logo
  1. Мироустроительная война
ИА Красная Весна /
Придя к власти в 2000 году, Башар Асад поначалу попробовал провести либеральные реформы. Начались публичные общественно-политические дискуссии, в которых участвовали сотни представителей сирийской интеллигенции, была объявлена масштабная политическая амнистия, несколько ограничилось всевластие репрессивно-полицейского аппарата. Однако эта «оттепель» быстро закончилась

Турецкий гамбит. Часть I

«Жизнь на Святой земле» в представлении семьи Арбили из Сирии. 1880-е
«Жизнь на Святой земле» в представлении семьи Арбили из Сирии. 1880-е

Сегодняшнюю ситуацию в Сирии и Турции нельзя рассматривать вне контекста истории этих стран. Контекста не только сравнительно недавнего, отмеченного идущей с 2011 года войной, но и контекста гораздо более старого, более чем столетнего.

В истории Сирии есть и Арамейское царство со столицей в Дамаске, и завоевания греками, персами и римлянами, и исламский халифат со столицей в Дамаске, и власть Багдадского халифата, и завоевания крестовых походов, и власть египетских мамлюков, и османские завоевания, после которых Сирия с XVI века почти на четыре столетия оказалась под властью турок-османов.

В ходе распада Османской империи во время Первой мировой войны войска аравийских арабов при поддержке англичан освободили Сирию от османов, и с 1918 по 1920 годы она стала независимым королевством под властью арабского короля Фейсала.

Османская империя (султанат и халифат) потеряла практически все свои завоеванные территории, которые решениями Лиги Наций были отданы под мандат управления странам — победителям в Первой мировой войне.

Левант (Сирия и Ливан) оказались подмандатной территорией Франции, для чего французские войска изгнали из Дамаска короля Фейсала. А Османская империя сократилась до размеров Турецкой республики примерно в нынешних границах, в которой, после прихода к власти группы офицеров во главе с Кемалем Ататюрком и отмены султаната и халифата, был учрежден светский политический режим.

Что же определяло дальнейший исторический путь Турции и Сирии после Первой мировой войны?

Турция

Власть Ататюрка начала с жестокого подавления восстания курдов против политики «отуречивания» в 1924 году, а затем и локальных вооруженных выступлений радикальных исламистов против политики кемалистской «вестернизации» (в том числе «восстание дервишей» в 1930 году). И примерно тогда же в Турции начинает приобретать все более широкое влияние так называемый «мягкий ислам» «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В 1952 году Турция вступает в НАТО, а в 1955 году Турция, Ирак и Иран подписывают так называемый «Багдадский пакт» о совместной борьбе против коммунистического влияния.

Далее в Турции происходит ряд военных переворотов. В 1960 произошел переворот ультраправого националиста-пантюркиста и умеренного исламиста Алпарслана Тюркеша, с 1971 до 1980 года в стране сменилось 11 правительств, в 1980 году состоялся переворот во главе с начальником Генштаба Кенаном Эвреном, после которого светское правление Турцией вернулось только в 1983 году. Но при этом разрешение многопартийности привело к необходимости создания коалиционных правительств и к крайней неустойчивости власти.

Этим воспользовались как курды, с 1984 года развязавшие в юго-восточных провинциях Турции крупномасштабную партизанскую войну, так и исламисты. Начавшаяся еще до смерти Ататюрка в 1938 году «ползучая исламизация» страны быстро набирала обороты. Уже в середине 1990-х годов исламские партии получали около 22% голосов избирателей, причем исламизация существенно затронула не только широкие слои населения, но и влиятельные круги власти и даже командный состав вооруженных сил и жандармерии.

В 1997–98 годах в Турции произошел «тихий» антиисламский переворот, возглавляемый президентом Демирелем и поддержанный высшими военными. Они выдвинули правительству «20 требований» деисламизации государства. Под давлением президента и военных коалиционное «исламское» правительство ушло в отставку, Конституционный суд принял решение о роспуске происламской партии «Рефах», мэр Стамбула и один из лидеров «Рефах» Реджеп Тайип Эрдоган «за происламские настроения» угодил под суд и провел в тюрьме 4 месяца. В 2001 году преемница «Рефах» — партия «Фазилет» также была распущена.

Однако уже в 2002 году собранная из остатков «Рефах» и «Фазилет» «Партия справедливости и развития» (ПСР), которая объявила себя «партией мусульманской демократии», выиграла выборы, пост премьера вместо имеющего судимость Эрдогана занял его фактический ставленник Абдулла Гюль. Который добился изменения законодательства страны, что позволило Эрдогану в марте 2003 года занять кресло премьер-министра.

С Эрдоганом ПСР успешно выиграла выборы в 2007 году (причем тогда представители ПСР заняли одновременно посты президента, премьер-министра и спикера парламента), а также в 2012 году. Одной из «опор» этой успешности стала серия крупных судебных процессов против так называемых «радикальных националистов», под которыми понимались в основном последовательные сторонники идеологии Кемаля Ататюрка (деисламизация, отказ от халифатизма и пантюркизма, Турция как светское национальное государство без территориальных притязаний к соседям по бывшему Османскому халифату).

В этих судебных процессах (дело Бальоз, дело Эргенекон и др.) политические оппоненты обвинялись в создании тайных националистических организаций, готовивших свержение действующей власти и правительства Эрдогана. Процессы сопровождались массовыми «чистками» оппонентов ПСР во власти, армии, полицейских структурах, учебных заведениях. Тем самым Эрдоган переводил политический курс и идеологию Турции в направлении «мягкого исламизма» (с лицом «умеренных» «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ)) и достаточно явного пантюркизма, предполагавшего максимальный охват мировых тюрок, где бы они ни жили, мерами мирного (пока) турецкого патронажа.

Такой политический курс устраивал и большинство масс, которые никак не расставались со своей исламской идентичностью, и военных, для которых пантюркизм открывал серьезные перспективы участия не только во внутренней, но и во внешней политике, и в том числе — долгосрочных программ перевооружения армии. В 2012 году Эрдоган был переизбран лидером ПСР, и сразу после этого парламент впервые одобрил проведение «при необходимости» прямых военных операций за пределами границ страны (речь шла, конечно, именно о Сирии). А НАТО сразу откликнулась заявлением «о готовности защитить территорию Турции».

В августе 2014 года на первых прямых президентских выборах (ранее президента избирал парламент) Эрдоган выиграл, получив почти 52% голосов. Но уже в июле 2016 года в стране прошла очень крупная попытка военного переворота, после подавления которой Эрдоган провел в элите (госаппарат, армия, суды, полиция, сфера образования, журналистский корпус) беспрецедентные по масштабам чистки.

В апреле 2017 года в Турции прошел конституционный референдум, выигранный Эрдоганом (за его 18 поправок проголосовал 51% избирателей), который окончательно перевел республику из парламентского формата власти к жесткому президентскому формату. На внеочередных парламентских и президентских выборах в апреле 2018 года ПСР вновь получила парламентское большинство, а Эрдоган — пост президента (52,6% голосов).

Таким образом, Эрдоган получил реальный внутриполитической «карт-бланш» на проведение происламской и агрессивно-пантюркистской политики, то есть на фактическое соединение пантюркизма и «умеренного» халифатизма. И с новыми усилиями обратил эту политику на соседнюю Сирию.

Сирия

В период жизни Сирии под французским мандатом произошло множество антифранцузских восстаний. В 1945 году страна вступила в ООН и участвовала в создании Лиги арабских государств, в 1946 году, после вывода французских войск, окончательно получила независимость.

Однако в Сирии, сложная история которой привела к размещению на ее территории множества племен с разными этническими и религиозными корнями, устойчивая государственность создавалась очень трудно. Ранее единая антифранцузская оппозиция быстро раскололась на жестко конфликтующие этноплеменные и региональные партии и фракции.

С 1949 года Сирия вступает в полосу военных переворотов и ориентаций на разные локальные и глобальные «центры силы». В 1958 году она пытается объединиться с Египтом в Объединенную Арабскую Республику, но в 1961 году, после очередного переворота, выходит из ОАР. В 1963 году следующий переворот привел к власти Партию арабского социалистического возрождения БААС, и началось сотрудничество с СССР.

Но одновременно началось смещение позиций БААС в сторону арабского национализма и неуклонное обострение отношений БААС с исламской суннитской оппозицией, которая была представлена преимущественно организацией «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и неявно поддерживалась Турцией и Египтом. После нескольких очередных военных переворотов к власти в 1971 году пришел баасист Хафез Асад, который снизил в партии и руководстве страны накал арабского национализма и попытался снять напряженность в отношениях с исламистами. Кроме того, Хафез Асад, по религиозной принадлежности алавит — последователь близкой к шиизму ветви ислама, — стал активно внедрять соратников-алавитов в высший эшелон государственной власти.

После того, как в результате очередной войны с Израилем в 1973 году (так называемая Война Судного дня) Сирия фактически потерпела поражение, не сумев вернуть часть территории в провинции Кунейтра — Голанские высоты, захваченные Израилем в предыдущей войне 1967 года, — в стране начались первые крупные вооруженные выступления исламистов, прежде всего «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), против баасистско-алавитской власти. Особенно острыми и масштабными эти выступления стали в 1976–1982 годах.

В 1979 году «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вырезали почти сотню курсантов, в основном алавитов, в военном училище в Алеппо, после чего начали полномасштабную террористическую войну против власти. В 1982 году «Братья» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начали крупномасштабный вооруженный мятеж, фактически захватив город Хама. Асад жестоко подавил мятеж, утверждается, что в результате штурма Хамы погибло более 17 тыс. мятежников, мирного населения и солдат Асада.

Известно, что Хафез Асад готовил в свои преемники старшего сына Басиля. Но после того как Басиль в 1997 году погиб (разбился на своем автомобиле по дороге в аэропорт), Хафез Асад срочно вызвал младшего сына Башара из Лондона, где тот работал врачом-офтальматологом. И в 2000 году, после смерти Хафеза Асада, бессменно управлявшего Сирией почти 30 лет, к президентской власти в результате референдума пришел Башар Асад. В 2007 году он очередным референдумом был вновь переизбран на президентской пост.

Придя к власти в 2000 году, Башар Асад поначалу попробовал провести либеральные реформы. Начались публичные общественно-политические дискуссии, в которых участвовали сотни представителей сирийской интеллигенции, была объявлена масштабная политическая амнистия, под которую попали, в том числе, и некоторые «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (деятельность организации была запрещена с 1982 года), несколько ограничилось всевластие репрессивно-полицейского аппарата. Однако эта «оттепель» быстро закончилась. И потому, что в стране резко выросла преступность, и потому, что «старая гвардия» Хафеза Асада убедила его сына в растущих рисках переворота и утери власти в ситуации, когда властная преимущественно алавитская группа — 12% населения — противостоит получающей чрезмерную «волю» суннитской арабской оппозиции численностью более 60% населения.

К 2011 году Сирия подошла в остром экономическом кризисе. Несколько лет жестокой засухи, приведших к уходу в города и пригороды полутора миллионов жителей обнищавших сел, около полутора миллионов беженцев из Ирака, приехавших к племенным родственникам в Сирии после разгрома власти Саддама Хусейна американо-британскими войсками, огромная и растущая (особенно среди молодежи) городская безработица, плюс режим чрезвычайного положения, введенный в Сирии после военного переворота 1963 года и с тех пор не отмененный, — все это явно сдвигало ситуацию в стране еще и к кризису политическому.

Война

В марте 2011 года — почти одновременно с Египтом, Бахрейном, Ливией, Тунисом, Йеменом — в Сирии началась так называемая арабская весна. Причем начавшись с локальных и как бы стихийных антивластных выступлений в южном городе Дераа на границе с Иорданией, эта «весна» очень быстро обнаружила, что ни о какой стихийности речь не идет. Уже за месяц до первых протестов в Фейсбуке появилась группа «Сирийская революция-2011», которая призывала к массовым демонстрациям под названием «День гнева» против президента Башара Асада в Дамаске, Алеппо и других городах.

А далее оказалось, что в стране, почти 4 десятка лет живущей в режиме чрезвычайного положения при тотальном всесилии спецслужб, «протестующие» прекрасно по-военному организованы и стреляют по полиции и солдатам не из дедовских берданок, а из новейшего автоматического и даже снайперского оружия производства крупнейших стран Запада. И что «ядром» вооруженных протестных акций, включая погромы офисов партии БААС, полицейских участков и местных судов, а также убийства полицейских и солдат, стали боевые отряды «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). И что те же «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) очень быстро, грамотно и успешно проводили мобилизацию молодежи арабских племенных кланов и групп (с точным учетом конкретной групповой специфики!) на протесты.

Военные действия между властью и оппозицией расширялись и обострялись. И на этом фоне существенная часть рядового и младшего командного состава армии, представленная арабами-суннитами, оказалась быстро перевербована «Братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и дезертировала. А затем составила костяк так называемой Свободной сирийской армии, ведущей масштабные боевые действия против Сирийской национальной армии.

Далее, после большого числа жертв с обеих сторон противостояния, последовало объявление «мировым сообществом» власти Асада нелегитимной, и началась сперва политическая, а затем и военная поддержка противников Асада из-за рубежа. Прежде всего, исламскими монархиями Персидского залива, а также Турцией, США и большинством стран Европы. Ряд этих стран ввели против Сирии военное и торговое эмбарго.

Поддержку Асаду почти с самого начала войны оказывают Иран (Корпус стражей Исламской революции), ливанская «Хезболла», а также часть курдских формирований. Кроме того, поставки оружия и военной техники Асаду продолжает, в соответствии с межгосударственным договором, Россия. Она же последовательно блокирует антисирийские резолюции в Совбезе ООН, а также предоставляет Сирии военных советников.

В январе 2012 года было объявлено о создании в Сирии филиала Аль-Каиды (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — радикальной халифатистской организации «Фронт (Джебхат) ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая присоединяется к войне против Асада. Основной целью «Фронт» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявляет «усиление роли истинного ислама в сирийской войне и далее построение исламского государства «Халифат аль-Шам». Главным спонсором «Фронта» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как сообщают эксперты, стала Саудовская Аравия.

К лету 2012 года поддержка сирийской оппозиции со стороны монархий Залива и Запада становится совсем явной. В частности, Франция предложила Совбезу ООН «принудить Асада к миру». Госсекретарь США Хиллари Клинтон обвинила Россию в том, что она поставляет Сирии оружие для подавления восстания, чем провоцирует эскалацию конфликта.

12 июля в Эрбиле был провозглашен суверенитет Сирийского Курдистана под управлением Высшего курдского совета. А в декабре в турецкой Анталии (Турция практически сразу поддержала восстание против Асада) прошла так называемая конференция «Свободной сирийской армии». На ней были не только 260 полевых командиров сирийской оппозиции, но и представители США, Франции, Великобритании и арабских стран Залива. Конференция ставила целью объединение разных оппозиционных «повстанцев» и даже создала Высший военный совет. Однако этот Совет распался, прожив лишь несколько месяцев.

9 апреля 2013 года лидер «Аль-Каиды в Ираке» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Абу Бакр аль-Багдади объявил об объединении с «Джебхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и о намерении взять на себя личное руководство «джихадом» в Ираке, Сирии, а затем и в Ливане в «Исламском государстве Ирака и Леванта» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

А далее ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) развернулось по всей Сирии, вытесняя или даже безжалостно уничтожая отряды «умеренных» исламистов, в том числе «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), из Свободной сирийской армии. Неожиданное появление этой мощной радикально-исламской силы объяснялось просто: американцы выпустили из своих тюрем-лагерей в Ираке заключенных солдат и офицеров разгромленной в 2003 году армии Саддама Хусейна, прекрасно подготовленных, организованных и много лет пропагандируемых в этих лагерях (почему-то свободно в них допущенными!) радикально-исламистскими проповедниками.

После этого военное положение на фронтах сирийской войны начало постепенно склоняться к победе вооруженной оппозиции. К лету 2015 года правительственные силы Сирии прочно удерживали лишь участки территории в ряде городов и вокруг отдельных стратегических трасс.

30 сентября 2015 года Башар Асад обратился за военной помощью к России. Президент Путин получил от Совета Федерации согласие на использование контингента ВС России за рубежом, и в Сирии началась военная операция российских Воздушно-космических сил (ВКС) против наземных целей террористов ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Дальнейшие перипетии так называемой сирийской гражданской войны, можно надеяться, хорошо известны заинтересованным читателям.

А мы теперь обратимся к вопросу: кому и зачем понадобилась бойня в Сирии?

Кому и почему выгодно?

Арабским исламским монархиям Персидского залива очень давно «мозолили глаза» светские диктатуры региона. В особенности потому, что они, будучи политически и экономически относительно успешны, представляли собой наглядную и, значит, весьма опасную политическую альтернативу для населения монархий. После разгрома светского Ирака англо-американской коалицией таких осталось всего три: Ливия, Египет и Сирия. На них и оказались нацелены главные удары «арабской весны».

Особенно мешала Ливия с ее образцовой системой социальной защиты населения, прекрасными образованием и медициной, высоким уровнем жизни и растущим (особенно в Африке) международным авторитетом и влиянием лидера страны Муаммара Каддафи. Потому Ливию уничтожали особенно беспощадно, с бомбежками силами арабов и западной коалиции, и Каддафи убивали — под видеокамеры — особенно изуверски.

Египет, с его разжиревшим и потерявшим мышцы коррупционным режимом Хосни Мубарака, сдался «Братьям-мусульманам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сравнительно быстро. Социально-политической «взрывчатки», особенно молодежной, не видевшей для себя хороших перспектив в стране, в Египте накопилось достаточно. Приход к власти в Каире лидера «Братьев» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Мухаммеда Мурси хотя и огорчил саудитов, делавших ставку на иные, радикально-салафитские исламистские группировки, однако в целом находился в русле тотальной исламизации региона и потому сильного сопротивления саудитов и других монархий Залива не вызвал.

Сирия, охваченная глубоким экономическим кризисом и высокой, в том числе молодежной, безработицей, казалась инициаторам «арабской весны» относительно легкой добычей. Но… вдруг обнаружила готовность и способность сопротивляться плюс достаточно активных и заинтересованных союзников. И потому была поставлена задача этот последний оплот светской диктатуры в регионе показательно уничтожить.

Однако для арабских монархий эта причина «додавить» Сирию была далеко не единственной.

Во-первых, Сирию сразу поддержал исламский антагонист и соперник суннитов — шиитский Иран, и «наказать» и ослабить Иран для суннитских монархий было в числе приоритетов.

Во-вторых, не менее важной причиной «додавить» Сирию для Катара и отчасти Саудовской Аравии и Иордании был так называемый «газопроводный крест».

Дело в том, что Катар и Иран, совместно владеющие крупнейшим в мире газовым месторождением «Северный/Южный Парс», планировали разные пути прокладки газопроводов к побережью Средиземного моря для поставок газа в Европу. Катар предполагал провести трубу вдоль саудовского побережья Персидского залива и далее через Иорданию и Сирию к морю. А Иран собирался вести свою трубу к Средиземному морю через Ирак и Сирию. Незадолго до начала событий «арабской весны» Башар Асад, как утверждается, принял окончательное решение в пользу Ирана. То есть лишил Катар, а заодно Саудитов и Иорданию, радужных газоэкспортных и транзитных перспектив.

Именно по этой причине Катар в войне против Сирии стал одним из ключевых спонсоров поддержки сирийских «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а Саудовская Аравия «окормляла» салафитов и других радикалов вплоть до «Джебхат ан-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

У Ирана мотивы поддержки власти Башара Асада также были многообразными.

Во-первых, он хотел поддержать сирийских шиитов-единоверцев (в Иране алавиты признаются шиитами).

Во-вторых, Ирану вовсе не улыбалось остаться в регионе в шиитском геополитическом одиночестве посреди суннитского моря.

В-третьих, Иран долго и с большими усилиями выстраивал в регионе так называемую «шиитскую дугу» своего влияния от Йемена через Иран, Ирак и Сирию в Ливан, и он не мог допустить, чтобы эта дуга была разорвана в ключевой сирийской зоне. Поскольку этот разрыв намертво отрезал бы Иран не только от Средиземного моря, но и от крайне ценных и мощных союзников в ливанской военной шиитской организации «Хезболла».

В-четвертых, наконец, Иран совсем не сбрасывает со счетов свой проект экспортной газовой трубы к Средиземному морю через Ирак и Сирию.

(Продолжение следует.)