Властям Китая и Тайваня в сложившейся ситуации приходится очень осторожно подбирать слова

Пишем «Донбасс», подразумеваем Тайвань? Как в КНР отнеслись к спецоперации

Изображение: © ИА Красная Весна
Терракотовое войско. Китай
Терракотовое войско. Китай
Терракотовое войско. Китай

4 февраля по результатам встречи президента России Владимира Путина и председателя Китая Си Цзиньпина Россия подтвердила приверженность принципу «одного Китая». Этот принцип гласит, что на Тайвань распространяется суверенитет КНР. Поэтому каждое упоминание этого принципа вызывает резко негативную реакцию властей острова.

Китай считает тайваньское руководство сепаратистскими властями и давно хочет восстановить контроль над островом де-факто, а не в виде принципа. В свете кризиса на Украине, где Киев тоже называет власти ЛНР и ДНР сепаратистами и стремится вернуть территории под свой контроль, интересно посмотреть на риторику разных участников событий.

После сближения позиций России и Китая по-крупному сформировалось два лагеря стран, которые поддерживают друг друга по ряду вопросов. Однако по двум вопросам страны попали в ситуацию, где они должны занимать разные позиции относительно понятий суверенитета и территориальной целостности.

Китай охраняет свою территориальную целостность и отстаивает свой суверенитет над Тайванем, но должен поддерживать Россию. А она заявила о признании суверенитета «сепаратистов» из ЛНР и ДНР. Признай Китай суверенитет республик — ему тут же укажут, что он должен так же поступить и с Тайванем, чтобы не было двойных стандартов.

Тайвань попал в схожую ситуацию. Исповедуя право на собственный суверенитет и независимость от Китая, он должен, следуя этому принципу, положительно отнестись к независимости ЛНР и ДНР. Однако это шло бы вразрез с позицией главных союзников острова — западных стран.

Властям Китая и Тайваня в сложившейся ситуации приходится очень осторожно подбирать слова. С одной стороны, чтобы не подвести союзников, а с другой, чтобы не навредить решению наболевших вопросов.

До признания Россией ЛНР и ДНР высказывания Китая и Тайваня сводились к заявлениям с призывами к мирному решению вопроса. По своей проблеме стороны высказывались более активно.

О Тайване

Тайвань начал говорить о военной угрозе со стороны Китая еще на фоне разговоров о возможной агрессии России на Украине. Была создана специальная группа реагирования, которая должна следить за признаками возможного китайского вторжения.

Президент Цай Инвэнь заявила о необходимости консолидации спецслужб и военных острова, чтобы дать отпор внешним силам. Отдельно она отметила необходимость пресечения попыток манипулирования мнением тайваньцев извне.

Министр обороны Австралии Питер Даттон подлил масла в огонь тайваньской риторики, напомнив ситуацию холодной войны, когда кризисы в Восточной Европе отзывались эхом в других регионах мира.

Министр иностранных дел Тайваня Джозеф Ву заявил, что внимание Запада сейчас сконцентрировано на украинском кризисе, и Китай может этим воспользоваться. По мнению министра, Китай может напасть на остров, чтобы отвлечь внимание от собственных внутренних проблем, будь то стагнация экономики, недовольство от жестких мер по подавлению национальных меньшинств или какой-то другой внутренний кризис.

Это последнее заявление Ву было сделано 17 февраля. Однако объяснение действий другой стороны ее внутренними проблемами было введено в оборот китайскими товарищами еще 13 февраля. Представитель китайского университета Фудань Синь Цян в издании Global Times, которая считается рупором МИДа страны для жестких заявлений, обвинил правящую Демократическую прогрессивную партию Тайваня в том, что она использует внешнюю угрозу в виде Китая для решения своих внутренних задач.

По поводу сочуствия Тайваня Украине представитель министерства по делам Тайваня КНР Ма Сяогуан заявил: «Это сочуствие происходит от потакания себе». Тайваньское правительство, обсуждая проблему с американцами и другими западными странами «злонамеренно раздувает так называемую китайскую „военную угрозу“». Разговоры об этой угрозе — это интернационализация проблемы, заявил Ма Сяогуан. И проблеме Тайваня, действительно, в последнее время уделяется много внимания.

Министр иностранных дел КНР Ван И в разговоре с американским коллегой Энтони Блинкеном призвал США не подавать неверных сигналов о сдерживании Китая при помощи новой версии Индо-Тихоокеанской стратегии США и провокациями на Тайване. В этой стратегии Китай назван главным источником угрозы безопасности в регионе.

Об Украине

Вопрос о Тайване был очевидной фигурой умолчания в высказываниях китайских официальных лиц относительно Украины. И все они были крайне осторожны, чтобы не задеть интересов России.

До признания Россией ЛНР и ДНР, например, 21 февраля МИД Китая заявлял, что единственный выход из сложившейся ситуации — это соблюдение Минских соглашений. Необходимо уважать озабоченность России своей безопасностью и одновременно уважать суверенитет Украины.

Буквально на следующий день, 22 февраля, после признания Россией независимости республик риторика МИДа была скорректирована. Представитель министерства Ван Вэньбинь заявил, что необходимо уважать озабоченность безопасностью разных стран, а также уважать устав ООН. Он заявил: «Китай еще раз призывает все стороны проявлять сдержанность, признать важность реализации принципа неделимой безопасности, облегчить ситуацию и разрешить разногласия путем диалога и переговоров». Принцип неделимости безопасности подразумевает, что безопасность одного государства не может быть обеспечена за счет безопасности другого.

Журналисты тут же спросили представителя МИД о тайваньской проблеме. Однако Ван Вэньбинь не стал проводить параллель между тайваньской ситуацией и украинской. Он снова и снова повторял, что Тайвань — неотделимая часть Китая. «Принцип „одного Китая“ признается повсеместно международным сообществом», подчеркнул Ван Вэньбинь. При этом представитель МИД отдельно отметил, что у его страны хватит твердой воли и возможностей отстоять свой суверенитет.

Представитель Китая в ООН Чжан Цзюнь также высказывался 22 февраля крайне осторожно. Он призвал стороны к сдержанности и избеганию эскалации, к налаживанию диалога и проведению консультаций. СМИ отметили, что он так и не высказался в пользу территориальной целостности Украины.

После начала военной операции России в Донбассе Китай продолжил призывать все стороны конфликта к миру и решению проблем за столом переговоров. Global Times, устами эксперта Института исследований России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук Ян Цзиня, написала, что военная операция России на территории Донбасса и Украины — это реакция Москвы на длительный прессинг западных стран.

Тайвань осудил «нарушение суверенитета Украины» Россией и также призвал стороны к переговорам. Причиной сложившейся ситуации МИД острова называет желание Москвы «изменить статус-кво».

Мы видим, что и Китай, и Тайвань вынуждены очень осторожно высказываться относительно событий на Украине. Ни одна из этих частей «одного Китая» не может громко заявить о всесторонней поддержке России или Украины (читай, Запада). Это слишком опасно с точки зрения отстаивания своей позиции по тайваньскому вопросу.

Перевернутое зеркало Трампа

Отдельной и небезынтересной точки зрения на происходящее придерживается бывший президент США Дональд Трамп. 22 февраля он заявил, что действия России на Украине — своего рода сигнал для Китая вернуть Тайвань. Сравнивая Си Цзиньпина и Владимира Путина Трамп сказал: «Они тут, как братья-близнецы. Потому что один хочет Тайвань, я думаю, так же сильно — кто-то говорит, кто хочет этого больше? Я думаю, вероятно, так же сильно».

Трамп заявил, что Китай будет следующим, и отдельно подчеркнул, что при нем бы ничего из случившегося не произошло. Ни Владимир Путин, ни Си Цзиньпин не стали бы ничего делать.

Уравнивая ситуацию вокруг Тайваня с ситуацией вокруг Украины, Трамп таким образом вольно или невольно намекает на то, что речь идет не о том, что Украина теряет Донбасс, а о том, что Россия возвращает Украину.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»