Зачем Сирии заключать «брачный контракт» с таким монстром, как AstraZeneca и стоящей за ее спиной ВОЗ? Чтобы потом десятилетиями разгребать последствия вакцинации?

Сирия станет полигоном для вакцины AstraZeneca?

Диего Ривера. Вакцинация (фрагмент). Фреска. 1932
Диего Ривера. Вакцинация (фрагмент). Фреска. 1932
Диего Ривера. Вакцинация (фрагмент). Фреска. 1932

В конце марта 2021 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что проведет в Сирии массовую вакцинацию от COVID-19. До конца года по программе COVAX, дающей развивающимся странам доступ к вакцине, планируется привить 5 млн сирийцев.

Учитывая, что в стране сейчас живет около 15 млн человек, практически треть населения Сирии получит прививку от коронавируса. И все бы ничего, но вакциной, которой собираются так «щедро» одарить Сирию, является препарат компании AstraZeneca.

Напомним, в марте появились сообщения об опасных осложнениях, с которыми столкнулись привитые вакциной AstraZeneca люди. У них начали появляться тромбы. В связи с этим, например, Дания приостановила вакцинацию препаратом на три недели, а Испания — на две.

Комитет по безопасности лекарств Евросоюза (ЕМА) рекомендовал включить тромбоэмболические осложнения в список побочных эффектов вакцины. AstraZeneca была вынуждена сократить поставки прививки в Европу вдвое и провести «ребрендинг» препарата, переименовав его в Vaxzevria.

В это же время (видимо, по чисто случайному совпадению) ВОЗ объявила о планах на массовую вакцинацию в Сирии. Причем именно препаратом AstraZeneca.

А что? Сирия очень даже подходит для такого «слива» неудачной вакцины. Тут можно и деньги с ВОЗ получить, и особых претензий в случае чего избежать (кто будет слушать претензии Сирии?), и устроить масштабные «полевые испытания» вакцины.

Но зачем это Сирии?

По сообщению сирийского минздрава, число заболевших COVID-19 в стране увеличивается примерно на 100 человек в день. Всего за весь период пандемии в Сирии вирусом SARS-CoV-2 заразился 20 331 человек. По сравнению с другими странами, той же Турцией, это совсем немного.

Да, сирийские власти часто обвиняют в том, что они занижают реальные цифры заболевших COVID-19. В этом смысле хочется сказать, что для того, чтобы занижать цифры, их надо для начала иметь. То есть проводить массовое тестирование населения. На это тестирование нужны деньги, причем немалые. У Сирии таких ресурсов нет, большая часть тестов, имеющихся в ее распоряжении, была поставлена в качестве гуманитарной помощи.

Поэтому правительство может и могло бы занижать цифры инфицированных, но для этого, скорее всего, просто нет базы из достаточного количества тестов. Поэтому реальной картины распространения заболевания в Сирии у нас нет.

С другой стороны, мы видим, как в Сирии проходят крупные международные конференции. Только недавно в Дамаске закончился форум «Сирия и цифровая трансформация», собравший вживую, а не в электронном формате, как это принято в эпоху пандемии, участников из многих арабских стран, а также Европы и Азии.

Если бы с вирусом в Сирии было все плохо, то никто бы не собирал конференции с гостями из разных стран, правда ведь?

Значит, все не так плохо. Тогда зачем Сирии вакцина AstraZeneca? Неужели нельзя договориться с Россией о поставках «Спутника V»? Некоторое количество этого препарата уже поставляется в Сирию для медицинских работников.

Еще есть китайская вакцина Sinopharm, небольшие партии которой получили сирийские врачи.

Зачем Сирии заключать «брачный контракт» с таким монстром, как AstraZeneca со стоящей за ее спиной ВОЗ? Чтобы потом десятилетиями разгребать последствия вакцинации? Или для чего?

Желание быть в тренде

Как бы парадоксально это ни звучало, но сирийская элита, несмотря на десять лет войны, острое противостояние с западными странами, санкциями, все еще хочет быть принятой на Западе (как и российская, кстати). И ради этого готова хоть мытьем, хоть катанием, но быть в западном тренде.

А западный тренд говорит о том, что надо делать прививки против COVID-19. И если для этого надо согласиться на проблемную вакцину, то почему нет? И ничего, что последствия вакцинации отразятся на здоровье населения. Зато хоть в чем-то угодили Западу. Может, санкции за это снимут. Так считает, наверное, сирийская элита.

В этом смысле сирийский эстеблишмент недалеко ушел от российского. При всей внешней открытой и громкой антизападной риторике внутри сидит желание с Западом дружить. И ситуация с вакциной отражает данную коллизию.

Только вот Запад дружить ни с Россией, ни с Сирией не хочет. Он хочет, чтобы этих государств не было, а на их месте кипел хаос. Для Запада Россия и Сирия — это национальные государства, которые подлежат разрушению в создаваемом новом мире.

И вся ситуация с ковидом, в том числе вакцинация, есть инструмент создания этого нового мира. Но поскольку нашим странам в нем места нет, то зачем вписываться в тренд? Тем более соглашаться на весьма небезусловную вакцину?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER