В спорах о возможных приобретениях Турции по итогам Мадридского соглашения уходит из виду важнейший момент — насколько заплаченная цена оправдывает то, что стояло на кону

Турецкий триумф или «пшик»? Мнения о сделке Турции, Швеции и Финляндии

Жан Батист Ванмур. Шествие султана в Стамбуле (фрагмент). 1737
Жан Батист Ванмур. Шествие султана в Стамбуле (фрагмент). 1737
Жан Батист Ванмур. Шествие султана в Стамбуле (фрагмент). 1737

Подписанный в Мадриде трехсторонний меморандум Турции, Швеции и Финляндии, предполагающий согласие Анкары на присоединение двух стран к НАТО в обмен на ряд уступок, вызвал среди политиков и комментаторов очень неоднозначные трактовки, вплоть до диаметрально противоположных.

Для начала кратко приведем основные договоренности трех стран, зафиксированные в тексте меморандума:

1. Финляндия и Швеция не будут оказывать поддержку YPG/PYD (курдская «Партия демократический союз» и «Отряды народной самообороны» — прим. ИА Красная Весна) и организации, которую в Турции называют FETO (движение противника Эрдогана Фетхуллаха Гюлена — прим. ИА Красная Весна). Финляндия и Швеция однозначно осуждают все террористические организации, совершающие нападения на Турцию, и выражают свою глубочайшую солидарность с Турцией и семьями жертв.

2. Финляндия и Швеция подтверждают, что РПК (Рабочая партия Курдистана — прим. ИА Красная Весна) является запрещенной террористической организацией, и обязуются предотвращать деятельность РПК и всех других террористических организаций и их ответвлений, а также деятельность лиц, входящих в аффилированные и вдохновленные группы или сети, связанные с этими террористическими организациями. Турция, Финляндия и Швеция договорились активизировать сотрудничество для предотвращения деятельности этих террористических групп.

3. Швеция подтверждает, что 1 июля вступает в силу новый, более жесткий Закон о террористических преступлениях. Финляндия и Швеция будут вести борьбу с терроризмом решительно и в соответствии с положениями соответствующих документов и политики НАТО и предпримут все необходимые шаги для дальнейшего ужесточения законодательства с этой целью.

4. Турция, Финляндия и Швеция подтверждают, что в настоящее время между ними нет национальных эмбарго на поставки оружия…

5.Турция, Финляндия и Швеция обязуются создать совместный структурированный механизм диалога и сотрудничества на всех уровнях власти, в том числе между правоохранительными органами и спецслужбами, для укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом, организованной преступностью и другими общими проблемами по их решению.

6. Турция, Финляндия и Швеция обязуются бороться с дезинформацией и предотвращать злоупотребление своим внутренним законодательством в интересах или поощрении террористических организаций, в том числе посредством действий, подстрекающих к насилию против Турции.

7. Финляндия и Швеция обязуются поддерживать как можно более полное участие Турции и других союзников, не входящих в ЕС, в существующие и будущие инициативы Общей политики безопасности и обороны Европейского Союза, включая участие Турции в проекте PESCO по военной мобильности.

Сообщается также, что для реализации достигнутых договоренностей три страны «создадут Постоянный Совместный механизм с участием экспертов из Министерств иностранных дел, внутренних дел и юстиции, а также Разведывательных служб и учреждений безопасности», причем он будет «открыт для присоединения других участников».

Турция при этом «подтверждает свою давнюю поддержку политики открытых дверей НАТО и соглашается поддержать на Мадридском саммите 2022 года приглашение Финляндии и Швеции стать членами НАТО».

Сразу после обнародования меморандума министр юстиции Турции Бекир Боздаг заявил, что его ведомство направит в Финляндию и Швецию напоминания о том, что у них на рассмотрении лежат документы на экстрадицию в Турцию 17 активистов РПК и 16 членов FETO, на положительное решение по которым в Анкаре очень надеются в свете подписанных договоренностей.

По прибытии из Мадрида Эрдоган озвучил более масштабные требования — по его словам, Швеция обязалась выдать Турции 73 «террориста», но пока что выдала только трех. Сколько должна выдать Финляндия, он не сообщил, но глава финского МИДа Пекка Хаависто уже заявил, что его страна ни при каких обстоятельствах не выдаст Турции собственных граждан.

Хаависто также добавил, что для экстрадиции кого-либо в Турцию понадобятся «очень веские основания», например, «доказанное в Финляндии» террористическое преступление. Если же подозреваемому грозят «пытки или смертная казнь», то Финляндия его не выдаст в любом случае.

В Швеции в связи с подписанным меморандумом и заявлениями турецкого руководства разгорается скандал. Независимый курдский депутат Аминэ Какабаве уже назвала подписание соглашения «черным днем» и заявила, что будет поднят вопрос о доверии главе шведского МИДа Анн Линде. Критика звучит также со стороны Левой партии.

Премьер-министр Магдалена Андерссон, выразив приверженность всем подписанным договоренностям, уже заявила, что ее страна продолжит оказывать «гуманитарную помощь» курдам на Северо-Востоке Сирии.

Так что же это всё-таки было? Приведем различные точки зрения и попробуем разобраться.

Мадридский триумф Эрдогана

Турецкая пресса в основном охарактеризовала подписание меморандума как победу Турции, которая смогла «продавить» свою позицию и заставила Швецию и Финляндию идти на уступки.

Собственно, именно так подписание соглашений и было обставлено публично, об этом недвусмысленно свидетельствует текст совместного заявления трех стран. Еще одной значимой деталью стали заявления и поведение генсека НАТО Йенса Столтенберга, который, как обратили внимание в турецкой прессе, дабы уважить партнеров из Анкары, старательно выговаривал по-новому «Türkiye» вместо старой версии названия страны «Turkey».

В поистине триумфальных красках описывают итоги соглашения с Финляндией и Швецией турецкий официоз и сторонники Эрдогана, щедро используя эпитеты «историческое», «стратегическое» и в таком духе. Общим знаменателем здесь стал заголовок турецкого издания Milliyet — «Наша Турция получила то, что хотела».

Восторженные голоса сторонников турецкого президента с немалой долей иронии на страницах KARAR описал экс-советник Эрдогана, турецкий журналист Акиф Беки: «США сдались, Европа сдалась. Скандинавский дуэт встал на колени, умоляя Анкару о пощаде, сожалея о том, что они родились. Швеция и Финляндия, испытывая угрызения совести, сели и пообещали „больше не поддерживать терроризм“, как будто они ранее категорически не отвергали обвинения в том, что поддерживали терроризм».

Нет смысла приводить здесь восторженные похвалы в адрес турецкого руководства, однако мнения о том, что же Турция получила реально, представляют интерес.

Ректор Университета Артвин Кору и эксперт по международным отношениям профессор Мустафа Сытки Билгин, мнение которого приводит Independent Turkey, считает, что подписание соглашения является безусловным фактором повышения авторитета и статуса Турции.

При этом Билгин отвергает точку зрения, согласно которой Турция сдалась под нажимом западных союзников: «Эти страны думали, что добьются своих целей дипломатическим давлением при поддержке США, ничего не дав Турции, но Анкара сопротивлялась и четко обозначила условия. Вроде бы при договоренности эти условия были соблюдены… Это произошло благодаря ее (Турции — прим. ИА Красная Весна) геополитическому и стратегическому военному положению, то есть собственной силе. История повторилась еще раз. Страны-кандидаты должны были получить согласие, столкнувшись с могуществом Турции».

Журналист лоялистской газеты Yeni Safak Али Сайдам приводит другие аргументы, объясняя пользу достигнутого соглашения для Анкары. По его мнению, несмотря на то, что США продолжают поддерживать курдскую партию «Демократический союз» (PYD) и «Отряды народной самообороны» (YPG), подписанный на саммите НАТО документ «дает дорогу признанию того, что PYD и YPG являются „террористическими организациями“, легитимизируя тем самым большую операцию за южной границей, к которой готовится Турция».

Изображение: (cc) Kurdishstruggle
Бойцы-курды. Сирия
Бойцы-курды. Сирия
СирияБойцы-курды.

По словам Сайдама, Турция смогла прорвать непонимание и «изоляцию», сложившиеся в НАТО по поводу турецких интересов в курдском вопросе. А если Швеция и Финляндия вздумают оставить достигнутые договоренности лишь на бумаге, турецкий парламент может просто не одобрить расширение НАТО, чего требует процедура.

Более детально эту точку зрения на страницах Hurryet изложил журналист Седат Эргин, который провел детальный анализ содержания текста подписанного трехстороннего меморандума. Опишем в тезисах основные достижения Турции, по мнению Эргина:

1. Две страны-кандидата в члены НАТО под эгидой генсека альянса признали, что YPG/PYD являются «организациями, угрожающими национальной безопасности Турции». Такое признание статуса этих организаций происходит впервые. Ранее Запад вообще отрицал какую-либо связь YPG/PYD с «террористической» Рабочей партией Курдистана и не признавал их опасность для Турции.

2. FETO также признана организацией, угрожающей нацбезопасности Турции, и кандидаты в НАТО обязались ее не поддерживать. Таким образом, «путь в НАТО в каком-то смысле не в том, чтобы защищать эту организацию». Однако тут же возникает закономерный вопрос: как объяснить тот факт, что лидер FETO Фетхуллах Гюлен «благополучно живет в штате Пенсильвания, США»?

3. Успешность подписанного соглашения зависит от того, как оно будет реализовано, и здесь у Турции остается «козырь». Протоколы о вступлении Финляндии и Швеции в НАТО должны будут получить одобрение в парламентах 30 стран — членов альянса, а также Совета НАТО. Таким образом, Турция, если ей что-то не понравится, сможет помешать вступлению двух стран в альянс.

Надо отметить, что еще одним завоеванием Эрдогана по итогам мадридской встречи являются политические очки, которые очень важны в условиях надвигающихся выборов и низких рейтингов правящей партии.

И здесь, помимо дежурного славословия соратников турецкого президента, есть объективная специфически турецкая составляющая, описанная журналистом Исметом Берканом в статье «Стремление к принятию и внешняя политика Эрдогана» на страницах оппозиционного издания KARAR.

«Для нас, турок, очень важно быть принятыми Западом, получить похвалу, уважение и страх со стороны Запада. Если бы в арабской газете была хвалебная статья о Турции или Стамбуле, мы бы даже не узнали об этом, нам было бы всё равно; если бы паршивый французский журнал похвалил Стамбул, турецкая пресса немедленно подхватила бы это и сообщила», — отметил Беркан.

Журналист при этом признаёт, что юридическая сила подписанного соглашения «вызывает споры», однако главный итог события вовсе не в этом.

«Так что же произошло? Вот что: президенту Эрдогану сначала позвонил президент США Байден, а затем прошла встреча, состоявшаяся прошлой ночью. Теперь пришло время представить Эрдогана отечественной публике как незаменимого лидера, высоко ценимого на Западе», — заключил Беркан.

Мадридский проигрыш Эрдогана

Сразу после подписания соглашения политические противники турецкого президента заявили, что произошло предательство национальных интересов Турции.

В частности, соответствующее заявление сделала глава «Хорошей партии» Мерал Акшенер: «Подпись правительств Швеции и Финляндии без какого-либо конкретного развития есть уступка, несовместимая с интересами нашей страны. Согласно тексту меморандума, трехсторонний механизм, который будет создан для выполнения данных обещаний, вступит в силу после того, как Швеция и Финляндия станут членами НАТО. Если этот механизм не сработает, Турции, потерявшей козырь НАТО, придется лишь возражать и искать собеседника для объяснения своей правоты».

Также Акшенер отметила, что YPG и PYD, являющиеся «ветвями одного ядовитого дерева» с РПК, так и не были признаны террористическими организациями.

Председатель несистемной партии «Родина» Догу Перинчек заявил, что турецкое правительство «сделало вид, что сопротивляется угрозе США, а затем капитулировало».

Лидер парламентской «Партии Победы» Юмит Оздаг, руководствуясь фундаментальным недоверием западным союзникам Турции, назвал решение Эрдогана «стратегической ошибкой», поскольку в лице Швеции и Финляндии РПК получит новых «союзников внутри НАТО».

Похожего мнения придерживается и уже упомянутый колумнист KARAR Акиф Беки. По его словам, Швеция и Финляндия сделали Турции одолжение и «даже подписали соглашение, что больше не будут делать того (поддерживать терроризм — прим. ИА Красная Весна), что так и не признали…» «Что изменилось в их отношении к РПК, YPG и FETO? … Они смогли обойтись почти без каких-либо новых обязательств, если не считать мелких словесных взяток», — отметил журналист.

Опасения, что обязательства перед Турцией банально не будут исполнены, высказывают многие. Турецкий журналист Сахиб Бекир в своем Telegram-канале «Гогол Турции» отмечает распространившиеся в турецких соцсетях опасения, что соглашение станет аналогом ранее достигнутых договоренностей с США и Россией по отводу сил с приграничных сирийских районов, которые якобы «так и не были выполнены».

О том, что Западу не стоит доверять, напомнил и глава комитета Госдумы РФ по международным делам Леонид Слуцкий: «На месте Турции я бы не сильно обольщался относительно полученных заверений в обмен на отказ от вето на вступление финнов и шведов в НАТО. Горбачёву тоже обещали…»

Таким образом, реальные итоги достигнутых договоренностей в действительности будут зависеть от того, как они будут реализованы на деле. В связи с этим российский эксперт Владимир Аватков отмечает, что Анкара вынуждена была довольствоваться «бумажными» обещаниями вследствие своей слабой позиции: «Было бы всё хорошо — турки бы торговались до последнего еще лет пять. А сейчас немного сошли с дистанции. Видимо, всё же есть осознание, что страна не в том положении, чтобы так рисковать и еще более обострять и без того непростые отношения с Западом».

Оригинальное мнение высказал директор по исследованиям Института Анкары, экс-советник главы МИД и премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу Осман Серт. По его мнению, то, что произошло в Мадриде, на самом деле, вероятно, стало итогом «произошедшего в Анкаре перед отъездом в Мадрид», когда Эрдогану позвонил Байден.

Он отмечает, что в целом турецкий демарш пошел по тому пути, который сформулировали официальные лица США, изначально высказывавшие мнение, что все противоречия будут вовремя разрешены. В итоге, по мнению Серта, пострадал авторитет Турции: «Если вы с самого начала пустите в ход козыри последней минуты, такие как военная мощь или право вето, однажды вам придется сказать: „Я не шучу, смотрите“, чтобы заставить поверить в вашу угрозу. Когда вы не выполняете сказанное, теряет ценность не только ваше слово, но и доверие к стране, которую вы представляете».

Что касается отмечаемых «сдвигов» Запада в его отношении к беспокоящим Турцию YPG, PYD и FETO, то и эти «достижения» некоторыми ставятся под сомнение. В частности, такую точку зрения высказал российский эксперт Кирилл Семенов: «По сути, Турции не удалось добиться своей цели признать филиалы РПK тем же самым, что и сама РПK, то есть террористической организацией. А это уже смазывает всю картину и дает тем же шведам и финнам возможность по-прежнему служить прибежищем как для сторонников Фето, так и YPG/PYD, если нет прямых доказательств их участия в терактах и т. д.»

Эксперт по Турции Яшар Ниязбаев и вовсе считает, что главным итогом Мадрида лично для Эрдогана стала встреча с президентом США. А единственной существенной уступкой, которую получила Турция от Запада, стала отмена оружейного эмбарго со стороны Швеции и Финляндии. То, что вопрос эмбарго является «одной из наиболее конкретных тем в меморандуме», отметила и редакция BBC Turkce.

А что в сухом остатке?

Как можно заключить из приведенных выше мнений, споры в вопросе выгод и приобретений Турции по итогам переговоров в основном крутятся вокруг того, выполнят ли финны и шведы свои обязательства, и может ли Турция верить своим западным союзникам.

Однако в этих спорах теряется еще один важный момент — насколько выгоды для Турции (даже если поверить в то, что западные союзники не обманут Анкару) соответствуют тому, что стояло на кону.

И для Швеции, и для Финляндии, как неоднократно указывалось в прессе, вступление в НАТО подводит черту под политикой нейтралитета, которой страны придерживались столетиями. А это вопрос фундаментальный, гораздо более серьезный, чем отношение этих стран к антитурецким курдским сепаратистам.

Более того, главным интересантом расширения НАТО выступает Вашингтон, стремящийся таким образом усилить военно-политическое давление на Россию и окончательно переформатировать Европу в нужном США ключе. А он в «торге» даже и не поучаствовал, таким образом, здесь Анкара не получила вообще ничего… Или получила?

В связи с этим крайне интересно мнение бывшего генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера, занимавшего свой пост в 2004–2009 гг.: «Интересно, какую цену за это (согласие на расширение НАТО — прим. ИА Красная Весна) возьмет Турция. Потому что это не может быть просто потому, что Финляндия и Швеция становятся немного жестче в отношении курдских террористов и экстремистов», — заявил Схеффер.

Он напомнил историю назначения на пост генсека НАТО Андерса Фог Расмуссена. Тогда единственным противником кандидатуры также выступила Турция, припомнившая Расмуссену несогласие принять Турцию в ЕС и одобрение карикатур на пророка Мухаммеда.

Схеффер рассказал, как удалось тогда развязать «турецкий узел»: «Мы заплатили цену, чтобы убедить Эрдогана. Мы сидели с лидерами стран НАТО, включая тогдашнего президента США Барака Обаму, и договорились, что заместителем генсека должен быть назначен турок. Такова была цена в то время».

О неравноценности обмена говорит и преподаватель политологии и международных отношений Университета Эсеньюрт профессор др. Саит Йылмаз, мнение которого приводит Independent Turkey.

Он считает, что отказ Финляндии и Швеции от поддержки «террористов» ничего не даст, поскольку реальными «центрами террора» являются Германия, Франция, Нидерланды и Дания. Таким образом, Анкаре следовало требовать, чтобы НАТО в целом изменило политику по беспокоящему ее вопросу, а также сняло оружейное эмбарго в отношении Турции.

Кроме того, Анкара должна была оставить себе около года на то, чтобы посмотреть, как партнеры выполняют взятые на себя обязательства. Но и этого сделано не было. Почему произошло именно так, Йылмаз не знает. Однако он не исключает, что между Турцией и ее западными союзниками есть и другие договоренности, о которых пока что не сообщается. «Время покажет, что было дано взамен», — заключил эксперт.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»