17
янв
2018
Элеонора Николова / Газета «Суть времени» №261 /
К годовщине героической гибели наших товарищей при защите подступов к Донецку 17 января 2015 года

Всё было не зря. Мы идем дальше

Евгений Красношеин (Пятница)
Евгений Красношеин (Пятница)
Евгений Красношеин (Пятница)

Для меня Донбасс и Украина в целом до событий 2014 года были далекими и малопонятными местами. Конечно, я видела фильмы и читала книги о том, как защищали свою родную землю донецкие парни и девушки в оккупированном гитлеровскими войсками Донбассе в сороковых годах XX века, о революционных событиях 1918-го. Но всё это, во-первых, было не с должной глубиной воспринято, затем — основательно подпорчено так называемыми современными историками. И довершили дело криминальные новости из этих мест и фонтаны русофобии. Поэтому интерес к региону был не особенно высоким, а мысли о нем — не особенно теплыми.

Мне приходилось бывать в Харькове летом 2000 года. Харьков — город европейский, очень красивый. Великолепные площади, цветомузыкальные фонтаны, прекрасный зоопарк, концертные залы, замечательный конкурс дирижеров симфонических оркестров, куда нам посчастливилось достать билеты, уютные и недорогие кафе. Моему городу Уфе в то время и не снились все эти прелести. С другой стороны, меня поразили увлечения молодых людей, с которыми я там познакомилась, — татуировки «солярных» символов, сильно смахивающие на немецкую свастику времен Второй мировой войны, рассуждения о «чистоте расы», какие-то странные имена древних славянских богов, настольные книги фэнтези. Всё это вызывало интерес, но казалось непривычным и странным, а точнее — чуждым. Как потом оказалось, совсем не зря.

Вернувшись домой, я услышала в ответ на мое недоумение увлечениями харьковской молодежи меткие слова: «Они там что, живут в лесу и молятся колесу?» Действительно, солярные знаки напоминают колесо. Мне это как-то и на ум не пришло. Но ведь не в лесу это всё было, а в современном великолепном городе Харькове. И, как я понимаю, увлечения эти были достаточно массовыми среди молодежи, раз я вот так сходу напоролась на адептов язычества с фашистским душком.

Потом были возмутительные события во Львове 9 мая 2011 года. Тогда фашиствующие молодчики не давали пройти к мемориалу ветеранам Великой Отечественной войны с георгиевскими лентами на груди, почтить память и отдать честь погибшим воинам, возложить красные гвоздики, купленные на собственную скромную пенсию. Где-то там рефреном на заднем фоне проскакивало: на Западной Украине стремно разговаривать по-русски, в книжных магазинах и учебных заведениях запрещают литературу на русском языке.

С конца 2013 года события понеслись, как в жутковатом action. Украинский майдан, многотысячные митинги в центре Киева, плавно перетекшие в вооруженное противостояние с полицией, израненные и сожженные бойцы «Беркута», «онижедети» с дубинами, цепями и коктейлями Молотова. Свержение этими «онижедетьми» законной власти Украины. Референдум и радость возвращения Крыма в родную гавань. Незаживающая рана одесской Хатыни 2 мая 2014 года. Гордость и проблеск надежды — Славянск. Затем горечь ра­зочарования и злость из-за его немотивированной сдачи и потери половины территории ДНР. Сопротивление Юго-Востока. Победы ополчения Донбасса. Освобождение Донецкого аэропорта. Всё это заставило меня по-новому отнестись ко всему, что было раньше и что происходит теперь.

Некоторые знакомые говорят: мол, дался тебе этот Донбасс, своих проблем выше головы, живи, как все, и тому подобное. Отвечу, может быть, избитыми, но от этого не потерявшими истинности и актуальности словами: всё, что происходит там, может и уже готово перескочить на нашу землю. Это пожар, уже пожравший «хату с краю», и угольки от него заносит в Россию. Как в таком случае можно сохранять спокойствие? Жить в неге и полусне?

В апреле 2014 года, когда начиналась гражданская война на Украине, лидер движения «Суть времени» Сергей Ервандович Кургинян призвал всех украинских сутевцев собраться на юго-востоке страны. Он официально объявил, что все ячейки «Сути времени» на Украине, кроме донецкой, закрываются. И те наши сподвижники, кто нашел в себе силы круто поменять свою жизнь, отказаться от всего, что было раньше, — собрались в Донецке. Людей разного возраста объединил порыв дать отпор укронацистским карателям, последователям Бандеры, незаконно захватившим власть на Украине и пожирающим ее изнутри.

Война в Донбассе идет не между украинцами и русскими. Война там идет между фашистами и теми, для кого фашизм неприемлем. Донбасс, помнящий о героических подвигах своих дедов во время Великой Отечественной войны, не согласился с бандеровским переворотом в Киеве. И нашлись люди, которые с оружием в руках стали защищать то, что для них дорого и свято.

Именно такими были и трое наших ребят, погибших в бою под аэропортом Донецка — Евгений Беляев (Белка), Игорь Юдин (Болгарин) и Евгений Красношеин (Пятница). Все они оказались в отряде «Суть времени» в Донбассе, хотя за их плечами была своя в чем-то обычная, в чем-то яркая и особенная жизнь. Оба Евгения — любящие, заботливые отцы, Игорек еще не успел завести семью. Кто-то из них уже имел военный опыт, а кому-то пришлось взять оружие в руки первый раз. Все трое до этого не знали друг друга и жили в разных местах, но их объединила война в Донбассе и отряд ополчения.

Евгений Беляев (Белка)
Евгений Беляев (Белка)
(Белка)БеляевЕвгений

Ни об одном из этих парней нельзя сказать, что они бросились в бой от отчаяния, от того, что им нечего терять или от того, что они не устроены в жизни. Было, было им что терять. Это и любящие семьи, и любимая работа, и вообще в целом любовь к жизни.

Я смотрю на их лица, читаю воспоминания о них сослуживцев, жен и матерей, и мне становится ясно, что всё, что притащено на эту землю за годы постсоветского вязкого и полусонного существования, — наносное, нечистое и неродное для этого края. Я вижу в ликах этих парней отблески того, советского, российского, настоящего Донбасса: храбрость и отвагу комсомольцев-партизан Великой Отечественной, непреклонность, ярость в борьбе красноармейцев, отстоявших эту землю в годы Гражданской войны. И точно знаю, что буду счастлива, если мой сын хоть немного будет похож на одного из этих ребят. Низкий поклон вам, ребята! Ваш подвиг будет вечно в нашей памяти. Низкий поклон матерям и отцам, вырастившим вас такими, какими вы были и навсегда остались с нами.

В моих, в наших силах сделать так, чтобы их жертва не стала напрасной. Россия не застрахована от майданного сценария. Справедливо и не раз было замечено разными людьми, что врагу плевать, под каким соусом устраивать переворот, гражданскую войну и последующее расчленение страны. Поводом может стать и вполне законное возмущение патриотов низостью и мерзостью, творимыми на местах распоясавшимся власть предержащим классом и обслуживающими его интересы чиновниками.

И пока государство еще удерживается в рамках законности, активным и неравнодушным людям нужно приложить все усилия, чтобы страна не свалилась в пропасть майдана. Как это сделать? Во-первых, давать грамотный и адекватный отпор всему, что направлено на подрыв общества изнутри. Во-вторых, просвещение: нам как воздух сейчас необходимо учиться самим.

И на самом деле у нас есть всё, чтобы делать это. Каждому из нас. Строить себя заново, строить свой коллектив — один в поле не воин, что бы там ни кричали провокаторы. Объединяться со всеми здоровыми силами общества. И делать. Делать. Потому что учеба без практики — время на ветер. А у нас цейтнот.

И если вы думаете, что вам нет дела до войны, — войне есть дело до вас.

До встречи в СССР!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER