5
апр
2020
  1. Политическая война
  2. «Дело 1 марта» в Армении
Ольга Юшина / ИА Красная Весна /
Суд, в котором обвиняемыми выступают люди, сохранившие в Армении порядок и законность, продолжается. И продолжает находиться под арестом Роберт Кочарян, несмотря на сложности со здоровьем и на то, что скрываться от суда он явно не собирается.

Процесс Кочаряна замысловатее «Процесса» Кафки. Интервью с адвокатом

Роберт Кочарян
КочарянРоберт
Роберт Кочарян
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Вот уже больше года прошло с момента, когда экс-президенту Армении Роберту Кочаряну предъявили обвинение в свержении конституционного строя. Парадокс состоит в том, что такое обвинение предъявлено человеку, сделавшему всё, чтобы предотвратить государственный переворот в 2008 году, причем предотвратить максимально мирными средствами.

Уже обнародованы доказательства того, что в подтасовку результатов президентских выборов в Армении в 2008 году не верили даже те, кто громче всего о ней заявлял. Есть многочисленные свидетельства того, что «мирные демонстранты» были вооружены, в том числе огнестрельным оружием. Но суд, в котором обвиняемыми выступают люди, сохранившие в Армении порядок и законность, продолжается. И продолжает находиться под арестом Роберт Кочарян, несмотря на сложности со здоровьем и на то, что скрываться от суда он явно не собирается.

На вопросы корреспондента ИА Красная Весна о состоянии здоровья второго президента Армении и о ходе его дела ответил член адвокатской группы Кочаряна Айк Алумян.

ИА Красная Весна Роберта Кочаряна 3 февраля перевели из медцентра обратно в СИЗО. В тот же день помощник генпрокурора Гор Абрамян сообщил, что из-за опасности заражения коронавирусом планируется изменить меру пресечения двадцати заключенным, которые имеют хронические заболевания. Роберта Кочаряна за последнее время дважды госпитализировали. Войдет ли он в число освобожденных из-под стражи?

Айк Алумян: Думаю, к господину Кочаряну будет применен «особый подход». То есть одно дело, когда речь идет об обычных заключенных, а другое дело, когда речь идет о втором президенте, кто с первого же дня ареста стал «личным заключенным» нынешнего премьер-министра Никола Пашиняна. Здесь любые доводы из области права, медицины, логики и т. п. сталкиваются с инстинктом самосохранения конкретного судьи, которая должна вынести конкретное решение об освобождении господина Кочаряна. За неимением юридических аргументов для дальнейшего содержания господина Кочаряна под арестом, судья попросту перестала ходить на работу, взяв больничный лист.

ИА Красная Весна Как Вы считаете, представляет ли для Вашего подзащитного опасность дальнейшее нахождение в СИЗО в условиях вспышки коронавируса?

Айк Алумян: Безусловно. По ряду причин, в том числе возраста, наличия проблем сердечно-сосудистой системы, господин Роберт Кочарян находится в группе людей, особо уязвимых для данного вируса. Более того, по тем же причинам эта группа людей имеет наименьшие шансы выздороветь в случае заражения данным вирусом.

ИА Красная Весна Какова судьба ходатайства бывших премьер-министров Армении и Арцаха о замене меры пресечения Роберту Кочаряну?

Айк Алумян: Как я и сказал, судья, которая ведет уголовное дело, взяла больничный и вот уже более 20 дней не является на работу. Председатель суда нам письменно ответил, что ходатайство может рассмотреть исключительно та судья, в производстве которой находится уголовное дело господина Кочаряна. Видимо, председателю суда невдомек, что несколько лет назад Высшим судебным советом РА уже было принято решение, что в такого рода неотложных случаях рассмотрение ходатайства передается другому судье того же суда.

ИА Красная Весна Относительно недавно Роберт Кочарян заявил, что в материалах дела «1 марта» нет большого количества важных материалов, которые точно существовали, и он сам их видел. В частности, отчеты силовых структур и т. п. Была ли со стороны суда или со стороны обвинения какая-то реакция по этому поводу?

Айк Алумян: Никакой реакции. Однако добавлю, что большая часть материалов уголовного дела, более 600 томов, относящаяся к событиям 1-го марта 2008 года, до сих пор еще не передана в суд и находится у следователя, хотя дело уже слушается в суде. А содержание этих 600 томов не разглашается со ссылкой на тайну следствия. Это полнейший абсурд, здесь ситуация намного замысловатее, чем в «Процессе» гениального Кафки. В этом смысле коллективная фантазия наших следователей и прокуроров куда изощреннее.

ИА Красная Весна 23 марта стало известно о том, что глава ВСС Рубен Вардазарян обратился к руководителю Палаты адвокатов Ара Зограбяну с требованием привлечь к дисциплинарной ответственности адвокатов Айка Алумяна, Ованеса Худояна и Миграна Погосяна за якобы неуважительное отношение к суду. Поводом стало то, что адвокаты сели в кресла судей и прокурора в момент, когда заседание суда не велось. Вы, в свою очередь, заявляли, что обвинения полностью беспочвенны, поскольку заседания суда на этот момент не было. Это дело имело какое-то продолжение?

Айк Алумян: Председатель палаты адвокатов возбудил дисциплинарное производство, и в скором времени Совет палаты адвокатов будет расследовать данный инцидент. Надо сказать, что я, в свою очередь, ходатайствовал, чтобы дисциплинарное производство в отношении меня непременно было возбуждено. Необходимо, чтобы инцидент, имевший место 17.03.2020 в зале суда, был непременно расследован, и были даны соответствующие оценки.

Нам, адвокатам, это нужно в первую очередь, поскольку в тот день мы столкнулись с полнейшей безответственностью как судьи, так и судебных служащих. Надо также, чтобы публично были обсуждены претензии главы ВСС Вардазаряна, который до сих пор считает, что адвокат, усевшийся на место прокурора, этим самым проявляет неуважение к прокурору.

Это же типичный «профессиональный расизм». Только вдумайтесь: человек, имеющий такие представления о соотношении статусов адвоката и прокурора, в течение десятков лет работал судьей, возглавлял Ереванский суд, а ныне возглавляет Высший судебный совет РА.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER