Лишите человека мечты о высоком — и получите готового потребителя, которого нужно только не забывать покормить

В России вырастили потребителя или еще не все потеряно?

Геннадий Голобоков -
Геннадий Голобоков — «Цветы потомков»
Геннадий Голобоков — «Цветы потомков»

9–12 марта 2022 года на родине Юрия Алексеевича Гагарина, в городе Гагарине Смоленской области, прошли XLIX Общественно-научные чтения, посвященные памяти первого космонавта. О роли образа героя в отечественной культуре и проблеме дегероизации корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с историком, писателем и педагогом Натальей Георгиевной Петровой.

ИА Красная Весна: Наталья Георгиевна, в своем выступлении Вы говорили о последних тридцати годах как эпохе дегероизации. Эта эпоха наступила, и нельзя сказать, что этот тренд не был подхвачен и поддержан какой-то частью народа. Почему, по-Вашему, это произошло?

Наталья Петрова: Ничего не рождается спонтанно. Сначала посеяли сомнение, что подлинные герои нашей истории — это не герои, представив якобы новые факты, а на самом деле собственные измышления. Затем на место исчезнувших героев привели иных людей, зачастую преступников, одев их в героические одежды.

Почему это веяние было подхвачено? Потому что русофобы в нашей стране были всегда. А есть еще молодежь, которой свойственно сомневаться в ценностях взрослых. Посмотрите, например, хронику и фотографии времен февральской революции 1917 года. Кто на первом плане? Гимназисты и студенты. Почему? Потому что молодежь критично относится к устоям отцов и с легкостью подхватывает любое новое веяние, часто — без рассуждения: раз новое — значит, лучше старого.

Поскольку я много лет преподавала, то мне легче разговаривать с подростками, чем со взрослыми, быстрее нахожу с ними общий язык. Я замечала, как у них появляется недоверие, если вокруг постоянно твердят одно и то же. К тому же, это скучно. Нужно всегда искать новые подходы, чтобы заронить в них интерес. А можно и так поступить: опрокинуть всем знакомый предмет вверх дном — и сразу привлечешь к себе внимание. Этакое общее место наоборот, как говорил Тургенев.

Жажду новизны, эту черту молодежного мышления можно ловко использовать в корыстных или пропагандистских целях, особенно если в юноше или девушке нет стержня, созданного семьей, нет образцов для подражания. Заметьте, я говорю не о создании культа, а существовании положительных примеров для подражания.

ИА Красная Весна: И в героях усомнились.

Наталья Петрова: Да, сначала в героях усомнились. А когда усомнились в прежних, создали новых. И даже не создали — на это таланта не хватило, просто перевернули вверх дном общее место. Помните такого литератора Дмитрия Быкова? Он собирался для серии ЖЗЛ написать биографию Власова, вот вам пример, когда предателя хотели сделать героем.

Напомню, что даже в гитлеровской Германии к Власову и его соратникам относились пренебрежительно, их использовали как инструмент, но не уважали. Потому что храбрость среди воинов — и в немецкой армии тоже — оценивалась высоко, а предательство так и оставалось предательством. И это повелось еще со времен создания единой Германии в XIX веке, со времен франко-прусской войны 1870 года.

Помните эту знаменитую фразу: «франко-прусскую войну выиграл прусский учитель»? Он ее выиграл не потому, что был образованнее французского учителя, и не потому, что воспитывал в своих учениках ненависть. Нет, он воспитывал на своих уроках патриотов, то есть будущих победителей.

ИА Красная Весна: Какова, на Ваш взгляд, была природа этого процесса дегероизации?

Наталья Петрова: Это стремление уничтожить прежнюю идеологию, чтобы родить новую, идеологию потребителя. Реформа образования, какой она была задумана 30 лет назад, сегодня завершена. Не надо иллюзий. То, чего хотели, добились, то, что было задумано, осуществили: воспитали поколение грамотных потребителей. Потребитель — это тот, кто знает родной язык, как, впрочем, и иностранный, на таком уровне, чтобы прочитать напечатанное на этикетке, это тот, кто умеет грамотно потреблять.

Изначально из реформы образования было вычеркнуто воспитание, затем исчезло развитие, зато появились компетенции. А где мечты? Где идеализация, которая так свойственна молодому поколению, где поиски героев, с которых делать свою жизнь?

Ну вот представьте маленького мальчика — Юру Гагарина, который в 1941 году сидит в землянке и мечтает. О чем? О куске хлеба, тепле? Да, но не только. Он мечтает о полетах. Как мечтал о них Циолковский, который, напомню, служил учителем в Калуге и тайком от школьного начальства печатал в журналах статьи о космосе. Лишите человека мечты о высоком — и получите готового потребителя, которого нужно только не забывать покормить. «У брюха нет ушей», — говорил Катон-цензор, был такой сенатор в Древнем Риме.

Гагарин и Королёв
Гагарин и Королёв
КоролёвиГагарин

ИА Красная Весна: Сегодня происходят очень серьезные события, и есть точка зрения, что намечается тренд поворота в плане идеологическом. На Ваш взгляд, есть ли для этого какие-то сейчас возможности, перспективы, и насколько эти надежды могут быть оправданы?

Наталья Петрова: Я — историк. А история — наука конкретная, она фактами оперирует. Для того, чтобы делать какие-то выводы, у нас сейчас мало информации. Мы не знаем, почему это решение было принято именно сейчас, хотя догадываемся, если проанализировать все, что происходило предыдущие 30 лет.

Я думаю, если находятся ребята, которые там, на поле сражения, жертвуют собой, если есть офицеры, которые говорят: «вы меня на колени не поставите» — если есть люди, которые уходят добровольцами, не все потеряно.

ИА Красная Весна: Спасибо большое, Наталья Георгиевна!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER