Вице-президент Центра Кургиняна Юрий Бялый прокомментировал решение суда в Гааге о выплате $50 млрд акционерам ЮКОСа

Решение суда в Гааге по ЮКОСу: для войны с Россией все средства хороши

Ходорковский
Ходорковский
Ходорковский
Изображение: Тьерри Эрман

Решение суда в Гааге о выплате 50 млрд долл. акционерам «ЮКОСа» еще раз показывает, что Запад в экономической войне против России не брезгует никакими средствами.

Скандальное «дело ЮКОСа» началось еще в 2003 году и, конечно же, имело далеко не только экономическое, но и сверхважное политическое значение. Во-первых, тогда стало известно, что нефтяная компания, возглавляемая Михаилом Ходорковским (ему принадлежали 60% акций головной компании ЮКОСа «Менатеп груп», зарегистрированной в Гибралтаре), обсуждала перспективы продажи контрольного пакета своих нефтяных активов (подчеркнем, крупнейших и наиболее прибыльных в России) одному из американских нефтяных «грандов». То есть, фактического лишения России «нефтяного суверенитета». Во-вторых, руководство ЮКОСа очевидным образом рвалось к реальной высшей политической власти в стране, буквально «скупая на корню» значительные группы депутатов из разных фракций Государственной думы РФ.

В-третьих — и это сразу выявилось при проверках активов компании — деятельность ЮКОСа сопровождалась беспрецедентными налоговыми махинациями через огромную сеть дочерних подставных компаний. Здесь были и якобы бесприбыльная (то есть безналоговая) добыча нефти под названием «скважинная жидкость», и регистрация подставных компаний, в которых аккумулировалась прибыль, в «зонах льготного налогообложения».

Учитывая, что при этом Ходорковский еще и практически открыто заявлял о стремлении превратить Россию из президентской республики в парламентскую (понятно, что олигархическую), власть не могла не отреагировать. Она и отреагировала — прежде всего, на поле слишком уж явных экономических махинаций. Налоговое расследование насчитало ЮКОСу около 700 млрд рублей налоговых недоимок. А поскольку компания их выплатить не могла, она была обанкрочена и ликвидирована, а ее нефтяные активы в итоге получила недавно образованная государственная «Роснефть».

Сугубо экономическими санкциями «дело ЮКОСа» не ограничилось. При его расследовании выявилось не только то, что акционеры компании инвестировали в нее деньги, полученные криминальными методами, но и их участие в подкупе чиновников, рейдерских захватах чужой собственности и даже в ряде резонансных убийств и покушений на убийство бизнесменов-конкурентов. В результате глава службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин был осужден на пожизненное заключение, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев получили 8 (затем — 14) лет лишения свободы, ряд других фигурантов (в том числе, Леонид Невзлин) сбежали за границу и были осуждены заочно. Ходорковский и Лебедев вышли из заключения в 2013 году по амнистии, причем Ходорковский получил амнистию в связи с болезнью матери и публично заявленным обещанием «больше не заниматься политикой» и сразу после освобождения выехал за рубеж. Однако уже в 2014 году он свое обещание нарушил, объявив, что намерен бороться за пост президента России и изменение ее Конституции. А затем активно занялся политикой, финансируя и окормляя «левацкие» организации и группы в России.

Возвращаясь к экономическому аспекту «дела ЮКОСа», подчеркнем, что война за его активы на этом не закончилась. Сбежавшие акционеры ЮКОСа подали иск против России в Международный арбитражный суд в Гааге, заявив, что Россия нарушила положения европейского Договора к Энергетической хартии 1994 года (ДЭХ), экспроприировав их активы без компенсации и нарушив их права как иностранных инвесторов. Россия заявила, что она подписала, но не ратифицировала ДЭХ, и готова его временно применять только в той мере, где он не противоречит Конституции и законам РФ.

В 2009 году Россия заявила об отказе от ратификции ДЭХ и, соответственно, о своей неподсудности по делам, основанным на ДЭХ. Однако арбитраж Гааги отклонил это возражение и в 2014 г. принял решение о необходимости выплаты Россией 50 млрд долл в пользу компаний ЮКОСа («Менатеп групп»). После чего компания ЮКОС начала подавать иски в суды разных стран о взыскании денег с России (в том числе за счет арестов российского имущества).

Россия с самого начала указывала на то, что решения Гаагского арбитража незаконны и ошибочны. Во-первых, потому, что «дело ЮКОСа» дважды детально рассматривал Европейский суд по правам человека. И дважды — в 2011 и 2014 годах — независимые палаты ЕСПЧ постановили, что ОАО «НК „ЮКОС“» занималось масштабным уклонением от уплаты налогов и что решения об их доначислении ЮКОСу соответствовали законодательству России, а также что ЮКОС не подвергался политической или иной дискриминации.

В 2015 году Россия подала в Окружной суд Гааги ходатайства об отмене решения Гаагского арбитража на 50 млрд долл., в которых ссылалась на решения ЕСПЧ. А также подчеркивала, что схема ЮКОСа по уклонению от уплаты налогов была бы признана незаконной налоговыми органами любой страны мира и что иски бывших акционеров ЮКОСа вообще не подлежат юрисдикции международного арбитража. Поскольку, если руководствоваться Договором ДЭХ, он защищает именно инвестиции иностранных граждан в конкретной стране, а все подающие иск акционеры ЮКОСа являлись гражданами России, и ни один из них никогда не осуществлял в ЮКОС иностранные инвестиции.

20 апреля 2016 года Окружной суд Гааги признал, что Гаагский арбитраж, обязавший Россию выплатить 50 млрд долл бывшим акционерам ЮКОСа, не имел для этого компетенции, поскольку Россия не ратифицировала Договор к Энергетической хартии, на который опирается иск против России.

В июле 2016 года бывшие акционеры ЮКОСа обратились в Апелляционный суд Гааги для отмены решения Окружного суда Гааги и восстановления арбитражных решений о выплатах. Россия, в свою очередь, в ноябре 2017 года отправила в Гаагский Апелляционный суд свой расширенный аргументированный ответ на апелляцию экс-акционеров ЮКОСа.

Однако сегодня, невзирая на множество грубых процессуальных и фактических ошибок, Апелляционный суд Гааги вынес явно политизированное решение в пользу бывших акционеров ЮКОСа. Что на практике означает их право обращаться в национальные суды различных стран с требованиями ареста и изъятия активов России для покрытия выигранных в суде 50 млрд долларов.

Россия, в свою очередь, имеет право подать кассационную жалобу на решение Апелляционного суда Гааги в Верховный суд Нидерландов. Однако, с учетом сегодняшнего стремительного сдвига мирового сообщества от соблюдения норм международного права к неким «правилам», которые диктуются текущими целями интересантов (и, напомним, крайне двусмысленной позицией Нидерландов в расследовании катастрофы самолета рейса МН17 над территорией Украины), России вряд ли следует ожидать оперативного и честного ответа на свою кассацию…

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER