logo
ИА Красная Весна /

Мазохизм или садизм? Разобраться смогут только психиатры

Исраэль ван Мекенем. Сердитая жена. Ок. 1495–1503 гг.
Исраэль ван Мекенем. Сердитая жена. Ок. 1495–1503 гг.

В современном мире с помощью интернета можно наблюдать происходящие в Европе и Латинской Америке вакханалии в ходе борьбы женщин за свои «права». И формат этих акций превосходит воображение настолько, что диву даешься. Наблюдая за тем, как в нашей стране идет попытка внедрить западные стандарты феминизма, унижающего мужчин, я пыталась понять, что движет женщинами, которые стали на путь этой идеологии.

В моем восприятии с детства женственность представлялась как нечто, излучающее обаяние, красоту, доброту и ум, — то есть сугубо положительные качества. Таким образцом женственности для меня стала мама, которую я бесконечно люблю, и попытки современных феминисток отказаться от такого образа женщины всегда казались странными и непонятными. А нападки на мужчин вызывали не только недоумение, но и жалость, поскольку казалось несомненным, что это результат воли случая и невезения. Такая ненависть к мужскому полу, которую они иногда демонстрируют, могла быть, по моему прошлому мнению, лишь в случае, если на их жизненном пути встречались только ненормальные мужчины.

Но капля камень точит, а то, что было неявным, рано или поздно проявляется. Чем дальше, тем больше действия современных феминисток напоминают обычный эгоизм в извращенной форме, который все объясняет. Непонятно только, понимают ли они сами, что получают удовольствие от борьбы с насилием настолько, что готовы сами это насилие творить.

Я долгое время никак не могла понять, что нужно иметь в мозгах, чтобы устраивать феминистские акции, которые носят порой настолько специфический характер, что сложно представить их действительную цель.

Ну взять, например, флешмоб с нарисованными синяками. Девушки с модельной внешностью рисовали себе синяки и пропагандировали закон о профилактике семейно-бытового насилия. Те, кто не приемлет насилие, и без искусственных синяков его не приемлют. А те, кого синяки не впечатляют, от их вида уж точно не растают и не изменят поведение. Что девушки пытались этой акцией вызвать, кроме собственной «движухи» ради тусовки, — бог знает.

Может, авторы инициативы надеялись, что нарисованные синяки подвигнут тех, кто насилие не приемлет, отключить мозги и рассматривать продвигаемый закон о профилактике семейного насилия без критики? На мой взгляд, наоборот. Понимание, что синяки нарисованы искусственно, для возбуждения эмоций, гасит сами эмоции. И заставляет подозревать тех, кто такие методы применяет (то есть притворяется избитым), в притворстве при составлении закона тоже.

А лозунг «Насильник — это ты» в акциях феминисток — разве он может свидетельствовать о чем-нибудь, кроме больного воображения активисток? Он сам по себе выглядит глупо, а уж в групповом скандировании оказывается круче, чем прыжки зомби на украинском майдане. Что этот лозунг может сделать, кроме как убедить самих участниц, что все люди перед ними являются насильниками? Разве он может как-то уменьшить насилие или пробудить совесть у насильников? Он зажигает и возбуждает самих активисток. А у окружающих такой лозунг вызывает либо недоумение, либо стремление помочь участницам акции вызовом скорой психиатрической помощи, потому что сложно оставаться равнодушными к таким самоистязаниям.

Или, например, посмотрим на тот бред, что феминистки устроили 8 марта в здании Москворецкого рынка. Там был установлен аппарат «Боксер» с сюрпризом. Как сообщает издание «Говорит Москва», после удара появлялись изображения девушек с побоями, а голос за кадром рассказывал о проблеме домашнего насилия.

Оксана Пушкина, автор законопроекта, так изложила свое мнение об этом аппарате: «И я видела ролики с реакцией на показанные им кадры в этом „аттракционе“. На лицах мужчин был написан шок и понимание. Именно это понимание абсолютного табу на насилие — это то, к чему мы все стремимся с нашим законом о профилактике домашнего насилия».

Какой же извращенкой надо быть, чтобы устраивать такую подлянку тем, кто имеет это самое табу на насилие? Ведь мужчины, ударяя в автомат с сюрпризом, вовсе не собирались бить женщин. А их окунают лицом в грязь, утверждая: «Ты — насильник!» Я не знаю, что думали попавшие в эту ситуацию участники, у которых на лицах «был написан шок». У меня бы возникла мысль наказать организаторов, чтобы потом неповадно было.

Собственно, именно эта реакция на аппарат дамы, которая якобы борется с насилием, и натолкнула меня на мысль, что же находится в мозгах этих женщин. Может быть, они получают удовольствие от подобной «борьбы», провоцируя на насилие, получая от этой провокации удовольствие.

Им совершенно не важно следствие такой «борьбы», хотя, наверное, бонусы от того, что погладят по головке фонды, выделяющие деньги на продвижение феминистских идей в России, тоже присутствуют. Им важен процесс и удовольствие от этого процесса. Видимо, и такое извращение есть. И чего здесь больше — насилия над окружающими или мазохизма, это еще надо разобраться в больных мозгах.

И в этом смысле стало понятно, почему они так любят лозунг «Бьет — значит любит». Потому что сами любят бить. Не физически, потому что физически мужчин побить не так легко. Бить эмоционально, выискивая слабые точки. И, может быть, даже получать в ответ, чтобы потом изображать себя страдающими и обиженными, получая от этого удовольствие. Никак иначе не объяснить их поведение. И одно понятно. Они сами не остановятся и будут нажимать на педаль удовольствия бесконечно, потому что уже подсели на это.