logo
Статья
  1. Война идей
То, что развитие института НКО — это уход государства от социальных гарантий, понятно. Что социальная сфера приватизируется и коммерциализируется — тоже. Но что мы должны уметь «торговать кровью больной матери», а не сидеть на шее у государства, которое, как известно, «нам ничего не должно», — это пока обидно осознавать

В продвижении секспросвета — очевидный прорыв. Таких ли прорывов ждет Россия?

Элина ЖгутоваЭлина Жгутова

Добрый день!

Начну с прошлого года — именно тогда произошел качественный прорыв в информационном пространстве по продвижению сексуального просвещения.

Почему?

Потому что до прошлого года в школах в рамках программы борьбы со СПИДом демонстрировался только 20-минутный ролик, в котором половой вопрос практически не затрагивался. То есть там были затронуты возможные опасности заражения ВИЧ-инфекцией, но они не были увязаны с половой сферой. В прошлом году сменился подрядчик по этому проекту, и проведение единого урока было доверено некоммерческой организации «Центр современных образовательных технологий» под руководством некоего Сергея Буланова. После этого он написал в соцсетях: «У меня сегодня дебют (не половой). Впервые в жизни совещание в минобрнауки закончилось скандалом по моей вине. Я отказался писать тексты ответов студентам и старшеклассникам — участникам открытого интернет-урока по профилактике ВИЧ. Никогда этого не делал, проводя мероприятия любого уровня — и всероссийские, и международные. Всегда с трансляцией. Всегда с живым словом.

— А если студенты назовут недопустимое слово на всероссийском мероприятии Минобрнауки и это услышат в трансляции?

— Презерватив???

— Мы останавливаем совещание, я иду докладывать о вас руководству.

Сам не понимаю — жалуюсь, или хвалюсь…»

Центр также активно сотрудничает с небезызвестным театром «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова на «почве патриотизма», о чем говорят материалы интернета.

В прошлом году в дополнение к демонстрации ролика была введена дискуссионная часть, вызвавшая столь острую реакцию чиновников Минобра. То есть когда раньше демонстрировался на уроках ролик, дети просто смотрели и расходились — кто на математику, кто на физику, а сейчас они должны были еще обсуждать где-то полчаса после просмотра, что они думают по этому поводу.

В образцово-показательную гимназию № 1409 в Хорошево-Мневниках, где директор — депутат Московской городской думы И. В. Ильичева, она же возглавляет совет директоров московских школ, приехал «Первый канал». Он в 10-м классе снял сюжет, как этот урок проходит. За полторы минуты буквально было заявлено одним из учеников, что он узнал на этом уроке. А узнал он, что СПИД передается через половой акт. Из чего можно сделать вывод, что до этого он не знал. Нас же пытаются убедить, что и так всем детям всё известно, поэтому ничего страшного в секспросвете нет.

Нынешний учебный год ознаменовался тем, что вице-премьер по социальной политике Татьяна Голикова высказалась по этой теме в эфире канала «Россия-24». Где-то в конце октября она заявила очень аккуратно, очень коротко и очень тихо о том, что необходимо знакомить детей с методами контрацепции и — надо же, какое совпадение! — прозвучало это в канун той кампании, которая обычно предвосхищает 1 декабря, День борьбы со СПИДом. Соответственно, мне было интересно узнать, что же нас ждет в этом году. Я направила в Министерство просвещения запрос, по какому сценарию в этом году и в каком виде будет проходить традиционная неделя борьбы со СПИДом.

На днях я получила ответ из министерства, в котором сначала говорится о том, как наше государство, в частности, Министерство просвещения, консолидирует все свои усилия на созидании семьи, детства, духовно-нравственных ценностей и т. д. Ну, а дальше была уже такая конструктивная часть:

«В рамках своей деятельности Минпросвещения России ориентировало работу по профилактике ВИЧ-инфекции в образовательной среде на построение индивидуального валеологического маршрута обучающегося, связанного с формированием уверенных навыков сознательного противодействия потенциальным угрозам здоровью и нравственному благополучию… Планируемый в 2018/19 учебном году урок по профилактике ВИЧ-инфекции для обучающихся 9–11 классов «Незримые угрозы — мифы и реальность», приуроченный ко Всемирному дню борьбы со СПИДом, разработан в соответствии с требованиями ФГОС по предметам Биология, Обществознание, Основы безопасности жизнедеятельности и носит интегрированный характер. Он может быть проведен учителем биологии, учителем ОБЖ, учителем истории и обществознания после соответствующей подготовки и предполагает актуализацию знаний по данному вопросу, полученных при изу­чении указанных учебных предметов.

Кроме того, перед проведением урока предусмотрено собрание для родителей (законных представителей) обучающихся 9–11 классов, основными целями которого являются информирование родителей о проведении в рамках профилактических мероприятий, приуроченных к Всемирному дню борьбы со СПИДом (1 декабря), интегрированных уроков по профилактике ВИЧ-инфекции «Незримые угрозы — мифы и реальность», а также мотивирование родителей на повышение собственной профилактической компетентности и формирование профилактической компетентности ребенка».

Индивидуальный валеологический маршрут предполагает, видимо, индивидуальный подход к каждому ребенку в зависимости от степени его испорченности.

Мария Мамиконян:

Коротенькое объяснение все-таки дайте, Элина Юрьевна, что такое «валеологический маршрут» и валеология, потому что, я думаю, большинство наших сограждан никогда с этими терминами не сталкивались.

Элина Жгутова:

Когда-то, в 90-е годы, когда мы были все совсем-совсем неискушенные — тогда еще пытались «в лоб» ввести ювенальную юстицию — были попытки ввести в образовательную программу валеологию. Это такая псевдонаука о здоровье, такое завуалированное сексуальное просвещение. Сейчас это называется более политкорректно — индивидуальным валеологическим маршрутом обучающегося.

Всё, что происходит сейчас на базе просвещения, происходит по инициативе Фонда социально-культурных инициатив, который возглавляет Светлана Медведева. В прошлом году как раз была активная позиция продемонстрирована. Мы видели, как министр Скворцова среагировала на эту инициативу. Она фотографировалась в обнимку с Элтоном Джоном, чтобы всем было понятно, что программа запущена и обратного хода нет и все должны двигаться строго по этому маршруту.

Министерство просвещения, тогда еще, по-моему, Министерство образования, взяло под козырек и ввело программу профилактики ВИЧ-инфекции, и впервые в стенах учебного заведения на официальном уровне прозвучали такие слова от ребенка: «Я узнал, что ВИЧ передается через половой акт». Раньше мы этого нигде не могли услышать, ни с каких официальных трибун, что ребенок в школе говорит такие слова. В этом году, как это стало понятно из ответа, обсуждение будет интегрировано, как мне ответили, в уроки биологии, ОБЖ, истории и обществознания. То есть если раньше родители могли не водить ребенка на конкретный урок, то сейчас нужно отказаться от этих четырех предметов как минимум или каждый раз вздрагивать или давать какие-то специальные инструкции.

Предполагаемый сценарий обсуждения такой: есть три возможности заразиться СПИДом. На уроке дети должны обсудить в классе три ситуации, в которых возможно заражение СПИДом.

В первом сюжете девочка прокалывает уши под сережки где-то в квартире по рекомендации подружки. Можно заразиться СПИДом в такой ситуации?

Второй сюжет — мальчик разбивает коленку, играя в футбол или в хоккей. Можно ли заразиться так?

Ну, а третий сюжет, естественно, — тот, ради которого всё это затевалось: вечеринка с алкоголем без родителей. Здесь, как вы понимаете, фантазию подростков будет сложно ограничить. Тем более что это касается всех школ нашей страны, то есть уследить, как будет развиваться сценарий в каждой из них, невозможно. Обсуждение, думаю, может принять самые разные формы…

Как на сегодняшний день поддерживаются организации, которые занимаются продвижением таких программ? Какие-то из них были признаны у нас иностранными агентами. И что же? Изучив последнюю раздачу президентских грантов, мы видим, что фонды по борьбе с ВИЧ, СПИД получают гранты. Даже если оставить за скобками тех, кто занимается лечением уже ВИЧ-инфицированных взрослых людей (почему это не может делать государство?), всё равно получается достаточно много.

Вот один из них, нам хорошо известный фонд «Танцуй ради жизни». Этот фонд уже 12 лет паразитирует в стране. Они сняли ролик 12+, и он до сих пор актуален — про 12 способов контрацепции. Там рассказывается, как предохраняться от нежелательной беременности и ЗППП со всеми физиологическими подробностями, история появления контрацепции… При этом всё равно утверждается, что они занимаются здоровьем детей, духовно-нравственным возрождением.

Как вообще распределяются эти президентские гранты? Мы сколько ни подавали документы, ни наша организация, ни организация наших коллег из Санкт-Петербурга ничего не получали, несмотря на актуальность борьбы за традиционные ценности, борьбы с ювенальной юстицией.

Основная причина отказов — это то, что у нас нет софинансирования. А вот у борцов со СПИДом всё есть. В частности, вот этот фонд «Танцуй во имя жизни» поддерживает американская организация, крупный международный фонд по борьбе со СПИДом. И вот «Танцуй во имя жизни» приходит уже сюда, имея иностранную поддержку. Там можно не указывать, кто конкретно тебя софинансирует. Может быть, есть 80% софинансирования, а они приходят за двадцатью. Таким образом они легализуют свою деятельность и не попадают в иностранные агенты. Может быть, даже они не настолько нуждаются в этих деньгах, хотя деньги не лишние и не маленькие, которые выделяются на все эти программы. Финансируют или софинансируют обычно источники с разрушительной прозападной настроенностью. Мои коллеги по Общественной палате недавно, например, ездили стажироваться по профилактике семейного неблагополучия (так называемой ювенальной юстиции) в Великобританию от Фонда Тимченко.

И еще по этой оценке грантов… Максимальную оценку проект получает, если в конечном итоге выходит на самоокупаемость. Я спрашиваю, как это возможно? Мы же должны помогать неимущим, обездоленным… Отвечают: «Ну, допустим, вы учите инвалидов самих зарабатывать средства».

То, что развитие института НКО — это уход государства от социальных гарантий, понятно. Что социальная сфера приватизируется и коммерциализируется — тоже. Но что мы должны уметь «торговать кровью больной матери», а не сидеть на шее у государства, которое, как известно, «нам ничего не должно», — это пока обидно осознавать…

Мария Мамиконян:

Я просила бы Ирину Яковлевну Медведеву, директора Института демографической безопасности, известного детского психолога и человека, многие годы ведущего огромную просветительскую работу и борьбу с ювенальной юстицией и всем, с ней сопряженным, сейчас выступить.

Когда-то, еще в 90-е годы, Ирина Яковлевна и ее соавтор Татьяна Львовна Шишова — к сожалению, она сегодня не смогла быть, — написали очень интересную, очень полезную для родителей книгу. И тогда она мне говорила, что надо что-то делать, чтобы это не докатилось до нас — то, что там описано о происходящем на Западе, прежде всего о секспросвете. Мне тогда это показалось ну… небольшим, скажем, преувеличением. То есть не то, что это происходит на Западе, а то, что может быстро оказаться и уже как бы начинается у нас.

Но прошло сколько-то лет, и встревоженная родительская общественность в середине 2000-х стала активно включаться в ювенальную проблематику. В 2012-м общими усилиями удалось достигнуть очевидных успехов — отмены двух ювенальных законопроектов. Потом, в 2016-м, еще большего — отмены уже принятого «закона о шлепках» и почти принятого «Контингента», остановки законопроекта «О насилии в семье» (проект, буквально продиктованный извне, причем с опорой на абсолютно недостоверные цифры) и ряда других антисемейных законопроектов.

Однако сейчас, скажем прямо, идет весьма ощутимое влияние на власть прозападных лоббистских сил, проталкивающих все эти ювенальные подходы, которые вполне могут привести в результате к принятию законов. Эти силы зримо отступили в предыдущие годы, а теперь снова не только наступают, но и чувствуют себя невероятно уверенно. И вот здесь надо что-то делать, потому что проблема серьезнейшая и то, что когда-то, лет 15 назад, казалось, нас не затронет, оно нас уже вовсю затронуло. Ирина Яковлевна, пожалуйста.