профессор Пахилюк Анатолий Викторович

ИА Красная Весна: Вы следили за дипломатическим конфликтом между Россией и Польшей. Как историк, как вы можете его прокомментировать?

Анатолий Пахилюк: Это идеологическая война, развязанная против России. Почему против России? Потому что шляхта откровенно заявляет, что не хочет воспринимать Россию как страну. То есть они развязали идеологическую войну против коммунистического режима, против Советского Союза. Они принимали самое активное участие в развале Советского Союза. Мы пытались найти с ними общий язык каким-то образом. Но, развалив Советский Союз, они на этом не остановились. Их задача — уничтожить Россию. И в связи с этим они развязали идеологическую войну уже против России. И именно поэтому президент Владимир Путин поднял все секретные документы, где еще в 1934 году Польша с Германией заключили договор, потом Франция, потом Англия. И деваться нам некуда было.

Когда созрела мысль у Гитлера о походе на восток, он поставил задачу — прежде чем приступить к составлению плана похода на восток, с арийской пунктуальностью изучить план нападения Наполеона на Россию. Он аналогично сделан был по тому же плану. Группа армий «Север» — на Санкт-Петербург, армия «Центр» — на Москву и армия «Юг» — на Киев.

И Наполеон сказал: «Займу Киев — отрублю России ноги, займу Санкт-Петербург — отрублю России голову. Займу Москву — попаду в самое сердце». И план «Барбаросса», утвержденный Гитлером, был аналогичным. Группа армии Север — на Ленинград, Центр — на Москву, Юг — на Киев. Задача ставилась — за четыре недели занять Ленинград, четыре недели — Киев. Пять или шесть недель — Москва. Но это не удалось сделать, потому что, заключив договор с Германией, мы отодвинули свои границы до 400 километров. Темп наступления фашистских войск был 25–30 километров в сутки. Аналогично благодаря тому, что во время зимней войны с Финляндией удалось отодвинуть границу, не удалось взять Ленинград. Благодаря этому мы выиграли Великую Отечественную войну. Всё это было очень разумно.

И обвинять нас в том, что мы что-то сделали не так, это кощунственно с их стороны. Но они сегодня, пытаясь развалить Россию, развязали эту сильнейшую идеологическую войну, обвиняя наше государство во главе со Сталиным в том, что мы якобы виновны в развязывании войны. Мы не виновны. Мы сделали всё для того, чтобы сохранить Советский Союз.

ИА Красная Весна: Вернемся к дню полного снятия Блокады. В последнее время в массовую культуру пытаются внедрить разные мифы, например, о том, что якобы советское партийное руководство во время Блокады жировало, в отличие от остального населения. С этой целью снят сатирический фильм «Праздник» режиссера Красовского.

Анатолий Пахилюк: Я скажу так. Все архивные документы рассекречены, доступны. Они говорят, что это абсолютно неверно. Никогда такого не было, чтобы руководство города шиковало, праздновало, а народ в самом деле вымирал. Такого не было. Документы же сейчас подняты, которые свидетельствуют, что ничего такого не было. Это просто миф, вранье чистейшее. Как говорил Геббельс, чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят. Вот они ищут такую ложь и направляют на то, чтобы каким-то образом подорвать авторитет руководства города во главе со Ждановым. Это всё нечистые на руки люди пытаются нам навязать.

ИА Красная Весна: Что примечательно, пытаются навязывать не только из-за рубежа, но и у нас в России. Как, например, нашумевшая диссертация Александрова, которая по сути героизирует Власова.

Анатолий Пахилюк: Да, это проявление идеологической войны внутри государства. Почему сейчас идет борьба с некоммерческими организациями, которые подпитываются извне? Потому что эти некоммерческие организации за эти деньги выпускают литературу, готовят диссертации, порочащие честь и достоинство нашего народа в годы войны.

Александров пытался в своей диссертации доказать, что Власов и власовцы — это герои, а не предатели. Они боролись с тоталитарным сталинским режимом. Они не предатели, они герои. И вот эту диссертацию высшая аттестационная комиссия не утвердила, потому что рецензирование проводил Институт военной истории. И он полностью доказал обратное. Но такие личности, как Александров, в нашей стране есть. Есть Григорий Амнуэль, который на всех передачах пытается защитить польское руководство. А он ведь преподает в вузе. Я представляю, что он несет в умы молодого поколения. Вот какая картина.

То есть внутри страны, как и за рубежом, есть идеологические работники, которые пытаются опорочить честь и достоинство народа. Которые доказывают, что никаких Александров Матросовых не было, что никаких Зой Космодемьянских не было, что Гастелло не было. Всё мифические сталинские образы, никаких подвигов наш народ не совершал. Это просто кощунство.

Я как историк присутствовал на этих передачах и на защите этой диссертации Александрова. Я был поражен, когда выступал зампредседателя Совета ветеранов партизанского движения Белоруссии, капитан первого ранга, и сказал, что, если диссовет только проголосует, мы будем ходатайствовать о возбуждении уголовного дела против всех членов совета. Я это всё слышал. Увы, такие вот деятели, как Александров, у нас в государстве есть.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER