logo
  1. Экономическая война
  2. Сельское хозяйство в России
ИА Красная Весна /
Олег Кожемяко назвал обеспечение приморцев качественной продукцией по доступной цене главной задачей с/х производителей. Согласны ли с этим сами производители? А что делает власть, пока аграрии «решают эту задачу»?

Продовольственная безопасность Дальнего Востока — лозунги и реальность

Продуктовая безопасность
Продуктовая безопасность
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

На Дальнем Востоке одним из последствий пандемии коронавируса стал резкий рост цен на китайские овощи в феврале. Власти никак не смогли повлиять на спекулятивный бизнес, но, как говорится, стали что-то подозревать.

11 марта полпред президента в ДФО Юрий Трутнев заявил, что нужно повышать уровень продовольственной безопасности на Дальнем Востоке. Для этого нужно развивать инвестиционные программы в сфере сельскохозяйственного производства. Соответствующие задания были даны министерству сельского хозяйства и министерству развития Дальнего Востока.

Через неделю на совещании в правительстве Приморского края также обсуждалась проблема продовольственной безопасности. Губернатор Олег Кожемяко заявил: «Главная задача сельхозпроизводителей — обеспечить приморцев качественной продукцией по доступной цене».

Однако лозунги лозунгами, а главная задача сельскохозяйственных, как и любых других производителей в капиталистической системе, — извлечение максимальной прибыли, что и показал февральский скачок цен на овощи. Несмотря на заявления местных производителей о неповышении оптовых цен, в магазинах приморские овощи стоили не дешевле китайских. И было бы очень странным со стороны ритейлеров делать избыточную наценку на местные овощи во время информационной кампании краевых властей о контроле над ростом цен.

Глава краевого минсельхоза Андрей Бронц озвучил планы по развитию своей отрасли: «В 2022 году планируется построить современные овоще- и картофелехранилища с автоматизированными системами контроля микроклимата общей мощностью более 15 тысяч тонн. В этом году запускается первая очередь нового тепличного комплекса в ТОР „Михайловский“, который добавит на рынок более 7 тысяч тонн местных овощей. Крупные производители благодаря современным технологиям наращивают производство свинины и молока. Есть планы развития Уссурийской птицефабрики, планируется в течение пяти лет увеличить производство яиц в два раза — до 240 миллионов штук».

В то же время Приморскстат сообщает, что «больше половины общекраевого объема мяса и почти треть объема молока» производят подсобные хозяйства населения. Не фермеры, они учитываются отдельно, и производят еще 24% молока и 10% мяса. Непонятно, правда, как производство подсобных хозяйств вообще поддается учету, однако статистики дают такой порядок чисел.

Упомянутый Бронцем сельхоз-ТОР «Михайловский», гремящий на ВЭФах миллиардными инвестициями и килотонными объемами производства, в реальности не балует приморцев молочными реками и мясными берегами. А первая очередь нового тепличного комплекса, о котором говорит Бронц, судя по всему, — предприятие сына губернатора Приморья Никиты Кожемяко.

В конце 2019 года губернатор Кожемяко анонсировал участие фирмы своего сына Никиты «НК Лотос» в «замещении выбывшего с рынка» приморского производителя тепличных овощей из Суражевки ФГУП «Дальневосточное», которое было обанкрочено ранее.

Банкротству ФГУП «Дальневосточное» предшествовало уголовное преследование вице-губернатора Приморья по сельскому хозяйству Сергея Сидоренко, брат которого Владимир Сидоренко был гендиректором производителя овощей. Здесь стоит упомянуть, что бывший вице-губернатор работал в овощной отрасли Приморья с конца 1970-х, а с 1987 года в течение многих лет возглавлял опытную овощную станцию в Суражевке, которая впоследствии стала ФГУП «Дальневосточное».

Упомянутая в отчете Бронца уссурийская птицефабрика — это, судя по всему, производство, перезапускаемое «Агроптицей» на месте обанкроченного «Михайловского бройлера». Взлеты и падения приморских птицефабрик — это тоже отдельный сюжет, развивающийся по спирали. Остается лишь надеяться, что на этот раз воскрешаемая птицефабрика проживет подольше.

Однако вернемся к вопросам стратегическим. Спустя еще несколько дней, 20 марта, Минвостокразвития сообщило, что недалеко от Владивостока будет создан трансграничный оптово-розничный продуктовый центр.

«Центр будет работать одновременно как торговая площадка в международном, федеральном и региональном форматах, так и экосистема для фитосанитарного контроля, таможенного оформления, транспортной логистики, кросс-доккинга, хранения и переработки плодово-овощной продукции и других групп товаров», — сообщает министерство.

Тут же сообщается, что наличие такого центра привлечет в Приморье федеральных импортеров продуктов питания с их финансовыми возможностями. И, конечно же, упоминается поручение Трутнева о повышении продовольственной безопасности.

Только причем здесь с/х производство? В данной инициативе просматривается интерес к освоению бюджета и удушению местных перекупщиков китайских овощей спекулянтами более высокого уровня, крупным капиталом.

И вместо региона, производящего сельскохозяйственную продукцию, Дальний Восток останется рынком сбыта импортных сельхозтоваров. А ведь скупка и выдавливание с рынка «москвичами» регионального бизнеса несет в себе угрозу сепаратистских настроений.

Тем временем правительственная делегация Приморья посетила Узбекистан и подписала меморандум о взаимопонимании с крупнейшим экспортером овощей и фруктов страны. И этот шаг тоже явным образом не направлен на производство плодоовощной продукции на Дальнем Востоке.

А в крае приближается сезон весенних полевых работ, и обнаруживается проблема отсутствия рабочих рук. Значительную часть сельскохозяйственных рабочих в Приморье составляли китайцы, которые сейчас не могут заехать на ставшие родными поля из-за ограничений по коронавирусу.

Фермеры пробуют заменить китайцев узбеками, но это не так просто — китайцы работают по своим технологиям, производственный процесс отлажен многими годами работы. Узбеки же в этом деле новички и не смогут заменить китайцев. О местных работниках можно сказать то же самое.

Так что на текущий момент можно констатировать диссонанс лозунгов, произносимых представителями власти, и реальных шагов по созданию в Приморье и на Дальнем Востоке в целом жизнеспособного агропромышленного комплекса.

Власти обозначили проблему продовольственной безопасности Дальнего Востока. На исходе третьей пятилетки института полпредства президента в регионе, на исходе второй пятилетки существования целого министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики проблема все-таки была артикулирована.

Продовольственная безопасность по определению предполагает производство некоего критически необходимого количества продовольствия собственными силами. Опыт предыдущих лет показывает, что собственными силами получается недолго — потом производителей банкротят. При этом краевые власти продолжают отрабатывать привычный вариант, полагая, что в этот-то раз всё будет хорошо.

Хотя привлечение губернатором для решения задачи собственного сына и позволяет надеяться на такой исход. Только что будет с продовольственной безопасностью региона после смены губернатора?

А с другой стороны, трансграничный продуктовый хаб и привлечение крупных федеральных импортеров продтоваров не может не разорить местных производителей. Либо надо сказать, что спасение среднего и мелкого бизнеса — это дело их самих, а государство будет поддерживать только крупный бизнес, либо делать что-то другое. А говорить одно и делать другое — опасное занятие в демократической стране.