logo
  1. Наша война
ИА Красная Весна /

Борьба продолжается

Уильям Робертс. Иллюстрация для издания «Vorticism and the Politics of Belles-Lettres-ism». 1958
Уильям Робертс. Иллюстрация для издания «Vorticism and the Politics of Belles-Lettres-ism». 1958

Борьба продолжается — к ней подключаются издания с широкой читательской аудиторией. 13 декабря в издательском доме «Аргументы и факты» прошла пресс-конференция в рамках обсуждения законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. Ее участники обсудили основные проблемы новой инициативы ряда депутатов Госдумы.

МОСКВА, 13 декабря — ИА Красная Весна

Новый законопроект может лишь усугубить имеющиеся в России демографические проблемы, заявила генеральный директор некоммерческой организации «Академия лидерства и самореализации» Ирина Дережова.

По словам заместителя председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанга Кипшидзе, проблема насилия в семье действительно существует, но это не повод давать государству право вторгаться в дела семьи, когда нет угрозы совершения преступления. А в обсуждаемом законопроекте содержатся формулировки, которые могут служить основанием для такого вторжения.

По словам члена комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Владимира Крупенникова, понятие психологического насилия прописано в законопроекте очень смутно. «Кто будет определять, как воспитывать ребенка, не оказывая на него психологического давления? Если запретить ребенку играть и заставить его делать уроки, это психологическое давление? Ребята в 18 лет должны пройти службу в армии. Если на них до этого возраста нельзя оказывать психологического давления, если они вырастут во вседозволенности, то как они смогут пройти службу в армии, где надо ходить строем и беспрекословно выполнять приказы? Как мы сможем сформировать в молодых людях чувство долга?» — сказал депутат.

Член президиума Совета муфтиев России, член Общественной палаты РФ Дамир Мухетдинов отметил, что решение семейных проблем через насилие и побои не укрепляют брак, а, наоборот, разрушают его. По мнению Мухетдинова, в законодательных мерах в сфере семейных отношений следует исходить из принципа «не навреди».

По словам члена Общественной палаты Элины Жгутовой, нездоровый ажиотаж вокруг законопроекта возник в том числе из-за того, что проблемы семейного насилия искусственно преувеличены: «Сначала говорилось о 14 тысячах убитых мужьями жен в год. Когда были отправлены официальные запросы в МВД, то выяснилось, что их не более 300. Каждая человеческая жертва — это трагедия. Но здесь речь идет о прямой фальсификации фактов. И, главное, нынешний законопроект не борется с основной причиной этих трагедий. По статистике, в 60% случаев убийства осуществляются в результате тяжелого алкогольного опьянения. Оставшиеся — это психические проблемы и наркология. Может быть, если мы начнем бороться с этими проблемами, то и проблема семейного насилия исчезнет?»

Председатель организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Мария Мамиконян уверена, что законопроект о семейно-бытовом насилии попирает здравый смысл: «Из-за спонсируемой из-за рубежа пропаганды и публикации завышенных данных о количестве жертв домашнего насилия общество введено в состояние психоза по этой теме. И в таком состоянии людям предлагают принимать решения».

Профессор кафедры социологии и демографии МГУ Александр Синельников напомнил, что в Германии почти 20 лет действует похожий закон, но он никак не повлиял на статистику семейных преступлений: «Там каждый год от побоев умирает примерно 200 женщин. Собственно профилактики этот закон не предусматривает». Зато в том числе благодаря этому закону в ФРГ растет число людей, которые отказываются вступать в брак и иметь детей. «Этот закон невозможно никак доработать и улучшить. Его можно только отозвать», — подчеркнул Синельников.

Военно-политический эксперт Ян Гагин считает, что новый законопроект «основан на документе, который чужд для многих россиян и никак не связан с нашими традициями. Очевидно, что после принятия нового законопроекта мы будем двигаться в сторону полного принятия Стамбульской конвенции, т. е. легализации гей-браков, признания существования 58 полов и многого другого. В разработке нынешнего законопроекта принимали участие около 20 иностранных агентов. Страны НАТО до сих пор ведут гибридную войну с Россией. Сейчас они пытаются взять под контроль право в нашей стране. Считаю, это неприемлемо».

Лидер движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин обратил внимание на то, что среди подписантов петиций в поддержку данного закона есть большое количество ЛГБТ- и феминистских организаций, многие из которых получают финансирование из-за рубежа: «Один из авторов законопроекта — депутат Оксана Пушкина — говорила, что он „из области войны с ментальностью“. Получается, что этот законопроект не про домашнее насилие, не про защиту женщин от мужей, не про семью. Это закон о борьбе с нашей ментальностью, которая спонсируется из-за рубежа».

Зампред комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Ющенко считает, что в российском законодательстве есть все необходимые инструменты для пресечения семейного насилия: «У нас есть традиции семейных взаимоотношений, которые формировались веками. И теперь „прогрессивные европейцы“ предлагают нам новый инструмент, который должен все наше разрушить и построить что-то абсолютно новое? Т. е. в очередной раз мы хотим идти не эволюционным путем, развивая что-то свое, а революционным, уничтожая родное и насаждая инородное».

«Нам надо отказаться от любого соглашательства со Стамбульской конвенцией, — полагает член Общественной палаты Союзного государства России и Белоруссии, священник РПЦ о. Всеволод Чаплин. — Нам надо отказаться от сотрудничества с любыми организациями, которые предлагают меры, ведущие к сокращению населения. Любые решения, которые ведут к этому, должны быть отвергнуты. Наоборот, нам нужны законы о сохранении семьи, о ее автономии от любого вмешательства, новые законы о поддержке семей».