1. Мироустроительная война
  2. Диалог России и НАТО
Степан Гаврин / ИА Красная Весна /
Реальная опасность не в том, чтобы маршем пройтись войсками до тех линий, которые предлагают западные разведки. А в том, что потом будет происходить на «захваченных» территориях

Спор за Украину — кто больше даст, чтобы не взять?

Николай Пимоненко. Не шути. 1895
Николай Пимоненко. Не шути. 1895
Николай Пимоненко. Не шути. 1895

Западные политики сделали настолько много заявлений о потенциальном нападении России на Украину, что можно уже смело говорить, что они этого нападения не боятся, а ждут больше всего на свете.

Репутационные потери Западу после Афганистана уже не страшны. Власть США держится в основном на силе, или, точнее, на бессилии конкурентов. Так что речь идет не о том, как усилиться Западу, а о том, как он собирается ослабить оппонентов.

Обилие опубликованных планов нападения России на Украину и есть в некотором смысле план ослабления России, а не ее усиления. Почему? Потому что в таком случае Запад буквально ничего не теряет. А вот Россия получает, условно, массу проблем, многие из которых в российских реалиях не только сами не рассосутся, но и резко ухудшат эти самые российские реалии.

До 2014 года инфраструктура Украины медленно, но верно разваливалась, после 2014-го этот процесс только ускорился. Россия построила «Северный поток — 2», чтобы не зависеть от разваливающейся украинской инфраструктуры и одновременно освободиться от позорной необходимости кормить враждебную и неблагодарную Украину.

То, что бандеровцы мечтают о собственной богатой незалежной стране, это всё, как оказалось, иллюзия. Реально они не хотят строить свою страну, и ничто бы этого так не показало, как прошедшие с 2014 года 8 лет. Не надо слов, достаточно посмотреть на дела.

Гораздо более важно то, что все это время лилась кровь в Донбассе. Она не даст просто так сойтись враждующим сторонам, об этом речи быть не может — под чьим бы протекторатом ни находилась украинская территория.

Почему-то в международных переговорах не фигурирует такой фундаментальный фактор украинской политики, как радикально-националистический, исповедующий украинство субъект.

Колоссальная проблема насосавшегося крови за восемь лет ультрарусофобского радикального монстра, черные лапы которого шевелятся по всей Украине, как раз и есть та проблема, которая сама собой не рассосется.

Особенно активно, конечно, лапы этого монстра орудуют ближе к России, то есть на востоке и юге Украины. Именно эти регионы западные аналитики предлагают забрать России. При этом НАТО обещает не пошевелить и пальцем. Честно говоря, полное ощущение, что в данном случае западная разведка работает вместо российского генштаба, планируя захват украинской территории.

Запад как бы уговаривает Россию — можете так взять Украину, а можете этак. Россия в ответ требует только официальных гарантий безопасности, на которые Запад, видимо, пока не готов.

Но реальная опасность будет не в том, чтобы маршем пройтись войсками до тех линий, которые предлагают западные разведки. А в том, что потом будет происходить на «захваченных» территориях. На территориях с разрушенной инфраструктурой, но с огромным количеством неучтенного оружия и бандитизмом. Эти проблемы, возможно, нам не так страшны, хотя и они способны похоронить многих русских ребят, экономика здесь даже не играет ключевой роли, хотя и она будет хуже некуда.

Страшнее всего этот радикально-русофобский монстр, который окажется теперь не снаружи России, а внутри. Этот монстр никогда не строил государства — это не его. Но этот монстр начал формироваться еще до СССР и выжил в СССР, во враждебной для него идеологии. За время с 1991-го до Майдана 2014 года этот монстр только укреплялся в таком «питательном украинском бульоне» из российских экономических дотаций и, в сущности, антироссийской идеологии.

Теперь нам предлагают отожравшегося, заматеревшего хищника с накаленной русофобской идеологией поместить в современное российское потребительское общество. Не оформив на государственном уровне идеологию новой холодной войны, не отмобилизовав ресурсы на нее и с неопределившейся элитой. Для чего это нам?

Может, нам выгоднее, чтобы с этим монстром справился сам украинский народ? Есть надежда, что есть какой-то предел падения, дойдя до которого, украинцы наконец очнутся и начнут самоочистительный процесс. Конечно, этот вариант из разряда совсем маловероятных, но это было бы самым благоприятным исходом противостояния, за который стоило бы бороться и России.

На мой взгляд, в такой ситуации Россия может торговаться с Западом. Например, сказать, что она за этот объедок, оставшийся после американской элиты от Украины, отвечать не будет и не будет его поглощать. А за все, что там будет происходить, включая аварии на АЭС и других опаснейших объектах инфраструктуры, будет нести моральную ответственность Запад. Кто бы что ни говорил. Россия же здесь будет выглядеть совсем не как «агрессор». Хотя кого волнует, как она выглядит, когда агрессором уже назначили?

Россия могла бы угрожать, скорее, тем, что она НЕ СТАНЕТ захватывать Украину, а не наоборот, как вещают западные пропагандисты. На самом деле Украина — это крайне токсичный элемент. Если бы там не было бандеровцев, еще можно было бы думать об этом как о перспективном приобретении, а не как о смертельном яде. Но ведь они есть.

И это одна из позиций для торга — радикальная стерилизация всей украинствующей политической общности на Украине руками ЕС, в частности Германии и Франции, желательно и Великобритании вместе с США. США делали это с Германией, смогут и с Украиной.

По-хорошему, нужно преследование украинских нацистов по всему миру как террористов. А дальше — отмена отождествления тоталитаризмов нацистского и советского. А дальше — признание великой роли Советского Союза в Победе в 1945 году, а также всего советского проекта.

Нужна многолетняя, упорная информационная кампания — с рассказами о злодеяниях всех нацистов, как во время Второй мировой войны, так и после, включая постсоветское время.

В том, что касается Украины, — нужно признание преступности государственного переворота в 2014 году, а также последовавшего за этим геноцида украинского населения.

Пойдет ли Запад на такие условия? Сегодня — вряд ли. Конечно, он уже получил на территории Европы несколько атомных электростанций с изношенной инфраструктурой в руках разваливающегося на глазах государства.

А кроме этого, куда хлынет поток беженцев в случае, если на Украине реально произойдет катастрофа, которая каждый год становится все более реальной? Каково придется ЕС в таком случае?

Может быть, для США было бы вполне полезно втравить Европу в такие проблемы? Тем больше резонов для Европы будет стараться, чтобы Украина не проиграла в организованном противостоянии с Россией.

Может быть, все-таки игра сегодня ведется не за то, чтобы Россия не напала на Украину, а, напротив, чтобы она как можно раньше это сделала? И такими своими действиями подорвала бы вблизи себя или под собой тот снаряд, который Европа не очень хочет держать в опасной близости от себя, направленным в свою сторону?

Читайте также: Украину победит не Россия, а «генерал Мороз»?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER