В Костроме уже более года под угрозой уничтожения находится Костромской музыкальный колледж. И ситуация вокруг него является до боли знакомой и типичной...

Семейный подряд? В чьих интересах выселяют Костромской музыкальный колледж

Если москвичей в свое время испортил, как считал классик, квартирный вопрос, то чиновников во все времена, как мне кажется, портила вседозволенность. Когда можно хоть крестьян пороть, хоть «быдлом» избравший тебя народ называть — разница тут лишь в форме, но никак не в отношении.

И неважно, упаковано ли это в соответствующие ситуации бумажки или нет — суть не меняется. Если уж чиновнику чего-то захотелось получить, он непременно своего добьется. И, как показывает практика постсоветских десятилетий, на пути к своей цели эта категория российских граждан не видит преград. Для их достижения в ход идет весь наличествующий арсенал средств, манипуляции и откровенный обман, административные репрессии, и возможности, которые предоставляет занимаемое служебное положение. Об очередном таком случае и будет рассказ.

Представь, читатель, ситуацию, когда твой ребенок родился музыкально одаренным и ходит, ну, скажем, в музыкальный колледж. Да не простой, а с традицией, историей, мощным преподавательским составом, соответствующим зданием, расположенном в удобном месте — на освещенной улице в центре города рядом с автобусной остановкой. Хорошо ребенку и родителям? Конечно. А если его захотят "переселить", да так, что камня на камне от учебного процесса не останется?

Конечно, здесь сразу можно начать много говорить о важности передачи традиций, о школе, о мастерстве педагогов, о культуре и музыке, но возникает вопрос — а с кем говорить? Очевидно, с теми, для кого все это имеет хоть минимальную ценность, как для родителя одаренного ребенка, например. А можно ли и, главное, имеет ли смысл апеллировать к высоким материям, когда речь идет о сугубо материальном интересе?

Поясню, о чем речь. В Костроме уже более года развивается именно такая ситуация — под угрозой уничтожения находится Костромской музыкальный колледж, центр музыкально-просветительской деятельности Костромской области. Коллективу учебного заведения не повезло — они работают в здании исторического памятника архитектуры XIX века. Да не просто памятника, а действительно очень красивой усадьбы, да еще и прямо рядом с историческим центром города и администрацией.

Короче, на очень хорошем месте. Предположу, что именно этот фактор сыграл крайне важную роль в последующих событиях. Кратко изложу их хронологию: в начале ноября 2018 года прошла встреча руководства департамента культуры Костромской области в лице его директора Журиной Елены Викторовны с администрацией и преподавателями колледжа. Директор департамента культуры без предъявления каких-либо документов заявила о переезде.

Причины переезда было названо две — якобы небезопасность здания и несоответствие его новым образовательным стандартам. Всё бы ничего, да вот только никаких экспертиз, подтверждающих аварийность здания (а в ином случае оно не может быть небезопасным), коллективу колледжа не представили. И, кстати, до сих пор — на январь 2020 года — эту экспертизу не провели и здание аварийным не признали. Говорят, переезжайте, тогда за год мы проведем экспертизу и признаем его аварийным.

Что касается образовательного процесса и несоответствия ему, тут дело еще и смешнее, и грустнее одновременно. Областные чиновники решили, что образовательному процессу более подходит один из корпусов «Машиностроительного техникума» в микрорайоне «Юбилейный», находящийся мало того, что на окраине города, куда ребенку от остановки надо идти по неосвещенной тропинке (зимой, со скрипкой, например), так еще и малопригодный для учебы в принципе, а для музыкантов — вообще непригодный.

Преподаватели колледжа так вспоминают о своем первом знакомстве с новым зданием и объяснениях чиновников. «Тогда (в ноябре 2018 года) какая-то часть преподавателей поехала посмотреть новое здание. Нам всё показали, мы пришли в глубочайшее уныние. Там был начальник нашего областного управления образованием. Все задавали вопросы, как можно переделать, огромные деньги нужны. Здание ведь 70-х годов. Там уже сейчас крыша течет, подъезда нет. Журина сказала — мы все сделаем для вас, теплые классы. Мы спрашивали — зачем такие большие деньги, когда эти деньги можно вложить сюда и сделать элементарный ремонт, просто ремонт.

Нас не устраивает само здание, его специфика не подходит. Элементарно чтобы там провезти рояли, нужно разбирать лестничный пролет. Я это здание хорошо знаю, потому что я в это здание по другому поводу водила своего достаточно взрослого ребенка. От остановки туда идти темными дорогами минут 15 через футбольное поле, там нет тротуаров, дороги. Наши дети ходят с инструментами, с дорогими в том числе.

На что замгубернатора сказала — мы построим вам дорогу. Ответили — даже когда вы построите дорогу, от остановки туда нужно идти. А за этим зданием там гаражи, промзона и вообще какая-то колония. Это вообще не место для детей. Ответили — мы туда подведем транспорт.

Вот представьте себе — мало того, само здание с ног на голову перестроить, подвести туда, как она сказала, фонари там будут, дороги, освещение, туда будет проведен транспорт. Представьте, какие деньги они согласны вложить туда, чтобы нас только вот отсюда выселить», — говорят преподаватели колледж, в частности, преподаватель высшей квалификационной категории теоретических дисциплин ОГБ ПОУ «Костромской областной музыкальный колледж», председатель профкома Любовь Маланова.

Остановимся подробнее на очень точно подмеченном моменте: чтобы перевезти колледж из «аварийного» здания, нужны огромные деньги. И опасения коллектива, что их просто не пустят потом назад после крупных затрат на здание на окраине города, вполне обоснованы. Но зададимся еще и другим вопросом — а за чей счет банкет?

Тут немного отвлекусь и приведу в качестве иллюстрации пример, приведенный Малановой. По ее словам, они сами предложили варианты переселения на время ремонта. Например, есть здание, оно находится через один дом от филармонии, в нем был лесомеханический колледж. Его оттуда выселили, и когда музыкальный колледж предложил переезд туда, чиновники сказали, что там здание еще хуже, оно аварийное. «Проходит совсем немного времени, около полугода, может чуть больше, и мы узнаем из средств массовой информации, что в этом здании открывается аналитическая служба губернатора. Там действительно табличка висит», — поясняет Маланова. Удивительное дело, не правда ли?

Кстати, сам коллектив предложил еще один вариант: соседнее здание, у которого общий фундамент со зданием колледжа. Дело в том, что фактически это один комплекс из двух корпусов, во втором (который не трогают) находится детская музыкальная школа. Оно по состоянию такое же абсолютно, как и здание колледжа — вот только к ним с заявлениями об «аварийности» никто не приходит И они готовы принять колледж на первую половину дня. Да вот только чиновники в ответ на эти предложения коллектива, как переждать и выкрутиться на время ремонта, молчат.

Но, вернемся к расходам на ремонт «аварийного» здания на окраине города, куда хотят выселить колледж. Ремонт этого здания на кудыкиных горах остановился на стадии поиска подрядчика, план ремонта утвержден, а денег у области нет. Сколько это будет стоить — в колледже не знают, документов преподавателям не показывают — кто же даст преподавательскому коллективу в них нос сунуть, не холопье дело, правда? Только вот несмотря на отсутствующую смету, уже обсуждается учебный план на два здания, в центре города после ремонта (хотя, может, вернемся обратно, а может, и нет, говорит преподавателям директор колледжа) и на окраине.

Как это осуществить на практике, преподаватели не понимают — функционировать «на два здания» физически невозможно, потому что сам учебный процесс предполагает, что вот в одном кабинете у ученика групповой урок, в другом индивидуальный. Теперь вот ломают голову над тем, как за десять минут перемены организовать его перемещение на другой край города, на второе занятие. Но и с деньгами не все понятно — проблема в том, что на ремонт здания под переезд деньги-то хоть предварительно одобрены (только область их не дает), а вот на ремонт исторического — нет.

Деньги, как сказали педагогам, на ремонт исторического здания будут заказывать федеральные из Минкульта по нацпроекту. Их еще не выделили и неизвестно, когда выделят. То есть департамент культуры только будет подавать запрос о выделении средств. Ситуация дивная: сперва колледж выселят, и только потом департамент культуры подаст запрос о выделении средств на ремонт!

И вопрос, а выделит ли федеральный бюджет средства на ремонт исторического здания, и еще один — под какой будущий проект их будут просить? Педагоги говорят, что после отъезда музыкального училища деньги вполне могут попросить из нацпроекта уже не для ремонта музыкального колледжа, а какого-то другого здания. Например, какого-то культурно-концертного комплекса — историческое здание в «золотом» месте просто по-другому назовут, и когда его отремонтируют, никакого колледжа в нем, конечно, не будет.

А вот это уже знакомая ситуация, когда открывается не то, что было обещано изначально. Например, строят высотки вместо парков, торговые центры вместо поликлиник, ну и так далее. В этом же конкретном случае речь идет о «культурном центре». Как объяснила педагогам заместитель директора департамента образования, в заявке на федеральное финансирование музыкальный колледж поменяли на «культурный центр», потому что таким образом он якобы попадет под «программу реновации».

Чем же может быть этот культурный центр? По крайней мере, предварительно, об этом уже можно рассуждать. По мнению педагогов, на первом этаже вероятно расширят столовую (ну куда же без комфортабельного пункта питания в современном «культурном пространстве»!), также могут сделать два-три виртуальных развлекательных зала, концертный зал.

Куда денется в таком случае часть из 132 студентов колледжа, у которых на первом этаже аудитории, неизвестно. Но общее представление о том, чем может быть "культурный центр" в музыкальном колледже — именно такое, и, пожалуй, я с ним соглашусь. Во многих известных мне знаковых культурных объектах (Музей Победы, Третьяковская галерея и так далее) коммерциализация происходит именно так.

И вот тут мы подходим к самому интересному — зачем городить весь этот огород, нарываться на протесты общественности, недовольство родителей, если даже здание не хотят отдать под что-то прибыльное, типа клубного дома? Да все просто — что есть сегодня такое Кострома? Крупный туристический центр. Власти города ежегодно отчитываются о росте количества туристов и доходов от туризма в бюджет.

Так, в начале 2019 года было подсчитано, что за три года объем поступлений в бюджеты всех уровней от туристической деятельности вырос на 25% и составил 898,1 млн рублей. Если в 2012 году регион посетили 702,7 тысяч человек, то в 2018 году Костромская область встретила миллионного туриста. Ранее губернатор области Сергей Ситников ставил задачу сделать сферу туризма неотъемлемой частью развития экономики области.

Иными словами, Кострома «сырная» и «фольклорная» гораздо привлекательнее финансово, чем Кострома филармоний и классической музыки. Кому сдались ученики музыкального колледжа, грызущие нотную грамоту и прочие теории музыки, если на этом не заработаешь (оговорюсь специально, что народная музыка в колледже преподается)? А вот заработать на «исконно-посконном» сегодня достаточно легко — турист идет, ему нужна развлекуха и псевдо-традиционность, как тут не вспомнить лубочный Суздаль...

Тогда стоит задаться еще одним вопросом — а кому выгодно? Точнее, кому это может быть выгодно, ведь мы сейчас вступаем на скользкую тропу предположений. Но, тем не менее, имея полное право выдвинуть свою гипотезу (исключительно гипотезу), не так ли? Так вот, тот самый департамент культуры Костромской области (а колледж в областном подчинении, напомню) возглавляет Журина Елена Викторовна, которая главе Костромы Юрию Журину приходится супругой.

Ни в коем случае ни на что не намекаю — родственные связи тут могут быть совсем ни при чем. А могут и быть причем, правда? Кто, как не власти города будут главными бенефициарами превращения Костромы в туристическую витрину, даже если ради этого придется пожертвовать качественным музыкальным образованием, а может быть даже и исполнением — есть опасения, что в Костромской филармонии так же могут пробовать выдвинуть на первый план народников, несколько урезая в правах классические оркестры. Но это точно пока исключительно опасения автора статьи, дай-то Бог ошибиться.

Сегодня ученики и преподавательский состав колледжа находятся в «подвешенном» состоянии. Ремонт здания на окраине города остановился на стадии поиска подрядчика, план ремонта утвержден, но денег у области нет. На историческое здание Министерство культуры России по нацпроекту денег не дает. Безответным преподавателям музыки остается лишь уповать на то, что у власть предержащих проснется совесть и они не будут доводить ситуацию до края и остановят процесс разрушения музыкального колледжа. Говоря начистоту, главное во всей этой истории заключается в том, что чиновникам на слово не верит уже никто.

Оптимизация культуры и искусства
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна
Оптимизация культуры и искусства
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER