Протесты против карантинных мер в Германии переходят на следующий этап: к демонстрации 29 августа правительство Берлина готовит многотысячную армию полицейских

Антикарантинные демонстрации в ФРГ. Чего боятся власти в Берлине?

Питер Брейгель Старший. Притча о слепых. 1568
Питер Брейгель Старший. Притча о слепых. 1568
Питер Брейгель Старший. Притча о слепых. 1568

В немецком, как и в западном обществе в целом, очень глубоко укоренена иллюзия того, что обычные граждане способны влиять на политику властей с помощью протестов. Эту иллюзию поддерживает практика протестов, вписывающаяся в некий глобальный тренд: антирасизм, права меньшинств и так далее. Поэтому каждый запрет на демонстрацию в ФРГ — это всегда своего рода эксцесс, особенно если речь идет о большом количестве участников.

Запланированная на 29 августа в Берлине очередная многотысячная антикарантинная демонстрация была запрещена властями. Берлинский сенатор внутренних дел Андреас Гайзель предупредил, что на предстоящих выходных в Берлине возможна эскалация насилия и на охрану общественного порядка выйдут многотысячные силы полиции. Подкрепление для берлинской полиции прибудет также из других федеральных земель Германии. Тревогу берлинского сенатора вызвало общественное недовольство в связи с запретом демонстрации.

Демонстрацию протеста против карантина в Берлине на предстоящую субботу 29 августа назначило движение из немецкого города Штутгарт под названием Querdenken, что в переводе примерно означает «инакомыслие» или же «мыслить нестандартно». Что же эти «инакомыслящие» из Штутгарта хотели продемонстрировать берлинским властям, что заставило сенатора запретить их демонстрацию, и почему он теперь предупреждает о возможной эскалации насилия в Берлине? После того как было опубликовано сообщение Гайзеля о запрете, организаторы демонстрации извинились за неосведомленность сенатора и пообещали, что демонстрация все-таки состоится.

Но давайте разберемся с самого начала.

Движение Querdenken, во главе которого стоит программист и предприниматель Михаэль Балльвег, еще в конце апреля 2020 года было замечено немецкой прессой в организации демонстраций протеста против карантинных ограничений общественной жизни. Протестующие утверждали, что предписания карантина нарушают конституцию ФРГ и призывали к ее исполнению. Их демонстрации были относительно малочисленны, носили региональный характер, и тем не менее местные власти их запрещали. Несмотря на запреты, организаторам удавалось добиться разрешения на демонстрации в конституционном суде ФРГ, то есть опыт борьбы с запретами у них имеется. На одной из таких демонстраций «инакомыслящие» стояли за ограждением и на приличном расстоянии друг от друга, но все же занимали небольшую площадь, поскольку их было всего человек 40.

Однако со временем число их сторонников росло, и 1 августа на демонстрацию в Берлине прибыло, по оценкам властей, около 20 тысяч протестующих. Сами организаторы заявили, что на их митинге участвовало около 1,3 миллиона человек. Свои оценки они обосновали тем, что во время антирасистских митингов и шествий такие заполненные улицы сопровождаются сообщениями в прессе о миллионе участников. На кадрах видеосъемки с митинга видно, что берлинская улица 17 Июня заполнена людьми от Бранденбургских ворот до Стеллы Победы.

Если грубо оценить площадь проезжей части улицы, то получится примерно 60 тыс. кв. метров. Это представляется чересчур свободным пространством для 20 тысяч, но слишком тесным для миллиона человек. А оценка числа участников стала предметом или даже краеугольным камнем спора, разгоревшегося в информационном поле между властями и организаторами митинга. Может быть потому, что больше ничего продемонстрировать не дали, а, может быть, так было задумано. Потому что по истечении некоторого времени после начала митинга полиция объявила демонстрацию завершенной и призвала организаторов покинуть сцену, а участников разойтись.

Чтобы понять, зачем собирались люди, и что хотели сказать, придется заглянуть в манифест движения «инакомыслящих» и объявление о демонстрации. Там мы прочитаем, что движение Querdenken считает себя надпартийным, принимает все точки зрения, кроме лево- и правоэкстремистских, и собралось для защиты конституции ФРГ. На митинг движение приглашает граждан, которые считают, что политические партии Германии должны изменить свои программы в соответствии со сложившейся ситуацией и предоставить их гражданам. После всего этого, как заявлено в программе митинга Querdenken, уже в октябре 2020 года в Германии должны состояться досрочные парламентские выборы.

С одной стороны, организаторы заявили о своей надпартийности, а, с другой стороны, высказались против левой и правой радикальности. «Мы против экстремизма, насилия, дискриминации и фанатизма. За демократию, мир, человечность, свободу, уважение и любовь!» — говорится в программе митинга. Очевидна пустота лозунгов, сильно напоминающих сакраментальное «за все хорошее и против всего плохого». Напрашивается мысль, что главной целью демонстрации на самом деле было собрать как можно больше людей.

Конечно, массовая численность важна для реализации своих политических амбиций. Но как-то комично на этом фоне смотрятся призывы провести новые парламентские выборы аж через два месяца. И даже если 29 августа соберутся 2 миллиона людей, данные требования вряд ли будут реализованы. Политическая система Германии слишком неповоротлива, чтобы через месяц после уличной акции организовать досрочные выборы.

Также в глаза бросается другая странность. Если еще раз взглянуть на программу демонстрации, то мы увидим, что больше чем половину позиций в списке организаторов занимают рэперы, певцы и другие деятели массовой поп-культуры. Организаторы собрались не столько с целью обсудить вопросы защиты конституции, ограничения свободы карантинными мерами и политические изменения в стране с политически активными гражданами, сколько развлечь публику.

Это развлечение должно было удерживать пришедших людей на месте и побуждать их как можно дольше не расходиться. При просмотре видеотрансляции демонстрации 1 августа мы можем убедиться в том, что один из организаторов Самуэль Эккерт регулярно выражает свое восхищение тем, как много людей собралось, и призывает обратить на это внимание.

В обычных условиях такая бессодержательная демонстрация выглядела бы как бессмысленный фарс, но не в условиях объявленной властями пандемии высокозаразной слабоизученной инфекции, вызывающей тяжелое заболевание с высокой вероятностью летального исхода. В условиях такой пандемии огромное число демонстрантов и плотность их размещения на относительно небольшой площади должны были бы привести к взрывному росту числа инфицированных по истечении инкубационного периода. И, как следствие, к коллапсу системы здравоохранения и катастрофы в национальной экономике.

А что если этого всего не произойдет?

В таком случае властям будет трудно продолжить убеждать граждан в необходимости ограничительных мер, ношения масок, удаленной работы, дистанционного обучения детей, а также в необходимости огромных финансовых вливаний в разоряющиеся предприятия, разработку вакцин и принудительной вакцинации. И, возможно, кому-то придется ответить за принятые решения о воплощении всех этих мероприятий. Именно поэтому власти попытались максимально занизить оценки числа принявших в демонстрации протеста участников.

И какой результат мы можем наблюдать после митинга 1 августа? Члены движения Querdenken опубликовали свой анализ этого вопроса 18 августа, то есть после окончания инкубационного периода в 14 дней. В опубликованном пресс-релизе «инакомыслящие» привели данные о числе заразившихся коронавирусом и умерших в Германии от COVID-19 в зависимости от времени в период с начала марта до 14 августа. Из этих данных, взятых с сайта Института Роберта Коха (RKI), отчетливо видно, что митинг 1 августа никаким образом не повлиял на число заразившихся коронавирусом. В этом же пресс-релизе организаторы пригласили людей со всей Европы на демонстрацию «За мир и свободу» 29 августа в Берлине.

Однако 26 августа власти Берлина в лице берлинского сенатора внутренних дел Андреаса Гайзеля запретили проведение этой демонстрации. Запрет основывается на опыте протеста, прошедшего в Берлине 1 августа. «Демонстрации от 1 августа 2020 года показали, что участники осознанно пренебрегают правилами гигиены и соответствующими предписаниями», — говорится в сообщении пресс-службы сената.

Кроме того, Гайзель в своем сообщении позволил себе высказать свое мнение об идеологической позиции принявших участие в демонстрации 1 августа граждан: «Я во второй раз не потерплю, чтобы Берлин использовали в качестве сцены корона-диссиденты, бюргеры Рейха и неонацисты».

Реакция общества не заставила себя долго ждать.

В тот же день глава движения Querdenken опубликовал пресс-релиз, в котором написал, что он шокирован запретом собраний, что запрет будет оспорен в конституционном суде, и собрание все равно состоится. Организаторы движения выразили уверенность, что конституционный суд ФРГ отклонит эту «враждебную атаку на конституцию». В этом же сообщении Михаэль Балльвег извинился перед группами, принявшими участие в митинге, за неосведомленность сенатора Гайзеля, назвавшего их «праворадикалами и конспирологами».

«Сенатор внутренних дел не обладает полнотой информации и игнорирует оценки ведомства защиты конституции», — пишет Балльвег и приводит оценки спецслужбы по защите конституции, согласно которой в демонстрациях 1 августа могли принимать участие лишь отдельные личности из праворадикальной части политического спектра. Эти отдельные личности никак не повлияли ни на ход демонстрации, ни на митинг в целом. Кроме того, из оценки спецслужбы следует, что митинг не предоставил «традиционной неонацистской среде какую-либо возможность подключиться к демократичным участникам демонстрации».

Что же происходит в данный момент, и чего следует ожидать в ближайшем будущем?

Народ разогрели запретом на митинг, а затем разрешили собраться. Праворадикалы призвали брать Берлин штурмом, а полиция готовится к завтрашней встрече и тех, и других. Мы держим руку на пульсе событий.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER