В ночь с 4 на 5 января террористы все-таки проникли в алма-атинскую биолабораторию

На территории Средней Азии построены и действуют биолаборатории США

Стефан Лохнер. Страшный суд(фрагмент). 1430
Стефан Лохнер. Страшный суд (фрагмент). 1430
Стефан Лохнер. Страшный суд (фрагмент). 1430

2 января 2022 года в Казахстане, в городе Жанаозен Мангистауской области, начались мирные протестные акции. Началось все с протеста автовладельцев, выступивших против повышения цен на сжиженный газ, используемый в республике как топливо для автомобилей. Вскоре протест распространился на все регионы Казахстана.

Почти сразу протесты начали оседлывать террористы. Они действовали по четкому плану, захватывая военные, административные и социальные объекты. На третий день беспорядков руководство страны полностью уяснило, что самостоятельно справиться с внешней террористической агрессией не может, и запросило помощи у партнеров по ОДКБ. По решению ОДКБ помощь была оперативно оказана. Силы ОДКБ смогли развернуть крупнейшую за последние десятилетия авиационную транспортную операцию по доставке военных частей в регион.

Среди сообщений о захвате городов, военных частей, больниц, администраций городов стоит обратить внимание на неожиданное заявление российского политика и врача-эпидемиолога Геннадия Онищенко. Он 6 января заявил, что в Казахстане террористы атаковали Центральную референс-лабораторию, уже год как построенную США в Алма-Ате. Данный объект является объектом повышенной биологической опасности.

Онищенко выразил опасение, что если террористы грабят военные части, полицейские участки и больницы, то они могут также разграбить и данную биолабораторию, чем сделают ее эпицентром биологический катастрофы в регионе. При этом, по открытым данным, США построили и контролируют в Казахстане не менее шести подобных биолабораторий, каждая из которых может стать бомбой биологической войны.

Чуть позже член президиума Совета по внешней и оборонной политике России Александр Лосев подтвердил, что нападение действительно было, но напасть могли не террористы и мародеры, а сами сотрудники ЦРУ. «Чтобы нам не достался очередной вирус, который они там у себя разводили. Мне кажется, это с этим было связано», — заявил Лосев.

В то же время глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович заявил, что в ночь с 4 на 5 января террористы все-таки проникли в алматинскую биолабораторию. Он уточнил, что самые сильные бои шли именно в этом районе Алма-Аты.

Ссылаясь на очевидцев, Мендкович добавил, что в биолаборатории работали люди в химзащите и оттуда могло пропасть «нечто». Полностью никто не может ни подтвердить, ни опровергнуть, что именно пропало.

«Но такая опасность есть. … Там находятся опасные для человека штаммы. Если произойдет их утечка, это будет катастрофа похуже той, что была в Алматы в период боев. Вероятен риск массового заражения», — заявил Мендкович.

Он же высказал убеждение, что ОДКБ сможет купировать возникшую угрозу. Позже, однако, минздрав Казахстана опроверг информацию о нападении на биолабораторию. При этом в сети имеется только сообщения СМИ на эту тему со ссылкой на минздрав Казахстана, а на сайте ведомства официальное заявление отсутствует.

Отметим, что в лабораториях такого уровня проводятся исследования особо опасных патогенов, против которых нет эффективных вакцин и методов лечения. Утечка этих патогенов может привести к опустошительным эпидемиям и пандемиям. Это, например, вирусы чумы, эболы, нипах, натуральной оспы, споры сибирской язвы. Одновременно с биолабораторией строятся подземные штаммохранилища, где культивируется и хранится весь этот опаснейший материал.

До сих пор политики и военные опасаются, что объектами нападения станут атомные станции, ведь это может привести к ядерной катастрофе регионального масштаба. Все еще не ушла из памяти катастрофа на японской АЭС «Фукусима». В Средней Азии пока нет АЭС, а вот биолаборатории есть, причем, повторюсь, контролируются они не национальными правительствами, а США.

Управляет всеми биологическими объектами на территории Казахстана отдел агентства по сокращению угроз, отвечающего за оружие массового поражения (DTRA) при посольстве США в Нур-Султане. Возглавляет военную лабораторию США в Казахстане полковник Дэниэль Сингер, он в 2003 году был членом группы, которая занималась разработкой бактериологического оружия под секретным кодом — Acinetobacter baumannii («Иракская бактерия»).

В целом общий бюджет научных программ американской армии в Казахстане превышает $400 млн. Среди прочего DTRA выделяла гранты на изучение в Казахстане бруцеллеза, конго-крымской геморрагической лихорадки и даже альфа-коронавируса, который ранее в республике никогда не регистрировался. В целях DTRA обозначено, что исследования проводятся для снижения риска поражения американской армии, то есть это, скорее всего, изучение будущего театра военных действий.

Еще в мае 2020 года МИД Казахстана отрицал наличие американских военных исследователей. Затем президент Касым-Жомарт Токаев признал, что американцы в алматинской лаборатории все же были, но покинули ее. Однако позже американцы пообещали продолжить «взаимодействие».

Кроме Казахстана, американские биолаборатории существуют и в других странах Средней Азии. Так, в Таджикистане действуют две биолаборатории, построенные и работающие на США. Такие же объекты имеются и в Узбекистане. Хотя Ташкент отрицает подконтрольность построенных у него биолабораторий Пентагону или другим службам США, однако российские специалисты скептически относятся к заверениям официального Ташкента. Повод к этому подает северный сосед Узбекистана, также отрицавший наличие американских связей с казахстанскими биолабораториями.

Военно-политический кризис в Казахстане выявил неспособность огромного государства, много лет считавшегося региональным лидером, обеспечить безопасность стратегически важного и опасного объекта. Конечно, официальные лица Казахстана объясняли необходимость ввода миротворческих сил ОДКБ для охраны объектов типа Байконур, а инцидент атаки биолаборатории в Алма-Ате был спущен на тормозах. Однако стоит рассмотреть повнимательнее вопрос безопасности именно под этим ракурсом.

Во-первых, отсутствует уверенность, что эти объекты, вопреки заверениям национальных властей, ими контролируются. Во-вторых, потому что таких объектов ужасающе много. В-третьих, все-таки не стоит забывать, что США объявили Россию опасностью номер один. Так что стоит исходить из того, что в глазах Пентагона построенные им биолаборатории находятся в окрестности территории противника, со всеми вытекающими последствиями.

Уже есть пример распространения инфекции африканской чумы свиней (АЧС) из Грузии в 2007 году. Там также действует мощная американская биолаборатория. Это обстоятельство заставляет скептически относится к заявлениям грузинских властей о том, что источником инфекции стали морские суда, принесшие ее из других стран. Тогда вспышка АЧС быстро перекинулась в Чечню, а оттуда и в другие регионы России. К 2012 году общий объем ущерба составил около $1 млрд и около 600 тыс. свиней.

Также СМИ сообщают о многочисленных вспышках заболеваний в среднеазиатском регионе. В 2008 году в Казахстане зафиксирована вспышка бруцеллеза, за год до этого американцы выделили деньги казахстанским биолабораториям на изучение этого заболевания. При этом специалисты утверждают, что источником заболевания стал штамм, характерный для США и Западной Европы.

А вот другой пример: конго-крымская геморрагическая лихорадка, изучением передачи которой клещами занималась биологическая лаборатория в Казахстане с 2013 года, вдруг началась в республике в 2014 году. Грант KZ-29 на изучение лихорадки выделила в 2013 году DTRA. При этом данная лихорадка вдруг началась в 2014 году и в Грузии, и в России. Позднее американские военные в публикациях заявили о важности обмена образцами материалов.

«На примере KZ-29… отмечена важность и сложность повышения научной транспарентности путем обмена образцами материалов», — сообщали военные США.

Позднее были рассекречены данные о том, что распространение болезни тогда произошло из-за утечки патогена при перевозке образцов Микельджоном Николичем (Форт Детрик) из НИИ ПББ (Казахстан) в «Центр Лугара» (Грузия), также контролируемый армией США.

На этом DTRA не остановилась, и в 2017 году казахская лаборатория получила грант KZ-33 на изучение альфа-коронавируса, не характерного для региона. Однако американские военные биологи нашли в двух пещерах Тюлькубасского района Казахстана популяцию летучих мышей, зараженных этим вирусом. Начались исследования, результаты которых Казахстану не были представлены.

Первую национальную референс-лабораторию на территории Узбекистана Америка открыла в 2007 году в Ташкенте официально при поддержке Агентства США по международному развитию (АМР). Биолаборатории второго класса безопасности были открыты в Андижане и Фергане в 2013. В Ургенче подобная лаборатория была открыта в 2016 году. Все лаборатории США полностью укомплектовали новым диагностическим оборудованием.

В Узбекистане после открытия там американских биолабораторий начался рост количества вспышек опасных заболеваний, охватывающих сотни людей. В различных областях появляются вспышки ветряной оспы, кори, менингита. Причем источником заболеваний стали штаммы, устойчивые к медикаментам и вакцинам. Узбекское животноводство также сильно пострадало от бруцеллеза, вспышка которого пришлась на 2008–2009 год, как раз год исследований этой болезни американскими военными биологами.

Какие еще биологические бомбы хранятся в американских лабораториях на территории государств — участников ОДКБ? Об этом стоит задуматься и властям этих стран, и общественности, и ОДКБ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER