Смысла оттягивать выборы для правящей партии уже нет: шансы на нормализацию экономики отсутствуют, а достижения в других сферах также не предвидятся

Выборы в Пенджабе: простая репетиция или решение конфликта в Пакистане?

Франц Рубо. Игра в кокпар
Франц Рубо. Игра в кокпар
Франц Рубо. Игра в кокпар

Политический конфликт между властью в лице правящей партии «Пакистанская мусульманская лига — Наваз» (ПМЛ-Н) и оппозицией, представленной партией Движение за справедливость» (ПДС) по всем признакам переходит в решающую фазу.

После того как лидеру ПДС, бывшему премьер-министру Пакистана Имрану Хану 19 января, удалось исполнить свою угрозу о роспуске парламентов в двух ключевых провинциях — Пенджабе и Хайбер-Пахтунхве, вопрос о проведении выборов в стране фактически встал ребром.

Тем не менее план их проведения до сих пор отсутствует, а конкретные сроки никто не готов назвать. Так что сценарий разрешения политического конфликта по-прежнему не определен, причем существует возможность самых неожиданных «сюжетных изгибов».

Рассмотрим, какие факторы обеспечили приход политического процесса в Пакистане в нынешнее состояние, а также чего следует ожидать в ближайшем будущем в этой ключевой не только для Юго-Восточной Азии, но и для всей Евразии, точке.

Ты туда не ходи!

Отстраненный в апреле 2022 года от власти после вотума недоверия Имран Хан очень быстро смог определиться с оппозиционной стратегией его партии «Движение за справедливость» (ПДС). Имея широкую поддержку среди населения, Хан заявил о необходимости новых всеобщих выборов, а его партия взяла прямой курс на то, чтобы ускорить их проведение.

При этом новоиспеченная оппозиция немедленно дистанцировалась от законодательных решений новой власти: все депутаты парламента Пакистана от ПДС уже на следующий день после отстранения Имрана Хана написали заявления об отставке.

Надо сказать, что сменившая ПДС у власти партия «Пакистанская мусульманская лига — Наваз» (ПМЛ-Н) своими «жесткими решениями» в экономике парадоксальным образом помогла росту популярности Хана среди населения, разменивая свой политический капитал на безуспешные попытки вывести страну из экономического кризиса.

В итоге уже к лету 2022 года партии Имрана Хана удалось обеспечить себе политический реванш, выиграв борьбу за пост главного министра в парламенте провинции Пенджаб, где проживает более половины населения Пакистана.

В октябре проблемы с популярностью ПМЛ-Н у населения стали совсем очевидными, когда на довыборах в федеральный парламент из девяти разыгранных мест шесть забрал себе лично Имран Хан. При этом правящая ПМЛ-Н смогла одержать победу всего в одном округе: еще два места забрали ее коллеги по правящей коалиции из «Пакистанской народной партии» (ПНП).

Тем не менее при несомненных электоральных успехах ПДС пришлось считаться с наступлением противников на других фронтах. В первую очередь речь шла о юридических проблемах: правящая коалиция задействовала весь свой административный ресурс, чтобы любыми правдами и неправдами исключить Имрана Хана из политического уравнения Пакистана.

В ответ на эти попытки ПДС попыталась реализовать свою популярность в массах через уличные протесты «за всеобщие выборы, против судебного произвола», но получила сначала новые юридические проблемы, а потом и вовсе недвусмысленный намек «сбавить обороты». 3 ноября в Вазирабаде в ходе массового шествия ПДС на Имрана Хана было совершено покушение: политик выжил, получив ранения обеих ног.

Изображение: Пресс-служба ПДС в Twitter, @PTIOfficial
Имран Хан после ранения
Имран Хан после ранения
раненияпослеХанИмран

Хитрый план Хана

Сделав, по-видимому, определенные выводы из случившегося, лидер оппозиции решил избрать другой путь реализации своего политического капитала.

26 ноября на митинге в Равалпинди (у ворот столичного Исламабада) перед многотысячной толпой своих сторонников он объявил о решении… свернуть всю уличную активность, а также вывести партию из всех законодательных органов Пакистана, «чтобы не быть частью коррумпированной системы».

Кроме того, в своей публичной риторике руководители ПДС перестали сильно налегать на необходимость досрочных выборов, переведя их в разряд «желательно, но не обязательно».

«Отсрочка выборов в Пакистане не вызывает беспокойства в моей партии, поскольку мы можем себе позволить не спешить, но нас беспокоит то, что откладывание выборов держит страну в состоянии хаоса», — заявил Имран Хан 25 ноября в интервью одному из частных телеканалов в США.

Тем не менее сам Имран Хан отнюдь не собирался отказываться от своего электорального преимущества во властной игре. Он нашел принципиальный, но довольно рискованный ход, добившись к 19 января роспуска парламентов сразу двух ключевых провинций (в которых проживает 66% населения Пакистана), где у его партии ПДС была реальная власть.

Степень риска подобного решения велика: фактически ПДС отдала организацию новых выборов на откуп своим противникам из правящей коалиции, которые вполне смогут поставить в этих провинциях свои переходные правительства, в частности — пытаться тянуть время с новыми выборами.

На что же делает ставку Имран Хан? Пожалуй, в первую очередь на то, что никто в Пакистане не осмелится отказаться от самого демократического принципа, то есть выборного процесса.

Изображение: Автор: World Economic Forum, Лицензия: CC BY-SA 2.0
Первез Мушарраф
Первез Мушарраф
МушаррафПервез

Тут необходимо вспомнить, что даже «последний диктатор» Пакистана, генерал Первез Мушарраф, совершивший в 1999 году успешный госпереворот против лидера ПМЛ-Н, премьер-министра Наваза Шарифа, тут же начал искать пути возвращения к демократическим процедурам. Да и сегодня армия Пакистана, которая имеет богатый опыт установления диктатуры в стране, подчеркнуто заявляет о своей «политической нейтральности».

Наконец, возникшая в конце 2022 года в пакистанских СМИ тема о «правительстве технократов» (то есть не выборном), которую пыталась робко разминать все та же ПМЛ-Н, очень быстро сошла на нет. В то же время из высоких кругов правящей партии стали проникать в прессу разговоры об «уважении к выборам» как новом нарративе, призванном противостоять риторике Имрана Хана.

Вдобавок Имран Хан, по-видимому, смог заручиться поддержкой части военной элиты страны. Об этом свидетельствует, в частности, плотный союз его ПДС с партией «Пакистанская мусульманская лига — Кваид» (ПМЛ-К), которая в начале 2000-х годов была создана при участии уже упомянутого генерала Мушаррафа из части лидеров ПМЛ-Н в качестве противовеса самой ПМЛ-Н.

Более того, в январе текущего года лидер ПМЛ-К в Пенджабе Первез Элайхи объявил, что его партия вплотную рассматривает вопрос объединения с ПДС.

Таким образом, к текущему моменту партия Имрана Хана имеет, во-первых, довольно четкую и вполне достижимую цель — выиграть новые выборы в Пенджабе, во-вторых, большую (если не подавляющую) поддержку среди электората, и наконец, в-третьих — надежного союзника в лице партии ПМЛ-К.

Что может противопоставить этой «триаде» правящая партия Наваза Шарифа в оставшиеся до выборов в двух провинциях, согласно конституции страны, 90 дней?

Изображение: (cc) Shehbaz Sharif
Шехбаз Шариф
Шехбаз Шариф
ШарифШехбаз

Власть без мандата

У пришедшего на смену ПДС правительства партии ПМЛ-Н возник один существенный недостаток: по сути, его никто не выбирал. Ответственность за реформы, которые затеял новоиспеченный премьер-министр Шехбаз Шариф, его партия была вынуждена взять целиком на себя.

При этом изменения носили практически шоковый характер, который обернулся тяжелым бременем для и без того небогатого населения Пакистана, встретившего новую политику большим недовольством. В итоге, пытаясь одной рукой свалить всю вину за экономический кризис на Имрана Хана, другой рукой новое правительство «подарило» ему реальную возможность снять с себя всю ответственность (даже если она и была в реальности) за проблемы.

Если рассматривать экономические реформы ПМЛ-Н объективно, то возникает стойкое ощущение, что партия перепутала очевидный порядок действий: сначала получить мандат от народа на выборах, а затем проводить сложные и болезненные реформы. Тем не менее этот парадокс может быть объяснен не только банальной ошибкой, но и непубличными договоренностями, в результате которых ПМЛ-Н сумела сместить Хана и получить власть в свои руки, если они, например, включали кредитную сделку с МВФ на очень невыгодных для Пакистана условиях.

Как бы то ни было, жесткие реформы под давлением МВФ были запущены, а ответственность за них все возложили на правящую партию ПМЛ-Н. А затем летом и осенью 2022 года на страну обрушились небывалые ливневые наводнения, которые буквально утопили любые надежды на выход из экономического кризиса: треть территории страны оказалась на несколько месяцев под водой, а экономика Пакистана по самым скромным оценкам получила ущерб в $30 млрд.

В силу перечисленного, социальная база поддержки ПМЛ-Н сократилась катастрофически, а надежды вернуть свой политический капитал за счет налаживания ситуации в экономике не оправдались, о чем в один голос говорят и политики, и эксперты в Пакистане.

Изображение: pmln.org
Наваз Шариф
Наваз Шариф
ШарифНаваз

Ситуация усугубляется тем, что единственным настоящим лидером ПМЛ-Н (и это не мнение со стороны, а прямая оценка руководителей самой партии) является Наваз Шариф, который с 2019 года вынужден скрываться в Лондоне: на родине суд приговорил его в общей сложности к 18 годам лишения свободы за коррупционные преступления. Приговоры эти не так просто обжаловать, поскольку в 2018 году их утвердил Верховный суд.

Таким образом, самыми острыми политическими задачами, стоящими перед ПМЛ-Н, являются: отсрочка любых выборов до нахождения способов поднять доверие к себе среди населения, организация возвращения в Пакистан Наваза Шарифа, а также устранение главного политического противника — Имрана Хана, который, подобно Навазу Шарифу является харизматическим лидером ПДС.

Для решения этих задач правящей партии по сути ничего не остается, кроме как до конца использовать свой административный ресурс, а также пытаться договориться с элитами. При этом исследователи Пакистана сходятся во мнении, что отношения Наваза Шарифа с военными элитами в стране с давних пор были, мягко говоря, напряженными.

Конечно, стоило бы вспомнить и союзников ПМЛ-Н по правящей коалиции — в первую очередь партию ПНП, традиционно удерживающую позиции в южной провинции Синд. Однако тут все оказывается совсем непросто.

Изображение: пресс-служба МИД Пакистана, mofa.gov.pk
Билавал Бхутто-Зардари
Билавал Бхутто-Зардари
Бхутто-ЗардариБилавал

Заклятые друзья

Главный союзник правящей партии по коалиции — ПНП — никогда не забывал о своих политических интересах и своем влиянии. В частности, за помощь ПНП в победе над Имраном Ханом ПМЛ-Н отдала треть мест в федеральном кабинете министров, а также посты спикеров обеих палат парламента страны: их заняли представители ПНП.

При этом ПНП сразу же подчеркнуто дистанцировалась от экономического блока правительства, предоставив ПМЛ-Н в одиночку бороться с кризисом и нести ответственность, но в то же время лидер «Народной партии» Билавал Бхутто получил очень важный пост главы МИД Пакистана.

Данный тип отношений можно смело охарактеризовать известной русской пословицей: «дружба — дружбой, а табачок — врозь».

Более того, после очередной политической победы Имрана Хана в Пенджабе и Хайбер-Пахтунхве, которая была оформлена роспуском парламентов этих провинций 16 и 19 января, один из бывших лидеров ПНП — Аитзаз Ахсан — решил вдруг порассуждать о «нелегкой судьбе» Наваза Шарифа, популярно объяснив СМИ, почему тот не может вернуться в Пакистан.

Он «ненароком» напомнил журналистам о возможной причастности Шарифа-старшего к убийству оппозиционного журналиста Аршада Шарифа в Кении, а также об организации покушения на Имрана Хана. То есть буквально использовал риторику оппонентов ПМЛ-Н, «навешивая» на ее лидера новые обвинения.

«И в Лондоне, и в Пакистане для Шарифа сложилась неблагоприятная атмосфера», — заявил политик, представлявший руководство ПНП до октября 2022 года.

При этом на завершившихся на днях в Синде выборах в органы местного самоуправления ПНП одержала убедительную победу, показав всем, что она крепко держит власть в своей «родной» провинции, несмотря на кризис. Вдобавок партия обозначила расширение своего влияния в соседнем Белуджистане, приняв в свои ряды несколько бывших депутатов от ПДС, которые покинули местный парламент по указанию Имрана Хана, а также представителей других местных партий.

Так что ПМЛ-Н не может похвастать столь же надежным союзником, который есть у ПДС в лице партии ПМЛ-К. А значит, у ныне правящей партии, по сути, не осталось других серьезных ресурсов в политической борьбе, кроме административного.

Изображение: Фрагмент видеоролика "The Current Life| Chaudhry Pervaiz Elahi", www.youtube.com
Чаудхри Первез Элайхи
Чаудхри Первез Элайхи
ЭлайхиПервезЧаудхри

Что дальше?

Почти сразу после того, как Первез Элайхи объявил о роспуске парламента Пенджаба, Имран Хан выступил перед СМИ и пообещал «развлечь» премьер-министра Шехбаза Шарифа, устроив ему вотум недоверия в парламенте Пакистана.

Эта угроза в рядах ПМЛ-Н была воспринята серьезно, поэтому спикер парламента Пакистана Раджа Первез Ашраф немедленно принял отставки 35 основных депутатов ПДС, которые были поданы еще 11 апреля 2022 года, а Избирательная комиссия Пакистана приостановила мандаты более 100 депутатов и сенаторов — формально за то, что они не подали декларации о доходах.

Грядущие довыборы в парламент — на освободившиеся после отставки места — и власти, и оппозиция, назвали символическими. Однако при этом повели себя диаметрально противоположным образом: Имран Хан запланировал подать себя в качестве кандидата по 33 округам сразу, а правящая партия ПМЛ-Н вообще отказалась выставлять своих кандидатов.

Последнее, с учетом популярности ПМЛ-Н среди населения, совсем неудивительно, ибо грозит ей повторением упомянутых результатов октября 2022 года, но уже в гротескной форме.

Тем не менее смысл оттягивать выборные баталии для ПМЛ-Н также постепенно пропадает, потому что шансов на нормализацию экономики сейчас уже нет. Зарубежные кредиторы крайне озабочены политической ситуацией в Пакистане и совсем не торопятся давать деньги правительству с непонятными перспективами.

Таким образом, все, что остается ПМЛ-Н — попытаться организовать выборы в наиболее удобной для себя редакции. А для этого партии необходимо в первую очередь попытаться вернуть в свои ряды верховного лидера Наваза Шарифа, который хотя и участвовал в провальной экономической политике 2022 года, но лишь косвенно, и который при всем при этом имеет несомненные заслуги перед Пакистаном.

На этот вариант, в частности, указывают и обсуждение упомянутого выше «выборного нарратива» ПМЛ-Н, и недавние заявления пресс-секретаря партии Марриум Аурангзеб в Twitter-блоге о том, что Наваз Шариф уже принял «большое решение» и наказал партии «готовиться к выборам в Пенджабе».

По-видимому, ПМЛ-Н будет стараться каким-либо образом «разменять» свой административный ресурс на спокойное возвращение Наваза Шарифа. Например, через амнистию элит, которая уже имела место в истории Пакистана под названием «Указа о национальном примирении» от 2007 года.

Более того, учитывая сроки выборов в Пенджабе, решать этот вопрос партии надо быстро — в ближайшие месяц-полтора, чтобы Наваз Шариф успел возглавить предвыборную кампанию ПМЛ-Н в этой провинции по возвращении из Лондона.

В этом смысле выборы в Пенджабе следует рассматривать именно как генеральную репетицию главного политического сражения Пакистана за последние годы. Тем не менее результаты этой «репетиции», скорее всего, и определят во многом будущего победителя.

Конечно же, в данный прогноз может вмешаться фактор дефолта Пакистана, риск которого постепенно, но неумолимо нарастает с каждым днем. Но мы все же будем надеяться, что политикам Пакистана достанет мудрости и воли, чтобы избежать самого плачевного сценария и не превратиться в правителей на руинах.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER