Остается только гадать, как будет сотрясать столицу Татарии вечером, когда усталые и взвинченные люди будут возвращаться с работы домой

Оскорбления и избиения. Как жители Казани восприняли введение QR-кодов

Мануэль Кабрал Агуадо-Бехарано. Драка. 1850
Мануэль Кабрал Агуадо-Бехарано. Драка. 1850
Мануэль Кабрал Агуадо-Бехарано. Драка. 1850

В Татарии неспокойно. С 22 ноября в республике начала действовать проверка QR-кодов на общественном транспорте. Теперь пользоваться общественным транспортом смогут только жители, имеющие QR-код о прохождении полного цикла вакцинации или документ о перенесенном заболевании или о медотводе.

Если пассажир не может предъявить ничего из перечисленного, то его как минимум высаживают из транспорта, а как максимум — на него составляют протокол об административном правонарушении по 20.6.1 КоАП РФ. Штрафы для физических лиц составят от 30 000 до 50 000 рублей.

По данным мэрии, на улицы столицы республики вышли 585 автобусов, 80 трамваев и 143 троллейбуса, примерно столько же как и в обычные дни. Метро функционировало в штатном режиме, скоплений или очередей из пассажиров не наблюдалось.

Число пассажиров, которых не допустили в общественный транспорт Казани по причине отсутствия у них QR-кодов, за первую половину дня достигло 1516 человек.

По данным Метроэлектротранса, в Казани было высажено из общественного транспорта 786 пассажиров, двоих доставили в полицию. Около 100 из 786 высаженных пассажиров пытались попасть в метро Казани по справке о получении первого укола, а 126 жителей — без QR-кода.

Жители Казани уже успели окрестить день введения QR-кодов в регионе транспортным «черным понедельником». Некоторые трамваи задерживались в пути до получаса из-за отказа пассажиров предъявлять QR-код и выходить из транспорта.

В одном трамвае пассажир из-за требования покинуть салон вызвал полицию, называя действия кондуктора незаконными. На входе в городское метро происходило нечто подобное: жители негодовали и устраивали скандалы у турникетов.

Многие люди, предчувствуя проблемы на общественном транспорте, решили воспользоваться такси — это единственный транспорт, где проверять QR-код не будут. Однако спрос на такси с самого утра так возрос, что цены за поездку поднялись в 2–3 раза.

Недовольство было выплеснуто, к сожалению, на подчиняющихся начальству контролеров и кондукторов. Одно из первых нападений произошло в автобусе № 43, где пассажир, попытавшийся проехать по чужому проездному, был разоблачен — и он ударил по лицу кондуктора. После этого молодой человек вместе с другом скрылись, завидев водителя автобуса, который хотел заступиться за пострадавшую женщину.

«Когда я сказала, что водитель остановит автобус, молодой человек лбом ударил мне в лицо. Мы вызвали скорую, меня отвезли в горбольницу № 7. У меня переломан нос и опух глаз. Мне наложили швы», — передает слова контролера «АиФ-Казань».

Второй случай нападения произошел в автобусе 31-го маршрута. После просьбы контроллера предъявить QR-код пассажир начал вести себя агрессивно: ударил проверяющего и брызнул ему в лицо из перцового баллончика.

Все это произошло лишь за первую половину дня. И остается только гадать, как будет сотрясать столицу Татарии вечером, когда усталые и взвинченные люди будут возвращаться с работы домой.

Интересно, что первый регион, где была введена проверка QR-кодов на общественном транспорте — это именно Татария. Ведь республика сложная, со своими национальными особенностями, стремлением к независимости и некоей обособленностью. Татария — это последний российский регион, глава которого до сих пор называется президентом.

В октябре парламент республики в штыки воспринял проект федерального закона «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ», где в числе прочего устанавливается общее для всех регионов название должности высшего должностного лица — глава субъекта России.

Возвращаясь к теме ограничительных мер, можно для примера привести Ивановскую область, где с сегодняшнего дня власти региона отменили проверку QR-кодов для входа в торговые центры. Если мы посмотрим статистику по коронавирусу в этих двух регионах, то получается небезынтересная картина.

Так, за последние семь дней в Татарии ежедневно выявляли от 259 до 270 инфицированных, от 4 до 13 смертельных случаев фиксировали за сутки. Число же привитых на 10 ноября было 1 773 170 человек, из них 1 161 120 жителей прошли полный цикл вакцинации. Население республики на 2021 год составляет 3 894 120 человек. То есть, вакцинировано хотя бы одной дозой 45,53% населения.

В Ивановской области за последнюю неделю заразившихся было выявлено от 223 до 233 в день, смертность также составляла от 4 до 13. Вакцинированных первым компонентом на 22 ноября было 418 343 человека, завершили курс 330 517 человек. Население региона на 2021 год — 987 032 человек. То есть, вакцинировано хотя бы одной дозой примерно столько же, сколько в Татарии — 42,38%.

В статистике оперштаба оба субъекта находятся в категории российских регионов, где заболеваемость COVID-19 не меняется. Но с учетом численности населения региона в Ивановской области дела с коронавирусом обстоят хуже, чем в Татарии. Но мы видим, что происходит: в Ивановской области ограничения снимаются, а в Татарии — вводятся.

Однако луч надежды забрезжил и в Татарии. Жители Казани неожиданно начали объединяться, чтобы помочь друг другу добраться до работы и учебы. В социальных сетях начали появляться чаты, где люди с личным автотранспортом пишут свой маршрут и количество человек, которые они могут подвезти. Все, кто могут, с радостью готовы прийти на помощь человеку.

Что-то подобное происходило в апреле 2017 года в Санкт-Петербурге после взрыва в метро. Люди, объединенные бедой, старались помочь друг другу, чем могли. Многие жители города бесплатно подвозили попутчиков. Весь город как будто объединился в один большой кулак, против несправедливости.

Вот так же и сегодня в Казани. Правда, разница в том, что в Петербурге объединялись против террористического акта, а в Татарии — против решения властей региона.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER