Заявление бывшего помощника президента РФ Суркова заставило Украину сразу предъявить крайний аргумент

«Вернуть Украину можно силой!» — слова Суркова взбудоражили экспертов

Питер Пауль Рубенс. Последствия войны. 1637-1638
Питер Пауль Рубенс. Последствия войны. 1637-1638
Питер Пауль Рубенс. Последствия войны. 1637-1638

11 июня бывший помощник президента РФ Владислав Сурков в интервью подкасту ЧВК «Пегов» заявил, что «мир реально устает от Украины», однако в сложившейся ситуации Россия только выигрывает на международной арене. Как считает политик, Украину можно вернуть, однако для этого нужно действовать силой.

«Конечно, силой. Силой! Сила бывает разная, не только военная. Есть еще сила спецслужб, она другая. Есть сила, так называемая, мягкая, пресловутый термин, но она тоже существует. Есть сила экономического влияния, политического влияния», — пояснил Сурков.

Сказанному предшествовал ряд заявлений российских и украинских политиков, а также обострение в Донбассе, произошедшее сразу же после посещения линии соприкосновения президентом Украины Владимиром Зеленским с 8 по 9 июня.

Приехав в зону вооруженного конфликта, Зеленский заявил, что ВСУ готовы разрешить конфликт в Донбассе силовым путем. Таким образом, он дал отмашку украинским военным на переход к активным действиям, после чего усилились обстрелы и провокации.

Одновременно с этим украинские парламентарии приняли на рассмотрение «Инициативу по исключению русского и других народов из числа коренных народов Украины». На это в России отреагировали на самом высшем уровне.

8 июня спикер Госдумы Вячеслав Володин поднял вопрос о притеснении русского народа на Украине. Под громкие слова о «защите украинского языка» развернута травля русского и других народов, населяющих Украину, считает политик.

На следующий день на произошедшее откликнулся президент России Владимир Путин, сравнивший практику деления народов на коренных и не коренных, а значит первосортный и второсортный, с практикой нацистской Германии.

«Это абсолютно неприемлемо, не соответствует никаким нормам международного гуманитарного права», — пояснил Путин.

«Это мощный, серьезный удар по русскому народу в целом. Конечно, это не может быть для нас безразличным», — добавил он.

Таким образом, слова Суркова о возвращении Украины при помощи силы прозвучали на фоне очередного ухудшения отношений между Москвой и Киевом.

Высказывание экс-помощника президента России поспешил пояснить военный эксперт Александр Михайловский в комментарии «Московскому комсомольцу». По его словам, Сурков — это человек, не занимающий на данный момент никакой ответственной должности и тем более не военный человек, однако он обладает определенным авторитетом и уважением, поэтому к его мнению прислушиваются люди, ответственные за принятие решений.

Михайловский отметил, что в заявлении Суркова есть неясность. Например, используемое им слово «вернуть». Кого и кому хочет «вернуть» Сурков, до конца непонятно, считает эксперт.

Да и как политику представляется это самое «вернуть» — тоже большой вопрос для Михайловского. Подразумевается военное вторжение с ударами по ключевым объектам? Этот вариант наиболее желанен для киевских властей, уверен Михайловский. Тогда им можно будет сбежать в Европу и до конца жизни «давать интервью в стиле „как я спасал страну от русских“».

Сергей Виноградов. Военные байки. 1915
Сергей Виноградов. Военные байки. 1915
1915байки.ВоенныеВиноградов.Сергей

Наверное, если бы военное вторжение решило какие-то проблемы, оно было бы осуществлено, полагает эксперт.

«Вариант, при котором силы ДНР-ЛНР громят украинскую армию, когда она пытается пойти в наступление и дальше контратакуют хоть до Харькова. Почему бы и нет», — рассуждает Михайловский.

Военный эксперт считает, что «мягкая сила», упомянутая Сурковым, является самым интересным, что прозвучало в его заявлении. Когда российские войска присутствуют в Крыму, это уже является головной болью для Киева, даже если они не принимают участие в боевых действиях, пояснил Михайловский. Украине приходится тратить большие деньги на военные расходы, вводить множество «глупых» законов, добавил он.

«Это постепенно подрывает доверие к правительству. Армия не обязательно должна атаковать, ей достаточно присутствовать в необходимых районах», — подчеркнул эксперт.

В таком же положительном ключе Михайловский оценил и предложение Суркова задействовать спецслужбы в давлении на украинские власти. По мнению эксперта, спецслужбы — один из важнейших рычагов давления на Киев, вместе с санкционной политикой и военным присутствием у границ.

«Армия — давит снаружи, спецслужбы, условно, с Запада, а санкции — изнутри страны. Все это должно быть направлено не на свержение украинских властей, а на то, чтобы вынудить их умерить пыл и перейти к обсуждению возможного примирения. Я думаю, это и есть „план Суркова“», — подвел итог военный эксперт.

Менее воодушевленно оценил слова Суркова директор Центра политических технологий Алексей Макаркин в комментарии ИА «Реалист».

Эксперт считает, что слова и настроения политика вполне могли быть продиктованы эмоциями.

«Разумеется, желание — это не план конкретных действий, при разработке которого учитываются разнообразные риски. Но недооценивать роль эмоций в политике также не стоит. И такие настроения в немалой степени связаны не с текущими вызовами, а с экзистенциальной проблемой», — пояснил Макаркин.

Директор Центра политических технологий напомнил, что в 90-е политическая элита была уверена, что Украина «никуда не денется», однако РФ стремительно потеряла страну-союзницу и в политическом, и в экономическом плане.

Макаркин полагает, что ощущение потери Украины становится все более острым и носит поколенческий характер, так как современные молодые украинцы никогда не воспринимали два государства как одно большое целое.

«Они в школах уже учились по политическим картам мира, где Украина была окрашена в другой цвет, чем Россия, у них куда меньше эмоциональных воспоминаний, порвались или ослабели многие связи. Время уходит — и эмоции усиливаются. Политики прошлого пытаются оправдаться, чтобы остаться в истории как люди, добросовестно пытавшиеся спасти Союз», — сказал Макаркин.

Глава Центра политических технологий считает, что «возвращать Украину силой» уже поздно, такая попытка обречена на провал.

Услышали слова Суркова и в Киеве. Бывший президент Украины Леонид Кравчук отреагировал в публичном поле через несколько дней. Кравчук считает, что Сурков выдает желаемое за действительное, кроме того, ситуация за прошедший год сложилась «не в пользу России». Интересы Украины будет отстаивать Вашингтон, заявил политик.

«Позиция президента США совершенно четкая и однозначная: Украину не оставим один на один с Россией (это его слова), не разрешим России постоянно нарушать суверенитет, демократию и территориальную целостность союзников, партнеров и, прежде всего, Украины. Это я привожу реальные факты», — объяснил Кравчук.

По словам Кравчука, нынешний президент США Джозеф Байден объявил о том, что координация между США и Европой находится на данный момент на наивысшем уровне. Байден собирается исправлять ошибки своего предшественника Дональда Трампа, уверен Кравчук.

«Какие основания у господина Суркова говорить, что ситуация улучшилась, и что Россия готова военной, экономической или политической силой взять Украину. Мне кажется, что тут выдается желаемое за действительное», — подытожил первый президент Украины.

По мнению политического обозревателя МИА «Россия сегодня» Владимира Корнилова, Кравчук поспешил ответить на слова Суркова, вырванные из контекста. Он посоветовал подождать выхода полного интервью Суркова, где будет понятен смысл сказанного политиком.

«Фраза явно была дана для затравки, однако все уже ринулись ее комментировать, — пояснил Корнилов, — любопытно, что среди прочих оказался и первый президент Украины. А мы ведь даже толком не знаем, на какой именно вопрос отвечал Сурков!»

Исидор Кауфман. Воспоминания о войне
Исидор Кауфман. Воспоминания о войне
войнеоВоспоминанияКауфман.Исидор

Отметим, 12 июня вышла полная версия интервью подкаста «ЧВК Пегов», в котором участвовали Владислав Сурков и бывший глава правительства ДНР Александр Бородай. Оказалось, что слова политика про то, что «Украина вернется», были сказаны в контексте двух вопросов: «Можно ли было не уходить из Славянска в июле 2014 года?» и «Можно ли было в сентябре 2014 года взять Мариуполь?».

Сурков ответил, что, разумеется, история не имеет сослагательного наклонения, однако он сам уверен, что еще ничего не потеряно и «Украина когда-нибудь вернется вместе с Мариуполем и со Славянском».

«Ничего не потеряно, ничего мы там не потеряли. То, что случилось тогда, — это случилось „тогда“», — считает Сурков.

Что же касается «возвращения силой», то сначала прозвучал комментарий ведущего, который, сославшись на неназванного политика (по сути процитировал слова Суркова, сказанные им в феврале 2020 года — прим. ИА Красная Весна), сказал, что «принуждение к братским отношениям силой — это единственный метод, доказавший эффективность на украинском направлении», на что Сурков ответил: «Так и есть».

Та же цитата, которую несколько дней обсуждали политики и эксперты, была своеобразным ответом на слова Александра Бородая, напомнившего о том, что исторически Россия очень часто была государством, диктовавшим свою политическую волю мировому сообществу, однако со временем были предприняты некие шаги, которые привели к конфликту России со всеми западными государствами, по сути, всегда выступавшими в качестве врагов.

Сурков не дал развить свою мысль Бородаю и вернул разговор к теме силы, пояснив, что «сила бывает разная».

Идея Суркова о «принуждении Украины силой к братским отношениям» основана на его взглядах на специфичность украинского общества. Ранее бывший советник президента РФ говорил, что Украины на данный момент не существует, а «есть украинство. То есть специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией… Брошюра „Самостийна Украйна“ есть, а Украины нет».

Политик подчеркивал, что взаимоотношения России и Украины никогда не были простыми, и видел единственным эффективным вариантом разрешения конфликта «принуждение силой к братским отношениям».

Примечательно, что слова отошедшего от дел по Украине Суркова вызвали почти мгновенный отклик в самой Незалежной, прибегнувшей в своем ответе к крайнему аргументу: «Пойдете на нас силой — за нас тут же вступятся США!» Киев ясно понимает, что наращивание напряжения на линии соприкосновения возможно только до определенной черты, перейдя которую можно получить ответ иного характера, нежели ответный огонь. Понимают и очень боятся.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER