logo
  1. Социальная война
  2. Воспитание детей
Аналитика,
Что уж такого сенсационного может таить прозаическая и ежедневная работа специалистов по гуманному регулированию численности уличных животных? Тем не менее — вокруг этого сюжета могут развернуться нешуточные страсти

В паутине зообизнеса

В паутине зообизнесаВ паутине зообизнеса
Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

В Нижнем Новгороде, как в любом мегаполисе, зачастую идет немало малозаметных для глаз обывателя процессов, которые, несмотря на свою значимость для жизни горожан, редко выходят на первые полосы газет, проходят мимо топов сетевых агрегаторов новостей и даже в соцсетях мало кому попадаются в ленте текущих событий. Например, казалось бы, что уж такого сенсационного может таить прозаическая и ежедневная работа специалистов по гуманному регулированию численности уличных животных? Тем не менее — вокруг этого сюжета могут развернуться нешуточные страсти. Люди получают увечья, теряют имущество и репутацию, наживают миллионные состояния и непримиримых врагов, снимают и опровергают телерепортажи, вызывающие, как сейчас принято говорить, хайп. По ним возбуждаются уголовные и административные дела, ведется активная информационная война, зачастую выбивающаяся из правового русла.

О таком столкновении разных позиций, непримиримых взглядов и интересов и пойдет речь в нашей статье. Центральной линией в ней будет не история о нападениях собак на людей, а о людях, поведение которых зачастую сильно проигрывает поведению четвероногих. Даже весьма агрессивных.

Начнем с бездомных бродячих собак. Есть они в каждом городе. Иногда они сбиваются в стаи и нападают на людей. Эту тему журналисты поднимают несколько раз в год. К сожалению, и по трагическим поводам.

Проблема собачьих стай порождает дилемму. Не отстреливать собак, которые могут в какой-то период стать реальной угрозой для людей, нельзя. Особенно страшно, что от нападений животных часто страдают дети. Отстреливать собак тоже не выход — это то самое жестокое обращение с животными, от которого, опять же, могут пострадать дети (вспомним учение Ломброзо, утверждающее, что все маньяки в детстве жестоко обращались с животными или были свидетелями такового обращения).

Тут куда ни кинь — везде клин. Не убирать собак с улиц — рискуем здоровьем детей, убирать таким способом — рискуем вырастить бессердечных циников.

И вот здесь, как нельзя кстати, возникает проект, по которому предлагается животных отлавливать, стерилизовать (специалисты утверждают, что стерилизованные животные менее агрессивны) и выпускать их обратно в среду обитания, т. е. на улицы.

Идея многим нравится. Получается, и волки сыты, и овцы целы. А в наш век грантов и социальных проектов под эту идею вполне можно получать городское финансирование: кто же упрекнет в расходовании общественных средств на такую благую цель?

В Нижнем Новгороде первопроходцем в данном направлении стала известная экологическая некоммерческая организация «Дронт», а точнее, созданное в 1999 году ее подразделение «Экополис». Одним из направлений деятельности объединения стала борьба «за гуманное отношение к животным». В том числе к бездомным. Неплохо. Законно. Заслуживает одобрения. Вообще, активисты «Дронта» сделали для экологии региона немало полезного, снискав себе известность и даже некоторую популярность.

Тем не менее, в 2015 году Минюст РФ внес «Дронт» в реестр иностранных агентов. Были на то основания. Поэтому с начала 2016 года экологический центр продолжил свою деятельность в формате общественного движения. Бывшие сотрудники «Дронта» решили не создавать новое юрлицо, чтобы исключить возможность повторного попадания в реестр «иностранных агентов», и впредь работать на общественных началах, без открытия расчетного счета. Не теряются и связи дронтовцев с их периферией. В том числе и с зоозащитной. Кроме «Экополиса», были созданы и другие структуры. Например, в мае 2013 года открывается Нижегородский благотворительный фонд защиты животных «Сострадание НН» и ООО «Зоозащита НН», включающая в себя приют для животных и ветеринарную клинику, подхватившие инициативу НКО «Дронт».

Вокруг «Зоозащиты-НН» собралась определенная группа активистов, громко провозгласивших самих себя «зооволонтерами». Вот тут и начинают разворачиваться интересующие нас события.

С этого же времени, неожиданно для Нижнего Новгорода, начинается массовое выявление «жестокого» обращения с животными и «лже-приютов» для собак, которые все оказываются «живодернями» и «концлагерями для животных».

Выведение на чистую воду всех «лже-приютов» и «концлагерей» принадлежит некоей активистке Анне Ключанской, которую интересуют все городские приюты, кроме принадлежащих «Зоозащите НН». Эта организация остается вне поля зрения «активистки». В то же время и «Зоозащите НН» доставалось от других активистов. Так, против «Зоозащиты-НН» выступали в суде граждане Нижнего Новгорода. Однако это не привлекло внимания ни Анны, ни ее подруг-зоозащитниц, ни прочно оседлавшую эту тему известную нижегородскую телекомпанию «Сети-НН».

В 2017 году в Нижнем Новгороде проходили выборы в Общественную палату. По их результатам в нее вошли В. Гройсман — владелец и директор ООО «Зоозащита-НН» и А. Каюмов, бессменный руководитель организации «Дронт».

И «выявления» жестокого обращения с животными получили второе дыхание. Такие случаи находились у всех, кто был как-то связан с этим вопросом. Точнее у всех, кроме «Зоозащиты-НН».

Схема действий команды «зоозащитников» во всех случаях была одинаковая. В приют приходят волонтеры, предлагая помощь. Кормление, уборка, уход за животными. Все безвозмездно! Кто же откажется? У держателей приютов для собак всегда много животных и мало рабочих рук. Еще меньше обычно денег. А тут добровольные помощники! Соглашаются, принимают помощь. Зооволонтеры приступают к работе. В ее ходе делают снимки «ужасного» содержания животных.

Понятно, что уборка вольеров и кормление собак не ведутся круглосуточно. От момента кормления до следующего проходит какой-то промежуток времени, за который животное должно снова проголодаться. В этот момент «волонтеры» и начинают снимать: c какой жадностью животное ест. При этом на камеру дается комментарий, что скотину морили голодом.

Такая же картина и с уборкой вольеров. Перед очередной уборкой снимается то, что следует убирать, при этом ничего не говорится о графике уборки.

И выходят удачно сфабрикованные ролики и картинки о голодных животных, живущих в грязных вольерах.

Вообще вся деятельность группы лиц, где основным организатором выступает уже знакомая нам Анна Ключанская, больше напоминает операцию «Троянский конь». Причем «работает» группировка с хорошо отлаженной методикой действий, по технологии, очень напоминающей организацию оранжевых бунтов. Как будто пройдена одна школа с майданными провокаторами. И последствия этой деятельности, как и последствия майдана, не безобидны.

Одним из первых под удар волонтеров попал городской зоопарк «Мишутка». Возможно, в зоопарке действительно не все было блестяще. И там, конечно, обрадовались предложенной помощи волонтеров. Однако «помощь» вылилась в грандиозный скандал с итоговым требованием закрыть зоопарк.

Ключанская снимала ролики, выкладывала всю «желтуху» в социальные сети. А В. Гройсман давал интервью о своей любви к животным и трогательной заботе об их несчастной судьбе. Рядом с пламенным борцом за права животных нередко находился и основатель движения за гуманное отношение к животным, А. Каюмов, возглавляющий «Дронт». Возможно, как наставник, а может, как соратник.

Вот тут и вспоминаются американское финансирование и «оранжевые технологии», снова случайно соединяющиеся в одном месте.

В одном из интервью, в разгар борьбы за закрытие зоопарка, чиновник городской администрации высказал недоумение по поводу несоразмерной активности зооактивистов: «Места им, что ли, мало?». А может и мало. Ибо про место, на котором стоит зоопарк, надо сказать отдельно — оно и правда представляет очень лакомый кусочек. Зоопарк находится в центральном городском парке в престижной части города, представляющей всегда особый интерес для бизнесменов.

Аргументы от директора зоопарка и его сотрудников о том, что при закрытии все животные просто погибнут, так как они возрастные и не перенесут наркоза при переезде и транспортировке, никто слушать не хотел. Такие «мелочи», как смерть животных зоопарка ни Ключанскую, ни Гройсмана, ни всю команду «защитников» уже не интересовали. Так, действия «зоозащитниц», выступающих под лозунгом «Спасем животных», чуть не привели к гибели этих самых зверей.

Но это уже, что называется, детали, и о таком ничтожном факте «волонтеры» скромно помалкивали. Была достигнута главная цель: получен громкий пиар и ореол «защитников животных», который в дальнейшем будет играть немалую роль при участии «Зоозащиты-НН» в 40 тендерах на общую сумму 64 163 320 руб.

Следующей жертвой команды волонтеров стал гражданин Ляхманов, работающий на том же зоополе, только в соседнем с Нижним городе Дзержинске. Ляхманова по уже отработанной схеме объявляют очередным живодером, возбуждают дело, выходят в суд. Показ роликов с «заморенными» собаками в «концлагере» Ляхманова, чудесное «спасение выживших» животных. Вот только при внимательном просмотре роликов, сведущего зрителя не может не удивить поведение исхудавшей собаки. Обычно животные, заморенные голодом, боятся чужих людей. Волонтеры должны быть совершенно незнакомы «спасенным» собакам. А те вдруг из открытых клеток, бегут к ним навстречу, как к хозяевам.

Под очередным красивым лозунгом «спасения животных из концлагеря», освобождается поле зоодеятельности для отлова животных в Дзержинске. Кто получил контракт на это? Правильно, именно «Зоозащита-НН».

Вот только о дальнейшей судьбе «спасенных» собак мы уже ничего не узнаем. Про них ни слова от «волонтеров».

Гораздо более страшная история, в которой уже есть уголовная составляющая, элементы самосуда и нарушения конституционной законности, произошла с Инной Родионовой и с ее семьей. Эту добрую женщину «топить» было не в пример легче, чем муниципальную структуру, к которой относился зоопарк «Мишутка». Поэтому волонтерами ничего нового придумано не было. Все должно было завершиться полным разгромом ее приюта и приращением бизнеса «Зоозащиты-НН». Но что-то пошло не так.

Однако это уже отдельная история…