24
сен
2021
  1. Социальная война
Татьяна Осипенко / Газета «Суть времени» №448 /
А бесконтрольные выплаты денег непонятно кому неизвестно за что ― это, видимо, образец целесообразности и никак не влияет на бюджет?

Ковид нельзя тестировать

Изображение: (cc) A.Savin
Здание Института им. Роберта Коха в Веддинге, Берлин, Германия. 2021
Здание Института им. Роберта Коха в Веддинге, Берлин, Германия. 2021
Здание Института им. Роберта Коха в Веддинге, Берлин, Германия. 2021

В предыдущей части нашего исследования мы начали разбирать национальную стратегию тестирования на коронавирус, разработанную Институтом имени Роберта Коха (ИРК). В частности, мы отметили, что часть немецкого научного сообщества сомневается в точности выбранных методов тестирования и достоверности получаемых результатов. А значит, ценность этих результатов для оценки эпидемиологической ситуации в стране ставится ими под вопрос. Мы не утверждаем, что критики национальной стратегии тестирования располагают «железобетонными» доказательствами неправоты ИРК в выборе тестов на коронавирус. Но мы считаем, что эти сомнения оправданы, что они подкреплены определенными научными результатами. Так не пора ли начать всестороннее разбирательство данных и методов, используемых для оценки эпидемиологической ситуации в Германии? К сожалению, речи о чем-то подобном даже не идет. Данные альтернативных научных работ существуют сами по себе, «коронавирусная» вакханалия — сама по себе.

Оставим на время в покое вопрос точности тестов. Поговорим о том, что происходит после тестирования. Данные обо всех положительных результатах тестов должны быть переданы по цепочке: первичное звено — местные департаменты здравоохранения — федеральные департаменты здравоохранения — ИРК. В первичное звено входят в числе прочих лаборатории, лечебно-профилактические и образовательные учреждения. Все они законодательно обязаны сообщать необходимую информацию в местные департаменты здравоохранения. Кроме того, около 250 лабораторий на добровольной основе уведомляют Институт имени Роберта Коха о результатах своих тестирований. Для этого разработан специальный формуляр, в котором, кроме результатов, указывается масса других данных, включая имя и фамилию, адрес, пол, возраст человека. Информация должна поступить в Институт имени Роберта Коха не позднее, чем на следующий день после получение результата. За это время участники процесса должны успеть перепроверить и уточнить полученные данные.

Результатом этой сложной процедуры становятся отчеты об эпидемиологической ситуации в стране. В отчеты включаются положительные результаты только ПЦР–тестов. Пикантность этих отчетов состоит в том, что число случаев заражения SARS-CoV-2 не соответствует числу протестированных лиц. ИРК не скрывает, что в данные может быть включено многократное тестирование пациентов в больницах. Послушайте, мы регулярно слышим о невероятных достижениях в области искусственного интеллекта! Имея на руках фамилию и имя пациента, нельзя было разработать алгоритм, который бы высчитывал процент повторений или хотя бы не позволял дублировать информацию? Насколько завышено число случаев заражения коронавирусом, которое долгое время определяло общественную жизнь в ФРГ, остается загадкой по сей день.

Это мы описали идеальную картину. В действительности все гораздо запутаннее. Необходимая информация зачастую поступает в ИРК гораздо позже. В том числе потому, что многие больницы и врачебные практики передают информацию в местные департаменты по факсу. Вот такая цифровизация по-немецки. Больше года прошло с начала эпидемии, а земельные власти не смогли создать полноценную электронную платформу для хранения и сбора данных. В результате в системе возникает постоянный хаос. Институт имени Роберта Коха начинает приписывать запоздавшие данные тем датам, в которые они были им получены. К этому добавляется необходимость исправлять и дополнять неполную информацию. В таких условиях остается только надеяться, что в базе ИРК действительно представлены только результаты «надежных» ПЦР-тестов, а число случаев заражения не превышает многократно реальное число зараженных коронавирусом.

Скажут, что я придираюсь. Поверьте, меня бы вопросы тестирования, тестов и их результатов вообще не волновали, если бы на основании каких-то невнятных цифр обществу не предписывались жесткие запреты. Стратегия тестирования ведь идет в одном наборе с инструкциями об изоляции заразившихся коронавирусом. В них все так же подробно и запутанно описывается ― кого и в каких случаях отправлять на карантин. На базе этих инструкций правительства федеральных земель, а вслед за ними и муниципалитетов начинают разрабатывать свои предписания. Результатом чего становится требование к немецким гражданам отправляться на самоизоляцию на 14 дней на основании положительного экспресс-теста. То есть на основании результата, точность которого уже подвергнута сомнению, который ИРК учитывать нигде не хочет и требует перепроверить более точными методами.

Национальная стратегия тестирования, которая якобы должна помочь взять под контроль распространение коронавируса (ведь это обещалось в сценарии ИРК, который мы обсуждали в предыдущей статье), постоянно порождает проблемы. Это происходит в силу описанных выше причин. Как только на это начинают накладываться дополнительные постановления немецкого правительства, ситуация становится совсем запутанной. Особенно в Германии, где любые неадекватные предписания местные власти интерпретируют каждый на свой манер.

Пока в Германии применялись преимущественно ПЦР-тесты и только для мониторинга ситуации в лечебных учреждениях, врачебных практиках, домах престарелых и для контроля въезжающих, основной проблемой было завышение числа случаев заражений SARS-CoV-2. Кроме того, если данные научной группы профессора Штанга верны, то получается, что часть положительно тестированных на коронавирус еще и напрасно сидела на карантине.

Но все это можно считать «мелочами» по сравнению с тем, что началось в результате массового применения экспресс-тестов. В октябре 2020 года ИРК разрешил широкое применение таких тестов для мониторинга ситуации с коронавирусом в школах и на рабочих местах. Для школ ИРК разработал отдельную инструкцию по тестированию и мерам профилактики ― краткий пересказ критериев и пояснений из национальной стратегии тестирования и относящихся к ней предписаний. Поскольку очень многое оставляется на усмотрение местных органов здравоохранения, то предложенные ИРК меры стали интерпретироваться по-разному. В результате сложилась ситуация, когда в федеральных землях действуют различные правила школьного карантина. Где-то на самоизоляцию должен отправиться только заболевший ребенок, а где-то ― весь класс.

Но ИРК и немецкие бюрократы должны же понимать, что предписания предписаниями, а человеческий фактор никто не отменял. Если директор школы человек здравомыслящий, то он найдет способ, как свести число заражений в его учреждении к минимуму. Он даже закон нарушать не будет, просто выберет самый мягкий из вариантов тестирования. А вот если администратором окажется человек, про которого принято говорить «усердный дурак», то результат может оказаться самым плачевным. Так что именно ИРК мониторит в школах? Количество случаев заражений коронавирусом или умение школьных коллективов приспосабливаться к ситуации?

Глава системы охраны здоровья Йенс Шпан и главы федеральных департаментов уже пообещали привести к единому стандарту правила школьных карантинов. Но никто так и не объяснил, зачем вообще проводить мониторинг с использованием тестов, которые для этого не подходят. Тем более среди детей, которые к группе риска не относятся.

В апреле 2021 года появилась новая редакция закона о защите от инфекций, которая регулировала ограничительные меры в стране на основании числа случаев заражения SARS-CoV-2 на 100 000 жителей. Если этот показатель превышал 35, то немецкие граждане были обязаны предоставить результаты экспресс-теста, если хотели посетить заведения общественного питания, культурные мероприятия, воспользоваться услугами парикмахерских или салонов красоты. Эта редакция закона стала, по сути, попыткой распространить стратегию национального тестирования на как можно большие сферы жизни общества. В результате возникла новая проблема ― экономическая заинтересованность.

Предоставление услуг экспресс-тестирования оказалось очень прибыльным делом. Особенно бурный рост числа пунктов, предоставляющих такие услуги, произошел в мае 2021 года, когда количество новых случаев заражения коронавирусом заметно упало. Появилась возможность посетить магазины и кафе, для чего и потребовались результаты тестов. Процедуру открытия и работы самих пунктов то ли не захотели, то ли не успели продумать. Желающим оказывать услуги по экспресс-тестированию нужно было пройти несколько часов онлайн-обучения, а затем можно было тестировать «клиентов» и получать от государства 18 евро за каждый тест. При этом регистрировать каким-либо образом протестированных людей не полагалось.

В конечном итоге выяснилось, что местные власти понятия не имеют, сколько пунктов экспресс-тестирования действуют на их территории, и не могут проверить, какое количество людей в каждом из них тестируется на самом деле. Прокурорские проверки деятельности этих центров начались только после публикаций разоблачающих материалов в ряде газет. Речь шла о том, что хозяева центров тестирования многократно завышали количество фактически проведенных тестов в своих официальных отчетах на получение денег.

Если называть все своими именами, то речь идет о нецелевых растратах денег налогоплательщиков, что связано с отсутствием контроля со стороны местных органов власти. То есть возник кумулятивный эффект от наложения непродуманной процедуры открытия пунктов тестирования на бюрократический принцип «плати, а потом проверяй». Чему посодействовала и сама национальная стратегия тестирования, пользуясь которой пытаются контролировать жизнь общества.

Абсолютно непонятно, как долго продолжалась бы эта «золотая лихорадка» с экспресс-тестами, если бы СМИ не начали бить тревогу. Представители правящей коалиции и некоторые главы федеральных земель рассуждали о том, что бесплатные тесты для непривитых ― это, видите ли, неправильное использование денег налогоплательщиков. А бесконтрольные выплаты денег непонятно кому неизвестно за что ― это, видимо, образец целесообразности и никак не влияет на бюджет?

Повальное использование экспресс-тестов становится совсем уж сомнительным, если учесть, что организаторы центров тестирования не обязаны передавать свои данные в местные департаменты здравоохранения. Немецкие бюрократы сделали ставку на то, что человек с положительным результатом теста на антиген сразу же побежит проверяться с использованием «золотого стандарта»? Дудки! Он пойдет в соседний «ларек» для тестирования и сделает еще один экспресс-тест, а потом еще один, пока не получит отрицательный результат. А способствовать этому будет плохо обученный персонал центров тестирования, который совсем не желает портить «клиентам» настроение. Что получится на выходе? «Конвейер тестирования», который мало что говорит об эпидемиологической ситуации в стране, зато способствует обогащению производителей тестов.

Но с введением правила 3G (от нем. geimpft — привит, genesen — выздоровел, getestet — протестирован) на территории Германии в конце августе 2021 стратегия национального тестирования стала приобретать новое, совсем уж зловещее измерение. Согласно этому принципу, посещение многих общественных мест будет доступно только полностью привитым, переболевшим COVID-19, и тем, кто предъявит актуальные отрицательные результаты теста на коронавирус.

Буквально через несколько недель после вступления в силу этого правила в немецких средствах массовой информации начали появляться специфические новости и выступления экспертов. В них утверждается, что коронавирус, видите ли, распространяется в основном среди непривитых. Это, знаете ли, потрясающее по своей глубине наблюдение. Какой еще результат можно получить, если теперь тестироваться заставляют только тех, кто не вакцинировался? Это начинает искажать статистические данные, поскольку выборка становится неравномерной.

Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан пошел еще дальше и заявил, что тестирование привитых граждан не имеет смысла. Все правильно, зачем их тестировать. Упаси Бог, выяснится, что полностью вакцинированные люди заражаются не намного реже, чем непривитые.

Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан
Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан
ШпанЙенсГерманииздравоохраненияМинистр

Но если вдуматься, то предложение господина Шпана, во-первых, антинаучно. Если вы заявляете о своей беспристрастности в вопросе вакцинации, то проведите тестирование на коронавирус в двух больших независимых группах населения — полностью привитые и непривитые. А затем сравните данные, которые вы получили, и сообщите о них общественности. Если только 1% полностью привитых заразился коронавирусом, а среди непривитых — 99%, то это ведь «железобетонный» аргумент в поддержку вакцинации. Это будет в духе беспристрастной науки. Так вы посрамите скептиков и убедите сомневающихся. А если у вас окажется 40% заражений среди вакцинированных людей, как это произошло в Израиле, Великобритании, США? Что тогда? Но господин Шпан ведь предлагает их вообще не тестировать, ибо «это не имеет смысла». То есть граждане Германии имеют в качестве министра здравоохранения предвзятого мракобеса. И они это прекрасно понимают.

Во-вторых, господин Шпан фактически говорит о том, что сертификат вакцинации служит в качестве «индульгенции» ― права болеть коронавирусом и заражать им других. У кого такой бумажки нет, тот повинен в смертном грехе «невакцинации». А значит, он виновен во всех социальных, экономических и психологических страданиях общества и должен понести соответствующее наказание. На наших глазах принцип 3G превращает национальную стратегию тестирования в способ стигматизации людей, по разным причинам не желающих прививаться.

Но это ведь только начало. С октября месяца непривитые люди будут обязаны сами оплачивать тесты на коронавирус. Число тестирующихся взрослых может заметно сократиться. Кто-то вакцинируется, а кто-то не сможет себе позволить частое тестирование. А вот в школах и детских садах экспресс-тесты на коронавирус будут делать регулярно. И что тогда? «Эксперты» начнут вопить об «ужасающей» эпидемии коронавируса среди детей?

Отдельные «умники» уже предлагают тестировать только непривитых школьников и дошкольников. То есть речь в скором времени может зайти о «коронавирусной пандемии» среди непривитых подростков и детей? Если ситуация будет развиваться именно таким образом, то немецкие власти в конце концов могут потребовать вакцинации чуть ли не с рождения. Это не мои выдумки. Отдельные представители немецкого научного сообщества уже радостно сообщают, что с 2022 года вакцина будет доступна для всех возрастов, в том числе и для младенцев. Граждане России, не надо думать, что вам это не грозит. Наша бюрократия, насмотревшись на «западных партнеров», вполне может запустить вакцинацию и среди детей, и среди новорожденных малышей. И сделает это ― под какими угодно предлогами.

Если же охарактеризовать национальную стратегию тестирования как явление, то приходится признать, что мы имеем дело с чудовищным экспериментом. Человека со всеми его чаяниями и стремлениями пытаются подчинить безликой цифре. Жителей Германии постепенно приучают к тому, что на те или иные показатели они, как собачки Павлова, должны реагировать правильным образом. Реакция прописывается в методичках, инструкциях и предписаниях, которым биологическая машина под названием «человек» должна неукоснительно следовать. Встал утром. Посмотрел, сколько людей с коронавирусом госпитализировали в больницу. Полистал инструкцию. Ага, при таких показателях методичка велит сидеть дома ― самоизолировались и сидим. Другие показатели ― можно наслаждаться жизнью.

И никакая вакцинация тут ничего не меняет. Завтра найдется какой-нибудь новый более страшный вирус. И людей снова будут принуждать к тестированию, карантинам и ограничивать в правах ― схема уже отработана. Этот комплекс действий можно повторять до тех пор, пока место человека не займет безвольное и полностью покорное существо ― пост-человек.

Вернемся, однако, в день сегодняшний. Национальная стратегия тестирования с ее числом зараженных за последние 7 дней в ближайшее время как бы уйдет на задний план. Мы пишем «как бы уйдет» потому, что критерии и методы тестирования останутся. Будет действовать и принцип 3G, который немецкое правительство планирует соединить с таким показателем как количество госпитализаций с диагнозом COVID-19. Как заявляется, это позволит более точно оценить эпидемиологическую ситуацию в Германии с учетом высокой доли вакцинированных людей.

Правительства отдельных федеральных земель не стали дожидаться необходимых поправок в закон о защите от инфекций и сами занялись соответствующим законотворчеством. Так, власти земли Баден-Вюртемберг уже объявили, что они разрабатывают новое постановление о борьбе с распространением коронавируса. В частности, планируется введение ограничений прав и свобод для непривитых граждан, если количество госпитализаций или число пациентов в отделениях интенсивной терапии с диагнозом COVID-19 превысит некие установленные показатели. Новое постановление должно быть принято уже в ближайшее время.

Другими словами, непривитых граждан Германии будут принуждать к вакцинации от коронавируса под новым предлогом. Они — «негодяи такие» — переполняют собой больницы и занимают койки в отделениях интенсивной терапии, а значит, нарушают нормальную работу лечебных заведений и лишают других больных нормальных условий лечения. Немецкие средства массовой информации уже растиражировали новый термин — «эпидемия коронавируса среди непривитых». Новости пестрят сообщениями о том, что с диагнозом COVID-19 в больницы попадают только невакцинированные жители Германии. Термином «эпидемия коронавируса среди непривитых», как дубиной, теперь потрясают правительства федеральных земель, угрожая исключить непривитых из социальной жизни.

Ну, так давайте разберемся, что собой представляют эти самые случаи госпитализации и случаи лечения с диагнозом COVID-19. Давайте поговорим о том, как сказались карантинные меры на качестве лечения пациентов с другими болезнями. Продолжим наше путешествие по загадочному миру «коронавирусной» статистики Германии…

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER