28
сен
2021
  1. Классическая война
  2. Производство вооружений
Юлия Горжалцан / ИА Красная Весна /
В Канберре и Вашингтоне невольные участники подлодочного кризиса до последнего момента не знали, какой политический разворот готовится буквально в соседних кабинетах

Кризис подводных лодок. Как Австралия всплыла в новой компании

Сандро Боттичелли, Рождение Венеры, 1485
Сандро Боттичелли, Рождение Венеры, 1485
Сандро Боттичелли, Рождение Венеры, 1485

Франция срочно отозвала послов из США и Австралии — у нее за спиной три страны Британского содружества тайно договорились создать новый альянс «типа НАТО», ориентированный на сдерживание военной мощи Китая в Индо-Тихоокеанском регионе. Имя новому региональному партнерству решено дать по первым буквам стран-участниц — AUKUS.

Первые щепки свежесрубленного альянса отлетели в сторону Парижа — у французской Naval Group сорвался контракт века на обновление подводного флота австралийских ВМС. Ситуация настолько серьезная, что западная пресса описывает происходящее словом «кризис» вместо, казалось бы, более подходящего для этого слова «скандал».

Излагая случившееся сухим языком судового журнала, можно констатировать следующее: 16 сентября правительство Австралии объявило о своих планах построить, по крайней мере, восемь атомных подводных лодок в рамках нового военного альянса с США и Великобританией.

В изложении госдепартамента США это звучало так: «В качестве первой инициативы в рамках AUKUS руководители США и Великобритании решили поддержать Австралию в приобретении атомных подводных лодок с обычным вооружением. Они признали, что разработка австралийских атомных подводных лодок будет совместным усилием трех стран. В течение следующих 18 месяцев трехсторонние усилия определят оптимальный путь для реализации этой идеи».

На официальном сайте министерства обороны Австралии сказано: «Это означает, что правительство Австралии больше не будет осуществлять совместную с Францией программу подводных лодок класса Attack».

Мрачным вестником, доставившим в Париж ошеломляющую новость, стал секретарь министерства обороны Австралии Грег Мориарти.

Еще в августе текущего года в совместном пресс-релизе министров обороны и иностранных дел Франции и Австралии всё еще говорилось: «Министры подчеркнули важность Future Submarine program». То есть официально министры декларировали верность договору об исполнении совместной подлодочной программы, а за спиной у французов в эти же дни австралийцы вели переговоры с американцами.

Как пишет The Guardian, буквально в тот же день, всего за несколько часов до того момента, когда официально было объявлено о создании союза AUKUS, австралийское правительство отправило письмо в Naval Group с уверениями о том, что оно удовлетворено характеристиками разработанной французами подводной лодки и общим ходом выполнения программы: «Ждем начала следующего этапа контракта». Впрочем, оправдываясь позднее, австралийцы заявили, что это письмо «не санкционировало начала нового этапа работ».

Как замечает бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд, «правительство Скотта Моррисона не выполнило договорное обязательство, а именно, „уведомить Naval Group в случае радикального изменения условий, объявленных в тендере“». «Они обязаны были начать с уведомления своего партнера, — утверждает Радд, — несоблюдение этого правила будет равносильно обману».

При этом, по информации ABC, премьер-министр Скотт Моррисон за день до объявления тайно созвал в Канберре комитет по национальной безопасности при кабинете министров, чтобы согласовать текст совместного заявления. Для этого с членов кабмина были сняты строжайшие австралийские коронавирусные ограничения.

Некоторые парадоксальные события по обе стороны Тихого океана и не менее удивительные заявления австралийских и американцских официальных лиц дают повод предполагать, что в Канберре и Вашингтоне многие причастные к описываемым событиям до последнего момента не знали о том, какой политический разворот готовится буквально в соседних с ними кабинетах.

Как пишет Reuters, австралийские чиновники заметили, что Франции как раз не пристало бы удивляться тому, что Австралия отменила контракт, поскольку недовольство от затягивания сроков и раздувания бюджета в течение многих лет выражалось ими официально и публично.

В ответ на это французские официальные лица с несдерживаемой обидой заявили, что Канберра никогда не предлагала им использовать в заказанных подлодках ядерный двигатель, даже когда Париж сам поднимал этот вопрос в порядке собственной инициативы. Еще раз напомним, что контракт предусматривал переделывание проекта новейшей атомной подлодки класса Barracuda путем замены в нем ядерного реактора на некие эксклюзивные воздухонезависимые энергетические установки.

Казалось бы, что могло быть проще, чем сразу заказать у французов доведенные ими до ума атомные подводные лодки, подобные тем, что уже находятся в составе французского флота? Зачем надо было упорно склонять французов к противоестественному проектированию крупнейших в мире неатомных подлодок, чтобы затем так неожиданно отдаться американцам? Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан назвал такой оборот событий «ударом в спину».

Бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд в авторской колонке, опубликованной Le Monde, заявил: «У Австралии могут быть важные стратегические или технические причины, чтобы изменить свое мнение и решить, что теперь ей нужны подводные лодки другого типа. Но ни одна из этих причин не может оправдать то, как она в этом вопросе обошлась с Францией».

Стоит заметить, что затягивать сроки и раздувать уже подписанные бюджеты — это обычная практика в отрасли, и американские компании не вылезают из подобных скандалов. С другой стороны, работы над головной подлодкой Suffren класса Barracuda — прообразом франко-австралийских лодок класса Attack — продолжались почти тринадцать лет: с конца 2007 года и до принятия ее на вооружение в ноябре 2020 года.

Швартовка американской АПЛ класса Virginia в базе Перл-Харбор
Швартовка американской АПЛ класса Virginia в базе Перл-Харбор
Перл-ХарборбазевVirginiaклассаАПЛамериканскойШвартовка

Впрочем, как говорят сами французы, этот подзатянувшийся роман современного кораблестроения позволил им миновать многие разложенные грабли, по которым прошлись их американские и английские коллеги, вводившие в строй в эти же годы свои атомные ударные лодки классов Virginia и Astute.

Как заявил в интервью Defense News бывший сотрудник министерства обороны администрации Буша и военный аналитик из Арлингтонского института Лексингтона Дэн Гуре, «подобно тому, как в сфере недвижимости есть железобетонное плавило трех „М“: местоположение, местоположение и еще раз местоположение — так же и в судостроении есть правило трех „П“: предсказуемость, предсказуемость и предсказуемость». В этом образном сравнении аналитик выразил, быть может, главную проблему индустрии.

Разработка и строительство современных кораблей, то есть гигантских, высокотехнологичных и крайне материалоемких объектов, является сложнейшим процессом, требующим долгосрочного привлечения огромного количества специфического оборудования и обученных специалистов, согласования социальных программ и профсоюзных договоров, закупки и доставки сырья — все это свозится на верфи, количество которых тоже ограничено и заранее распределено.

Начинать крупные программы военного судостроения в условиях политической неопределенности никто не хочет — слишком велики риски закрутить всю эту сложнейшую карусель и остаться с носом, как французская компания Naval Group.

Что же наделали австралийцы и почему Китай грозит им теперь ядерной войной, будет рассказано в следующей статье…

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER