18
июн
2020
  1. Политическая война
  2. Ситуация в Армении
Ольга Юшина / ИА Красная Весна /
Власть продлевает режим чрезвычайной ситуации исключительно с одной целью — для того, чтобы подавить и не допустить каких-либо волнений или протеста в народе.

Глава «Процветающей Армении» пожинает плоды своего молчания о деле Кочаряна

Разделяй и властвуй!
властвуй!иРазделяй
Разделяй и властвуй!
Изображение: Адольф Ивон. Цезарь. 1875

С 14 июня в Армении нарастает политическая напряженность. Сложившуюся ситуацию прокомментировал в беседе с корреспондентом ИА Красная Весна лидер коалиции «Единое здоровье» (Армения) Григор Григорян.

То, что сейчас разворачивается вокруг Гагика Царукяна, — это логическое продолжение всей той вакханалии, которая развернулась в стране после привода к власти Никола Пашиняна с его группировкой.

В первую очередь, что сделали те, кто, стоял у него за спиной и кто привел его к власти, скажем так, путем использования доверия народа, использования народных масс, которые были обмануты — это было, в первую очередь, раздробление всего политического поля для облегчения работы Пашиняну и расчищения пути для того, кому планируют передать власть после того как Пашинян выполнит свою «миссию».

В первую очередь изолировали второго президента страны Роберта Кочаряна, который был и есть лидер истинной оппозиции. Того человека, противостоявшего и выражавшегося против политики, которую, по всей видимости, он уже предвидел, которую собирались проводить нынешние власти.

Это и внутренняя политика, и политика в отношении арцахской (карабахской) проблемы, которая решена, но которую под влиянием неких сил, очень известных, пытаются «перерешать».

И самое главное — внешнеполитический вектор страны. Предыдущие власти занимали латентно прозападную позицию, то есть поглаживали по руке стратегических партнеров и говорили: «Все нормально», но на самом деле очень тихо дрейфовали на запад. А сейчас это делается в очень агрессивной манере, причем без учета и с растаптыванием самых главных компонентов системы ценностей армян, нашей идентичности, наших ценностей.

Это делается очень беспардонно, бесцеремонно, с применением грубой силы.

То, что происходит вокруг Гагика Царукяна — это логическое продолжение. То есть, когда был без каких-либо на то оснований изолирован и арестован второй президент Армении, первый президент Арцахской республики Роберт Кочарян, никаких признаков жизни или никакой позиции по этому вопросу политическая сила Гагика Царукяна — не знаю, по каким причинам, не выразила. Хотя, по моему мнению и по мнению многих моих коллег и очень многих в народе, она должна была это сделать. Все ждали, что Гагик Царукян выразит определенную позицию.

Так вот, я думаю, применили этот простой прием, раздробили. Сначала попытались нейтрализовать Роберта Кочаряна, когда в первый раз его арестовали, потом выпустили за неимением доказательств, потом арестовали во второй раз, и опять же выпустили, потому что его вину невозможно доказать по тем статьям, которые ему предъявляют.

То есть, это статьи, которые появились уже после известных событий 1 марта 2008 года. И вот эти статьи применяются задним числом, что неприемлемо в мировой практике и прецедента такого не было.

Между прочим, я хочу сказать, что по делу о тех же беспорядках проходили те же Никол Пашинян и очень многие из тех, кто сегодня занимает места в парламенте. Однако к ним эта статья не была применена. Но почему-то к Роберту Кочаряну она применяется. То есть по факту с Робертом Кочаряном у нас нет юридического процесса, у нас есть чистейшей воды политическое преследование с политическими целями. Так вот, когда Гагик Царукян не выразил своей позиции, я думаю, наивно было бы с его стороны не ожидать, что скоро известные персонажи из фильма «Собачье сердце» постучат и в его дом. Вот так и случилось.

То есть ничего в этом не закономерного нет. Когда Царукян выразил недовольство тем кошмаром, который сегодня творится в Армении, сразу же реакция была мгновенной. И вот последовали события, которые вы видели: применение силы против его сторонников, против народа, который собрался поддержать Гагика Царукяна.

И я не сомневаюсь, что если будут какие-то волнения в народе — ведь у нас сегодня экономический коллапс, у нас сегодня тяжелейшая эпидемиологическая ситуация… И власть продлевает режим чрезвычайной ситуации исключительно с одной целью — для того, чтобы подавить и не допустить каких-либо волнений или протеста в народе.

Если народ все же попробует выразить свой протест, я не сомневаюсь, что вот эта группировка применит самую грубую, самую беспардонную силу в отношении народа, как это случилось 14 июня и как это, в принципе, происходило в предыдущие годы, в годы правления Левона Тер-Петросяна.

Ничего хорошего от этого всего процесса ожидать не приходится. И когда мы смотрим на то, что происходит во внешней политике, нам очень больно это осознавать. Но таков политический курс, который взял Никол Пашинян со своей командой.

Конечно, это не только он, это также теневые его координаторы, которые просто привели к власти для того, чтобы он выполнил грязную работу и передал власть истинному наследнику «чистенькой».

Без проблемы, связанной с Арцахом, без проблемы, связанной с теми всеми документами, которые вызывают ярость и негодование армянского народа — это и Лансаротская конвенция, и Стамбульская конвенция, и всякие другие подобные документы, которые просто неприемлемы для армян, для армянского народа как первого христианского народа.

Это и вот прошедшее буквально вчера присоединение к конвенции о религиозной терпимости. То есть, по всем фронтам идет атака на армян и все армянское.

Это и вот прошедшее буквально вчера присоединение к конвенции о религиозной терпимости. То есть, по всем фронтам идет атака на армян и все армянское.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER