logo
Статья
/ Андрей Трубников
Согласившись превратиться в «капитал», люди сначала теряют свой истинно человеческий потенциал, а затем и свою «капитальную ценность»

Ненужные люди

«Караван мигрантов» на юге Мексики. Октябрь 2018 г.«Караван мигрантов» на юге Мексики. Октябрь 2018 г.

Центральноамериканский Исход

Мексиканское шоссе. По жаркому асфальту течет людская река. В многотысячном потоке взгляд выхватывает усталые лица детей, беременных женщин, гримасы больных. Это бредет на север, в надежде попасть в благословенный американский рай, «караван мигрантов» из Гондураса, Гватемалы и Сальвадора.

Центральноамериканский Исход, как называют караван, — это тысячи историй «ненужных людей», спасающихся от террора наркокартелей, ужасающей нищеты и жестокого голода. Многие мигранты говорят, что покинули родину под прямой угрозой жизни. «Если мы вернемся в Гондурас, банды, скорее всего, нас убьют», — бегущих из этой жуткой действительности можно понять.

Под пристальными взглядами мексиканских работорговцев, под щелканье затворов полицейских и пограничников, под глумливое улюлюканье расистов — «Это Техас, детка!..» — караван мигрантов упорно продвигается к границам США. К выбранному «караваном» символу надежды на лучшую жизнь, где «ненужные люди» надеются отыскать себе место под солнцем.

Хронология: «караван мигрантов» и реакции США

  • 12 октября «караван мигрантов» из Гондураса начал свой путь к границам США.
  • 15 октября «караван мигрантов» пересек границу Гватемалы.
  • 16 октября Трамп в своем твиттере публично угрожает Гондурасу: «Соединенные Штаты решительно сообщают президенту Гондураса, что если большой караван людей, направляющихся в США, не будет остановлен и возвращен в Гондурас, мы больше не дадим денег и другой помощи Гондурасу, действуйте немедленно!»
  • 18 октября Трамп — снова в твиттере — предъявляет требование остановить мигрантов властям Мексики: «…в дополнение к прекращению выплат странам, которые, похоже, не контролируют свое население, я должен, в самых строгих выражениях, попросить Мексику остановить этот натиск, — и если это не удастся, тогда я призову вооруженные силы и закрою нашу южную границу!..»
  • 21 октября «караван мигрантов» численностью до 5 тыс. человек пересек мексиканскую границу.
  • 22 октября стало известно, что часть людей из прибывшего каравана зарегистрировались в Мексике в качестве беженцев.
  • 22 октября Дональд Трамп в очередной раз обвинил руководство Демпартии в создании критической для Америки ситуации с иммиграцией, и призвал срочно изменить иммиграционное законодательство США: «Караваны являются позором Демократической партии. Измените иммиграционное законодательство сейчас же». А далее вновь высказал угрозы странам, которые не остановили «караван»: «Гватемала, Гондурас и Сальвадор не справились с работой по остановке потока людей, покидающих свои страны и нелегально прибывающих в США. С этого момента мы начнем прекращать или существенно срезать объем той большой помощи, которую мы им давали регулярно».
  • 23 октября конгрессмен Уоррен Дэвидсон назвал «караван мигрантов» организованной провокацией против США.
  • 24 октября госсекретарь США Майк Помпео заявил, что «караван мигрантов» «не пересечет границу США ни при каких обстоятельствах», а также подчеркнул, что он «в последние дни неоднократно обсуждал эту проблему с мексиканскими коллегами» и «ожидает от них своевременных мер».
  • 26 октября находящиеся в Мексике сотрудники Управления ООН по делам беженцев объявили о бедственном положении многих людей в «караване мигрантов»: обезвоживание, болезни, опасность похищения, и призвали к оказанию этим людям срочной помощи: «Острое беспокойство вызывает положение и судьба идущих в „караване мигрантов“ детей, число которых превышает две тысячи. Существует вероятность похищений людей. Необходимо срочно принять меры».

В тот же день президент США заявил в твиттере: «Я привлекаю военных для разрешения этой чрезвычайной национальной ситуации. Они будут остановлены!» Администрация Белого дома тут же уточнила, что Трамп намерен перебросить до 1000 военнослужащих на мексиканскую границу для остановки каравана.

  • 28 октября на границе Гватемалы с Мексикой происходили крупные стычки новых групп мигрантов из Гондураса, решивших присоединиться к «каравану», с гватемальской полицией. Агенты полиции закрыли металлическое ограждение на границе, создали живой барьер из полицейских и применили слезоточивый газ. В ходе столкновений пострадали женщины и дети, а также полицейские.

К «каравану мигрантов» присоединились также около 300 жителей Сальвадора. Причем правительство страны заявило, что уважает их право на переселение, но призвало «не рисковать жизнью во время пути». Численность «каравана мигрантов», находящихся в Мексике, превышает 6 тысяч человек, более трети из них — дети.

  • 29 октября президент США назвал «караван мигрантов» вторжением: «Это вторжение в нашу страну, и наши военные ждут вас!» В тот же день на пресс-конференции в Вашингтоне глава Северного командования вооруженных сил США генерал Терренс О’Шогнесси сообщил, что для выполнения приказа президента Трампа США развернут 5200 вооруженных солдат на границе с Мексикой.
  • 31 октября Трамп в твиттере объявил о мобилизации войск на мексиканской границе против каравана беженцев: «Мы НЕ дадим этому Каравану, который состоит в т. ч. из ужасных головорезов и бандитов, пересечь границу США. Наша граница неприкосновенна, въезд может быть только законным. Поворачивайте

В тот же день президент США заявил в твиттере: «Так называемое право гражданства по рождению, которое обходится нашей стране в миллиарды долларов, — очень несправедливо по отношению к нашим гражданам и будет прекращено, так или иначе».

  • 1 ноября на пресс-конференции в Белом доме президент США сообщил, что на мексиканскую границу отправятся 15 тысяч военнослужащих.

В этот же день телеканал teleSur сообщил, что «караван мигрантов» получил поддержку от жителей Мексики, которые предложили перевезти мигрантов к границе США на автобусах. Но под давлением властей Мексики такое продвижение «Каравана Исхода», как называют его в Латинской Америке, было запрещено. В результате караван «был вынужден двигаться пешком в Веракруз, штат с высоким риском насилия, находящийся под контролем организованной преступности».

  • 2 ноября границу Мексики пересекли еще около 1500 жителей Сальвадора, которые решили присоединиться к «каравану мигрантов».

В тот же день Дональд Трамп заявил, что мигранты из Центральной Америки бросали камни в мексиканских полицейских, и что он распорядился, чтобы военнослужащие США «рассматривали камни, как оружие… Если они будут бросать камни в наших солдат, то те нанесут ответный удар».

  • 3 ноября президент США заявил, что военные не будут стрелять в «караван мигрантов», но тут же обратился с призывом к гражданам США помешать мигрантам пересечь американскую границу. Власти Техаса объявили о мобилизации вооруженных добровольцев. На вопрос журналистов о возможности применения оружия против мигрантов один из лидеров «добровольцев» ответил: «Это Техас, дружище!»
  • 6 ноября генеральный инспектор Комиссии по правам человека в Мексике Эдгар Корцо сообщил, что 3 ноября в штате Пуэбла, очаге работорговли, были похищены два грузовика, на которых находились около 100 женщин и детей из «каравана мигрантов». Прокурор по защите прав человека штата Оахака Артуро Пимберт заявил, что ситуация с похищением мигрантов — чрезвычайная, и обвинил правительство Мексики в преступном бездействии. 6 ноября первые группы «каравана мигрантов» достигли Мехико и заночевали на стадионе Хесус Мартинес.
  • 9 ноября «караван мигрантов» начал покидать Мехико.

В этот же день Трамп заявил журналистам: «Я только что подписал указ по иммиграции… Мы хотим, чтобы люди прибывали в нашу страну, но они должны приезжать в страну на законных основаниях». Указ позволяет американским властям отказывать в рассмотрении прошений о предоставлении убежища нелегальным мигрантам.

  • 13 ноября «караван мигрантов» достиг города Гвадалахар в западной части Мексики, но власти штата выгнали мигрантов из города.
  • 13 ноября около 400 мигрантов, опередивших «караван», достигли города Тихуана на границе США. Военнослужащие США в районе Тихуаны устанавливали на границе колючую проволоку и строили баррикады, а министр обороны США объявил о намерении отправиться на мексиканскую границу.
  • 16 ноября лагерь мигрантов в Тихуане подвергся нападению агрессивно настроенных местных жителей, которые бросали в мигрантов пивные бутылки и камни и угрожали мигрантам расправой.

Американское отношение к «ненужным людям»

Американские власти ясно дали понять, что будут всячески препятствовать приему «каравана мигрантов» в США. Президент США требовал остановить «караван мигрантов» от властей центральноамериканских стран-соседей и грозил им санкциями. Трамп угрожал отдать американским военным приказ применять против мигрантов оружие. Трамп призвал «вооруженных гражданских активистов» Техаса (в основном — откровенных расистов) своими руками остановить мигрантов.

Как мы видим, мир «американского благополучия» отделяет себя от неблагополучных соседей специально возводимой непроницаемой стеной и рядами колючей проволоки, а намерение «ненужных людей» поискать себе место под «американским солнцем» расценивает, как вторжение «ужасных головорезов и бандитов».

При этом в США «за скобками рассмотрения» оказывается тот факт, что условия, вынуждающие мигрантов покидать родину, США создают сами уже веками и десятилетиями, создают своей собственной политикой. В Латинской Америке, и не только там, об этом уже написаны горы исследований.

Сейчас, например, колумбийская журналистка и гражданская активистка Алиса Лойза пишет следующее: «Мигранты приезжают в США не потому, что хотят сбежать, а потому, что США уничтожили их будущее в их собственных странах». Лойза подчеркивает, что в новой волне миграции виновны именно США: «Сегодня мир наблюдает за новой волной миграции, потому что люди тысячами организованно отправляются из Сальвадора, Гватемалы и Гондураса, чтобы потребовать от США взять на себя ответственность за то, что они создали: общества, которые являются недружественными и репрессивными для трудящихся, где голод и насилие являются каждодневной обыденностью, где дети подвергаются опасности и страдают от недоедания».

Этим диагнозом колумбийская журналистка не ограничивается. Далее она перечисляет конкретные действия США, которые приводят к такому результату:

  • приведение к власти в странах Латинской Америки марионеточных правительств, обеспечивающих американские интересы в ущерб населению;
  • финансирование и обучение официальных и неофициальных репрессивных сил, подавляющих гражданское сопротивление;
  • контроль над СМИ с целью поддержки проамериканских политиков;
  • приватизацию государственных услуг в интересах американских компаний;
  • использование криминала для борьбы с политиками, которые угрожают гегемонии США, и т. д.

В бесчеловечной (так ее назвала конгрессмен США Филемон Вела) политике Америки по отношению к мигрантам, исходящей из принципа «американцы за мигрантов платить не должны», нельзя не видеть страшного социального признака «новой глобальной реальности», которую американский «гегемон» транслирует всему миру.

Речь идет о той «новой глобальной реальности», в которой окажется очень много «ненужных людей». О той глобальной реальности, создатели которой от этих «ненужных людей» будут избавляться самыми бесчеловечными, людоедскими способами.

И нельзя не видеть, что признаки этой «новой реальности» всё более явно проявляются у нас в России.

«Ненужные люди» в России: пенсионная реформа

Пока что американский подход, при котором «караван» из нескольких тысяч мигрантов расценивается как «национальная чрезвычайная ситуация», резко отличается от российского. Например, за время конфликта в Донбассе Россия приняла более 2,5 миллионов беженцев с Украины. Готовность помогать страдающим братьям — вообще характерная черта нашего многонационального русского народа. Но… не прозападной российской «элиты».

Постсоветское Российское государство создавалось «новой элитой» для раздела наследства СССР, законодательного закрепления своих прав на захваченную долю этого наследства и обеспечения этой самой «элите» благополучного места на благополучном «Западе». Под ритуальные заклинания об эффективности рынка «новая элита» беспощадно грабила советскую общенародную собственность, превращала бесплатные в Советском Союзе общественные блага в источники своего обогащения, а далее всё более нагло и откровенно «обдирала» большинство российских граждан.

Но грабеж не сводился только к приватизации материальных активов — заводов, фабрик, месторождений и практически всей социальной сферы.

Как и кто может забыть кровавую реальность 90-х годов с ее криминальным «естественным отбором» населения и буквально выброшенными «кормиться с помоек» миллионами людей, которые внезапно оказались «ненужными» и нищими? А что означало превращение людей в «человеческий капитал» в «рыночном» понимании новой российской «элиты», которое лишало их подлинного человеческого бытия?

Оказалось, что можно быть прекрасным отцом, верным другом, большим ученым или талантливым художником, но если человек не создает прибыль и не обогащается — это «ненужный человек». Отметим, что об этом наша «новая элита» не раз говорила вполне открыто. Вряд ли можно забыть спокойно-людоедские заявления наших властных «элитариев» о том, что, мол, не надо особо беспокоиться о миллионах граждан, «не вписавшихся в рынок»: мол, что делать, это рынок, а не «совок»… может быть, их дети в этот самый рынок впишутся и будут в нем успешны.

С «ненужными людьми» в России не церемонятся и в относительно сытые годы путинского руководства. Например, под триумфальные рапорты о движении страны к «рыночной эффективности» постсоветская власть «оптимизирует» (то есть закрывала и закрывает) сельские школы. Символично, что советские люди, возвращавшиеся с Великой Отечественной войны, прежде всего восстанавливали в разрушенных деревнях школу, клуб, библиотеку, поскольку понимали, что без них нет настоящей человеческой жизни.

А «новая элита», не имея возможности превратить сельскую школу или библиотеку в источник обогащения, относится к ним, как к обременению. И школы, клубы, библиотеки, фельдшерские пункты в деревнях закрывают, нередко с грубейшими нарушениями закона, под непременные заклинания об их «экономической неэффективности». Но ведь то же самое происходит, под лозунгами «оптимизации» и «повышения экономической эффективности», во всех социальных сферах, причем не только в деревне, но и везде, от небольших поселков до крупных городов.

Если не оказывать таким процессам решительное и последовательное сопротивление, злая «рыночная магия» расчеловечит всех и всё, включая отношение к детям. Нормы ювенальной юстиции, вроде изъятия детей у родителей, которые не могут обеспечить ребенку «лучшие условия» (вплоть до отдельной комнаты), — бесчеловечны, но… зато «рыночно эффективны». Ведь этих детей можно передать платным опекунам и получить на них бюджетное финансирование… НКО, обеспечивающие данный процесс, получат вожделенные бюджетные и внебюджетные гранты… Вот вам и конкретная «рыночная эффективность» для вовлеченных и заинтересованных групп и лиц, а заодно — цифры якобы растущего валового внутреннего продукта страны!

Родители, которых ювенальные службы лишают самого дорогого в их жизни, ДЕТЕЙ!, только потому, что они «недостаточно вписались в рынок» и бедны, — оказываются в таком процессе «повышения рыночной эффективности» просто ненужными, «лишними» людьми!

Можно ли было когда-либо ранее в России помыслить подобное расчеловечивающее отношение к социальному фундаменту общества, к семье? А оно в стране — на наших глазах — приживается всё более явно, причем под аккомпанемент красивых фраз о помощи бедным и необходимости «семейного устройства детей»…

Согласившись превратиться в «капитал», люди сначала теряют свой истинно человеческий потенциал, а затем и свою «капитальную ценность». Советское население составляли высокообразованные, трудолюбивые люди. Для вскормленного на рыночных лугах «потребительского барана» труд — это обременение. Зачем учиться, если диплом можно купить, а место «в обойме» определяется связями, а не качеством образования? В 90-е годы «новая элита» выбрасывала на помойку и за рубеж самый высококачественный «человеческий капитал». Наивным радетелям «рынка» стоит подумать о том, какую участь эта «новая элита» готовит для гораздо менее качественного постсоветского «человеческого капитала»…

Как мы видели, до недавнего времени наша власть считала нужным хотя бы создавать видимость заботы о людях. Но, похоже, что частью российской власти пенсионное безумие было воспринято как сигнал «можно все!». Чиновники и депутаты соревнуются в циничности заявлений. В Екатеринбурге глава департамента молодежной политики сообщает молодым людям, что государство не просило их рожать, а значит, им «в принципе ничего не должно». В Саратове министр труда с месячным доходом в сотни тысяч рублей рассказывает пенсионерам, что жить вполне можно на три с половиной тысячи рублей в месяц. В Ярославле депутат «Единой России» призывает вообще отменить пенсии и всерьез рассуждает о естественном отборе…

Как здесь не вспомнить знаменитое высказывание, которое приписывают ныне покойной Маргарет Тэтчер, британскому премьеру: мол, в России достаточно 50 миллионов человек населения, которые будут обеспечивать добычу сырья для «свободного мира»…

Сказала это Тэтчер или ей это лишь приписывают — идут споры. Но она же не раз публично говорила — и это официально задокументировано — о том, что «общества не существует. Есть мужчины, женщины и семьи». И именно с этой позиции Тэтчер одна из первых развернула в Великобритании мощнейшую атаку на основы социального государства.

Подчеркнем, что Тэтчер в такой своей оценке не одинока. О ненужности, фиктивности общества, а далее и о бессмысленности и вредности социального государства, — на «просвещенном рыночном Западе» давно говорят вовсе не правые маргиналы, а очень даже статусные фигуры из высшей экономической и политической элиты и королевских семей.

Страшно видеть, что российская «новая элита» сейчас, похоже, окончательно отбрасывает все словесные покровы человеческого отношения к гражданам собственной страны и начинает и говорить, и действовать в духе радикального рыночного мальтузианства. Видимо, стремясь поскорее вписаться в нормы уже явственно обозначившейся на Западе «новой глобальной реальности», с ее сильным запахом воинствующей антисоциальности.

Признаки такого элитного перерождения и «срывания масок» налицо. Сначала людей погружали в нищету — четверть века после краха СССР новая власть обеспечивала «элитам» возможность обогащаться за счет дележа советского наследства, сброса государственных социальных обязательств и грабежа населения. А когда люди оказались обобраны, и взять с них больше нечего, власть заявляет, что «ненужные люди» стали для государства слишком большой обузой. И подобно тому, как в США возводят в государственный принцип отказ платить за мигрантов, российская элита обосновывает свой отказ платить за пенсионеров.

Например, на предложение принять прогрессивный налог на доходы (поддержать пенсионеров за счет благополучных богатых) министр финансов заявляет, что это, мол, бессмысленно, поскольку «богатые — люди неглупые и найдут пути, как обойти это решение». Выходит, что обирать продолжат «глупых», имея в виду беззащитных бедных стариков? Фашиствующие отморозки из партии власти открыто называют бедных пенсионеров людьми, которые находятся «на низших ступенях интеллектуальной лестницы и не могут себе обеспечить высокий уровень доходов». И заявляют, что возможность «разбираться» с «ненужными людьми» — надо предоставить «естественному отбору».

Так скалится социальный фашизм. Не случайно многие российские граждане называют пенсионную реформу геноцидом.

Не очень далекое будущее

Отношение к сегодняшним «ненужным людям» — «каравану мигрантов», российским пенсионерам и др. — это зеркало, в котором можно разглядеть далеко не отдаленное будущее. Потому что с каждым годом «ненужных людей» становится всё больше. В российской Госдуме уже обсуждают проблему массового вытеснения людей из производства роботами и искусственным интеллектом. Но тут же — с не очень понятным в контексте увеличения возраста выхода на пенсию оптимизмом — сообщают, что в некоторых сферах вытеснение людей из деятельности (то есть лишение средств к существованию!) вскоре достигнет аж 70%. Ведь очевидно, что если процесс пойдет с такой скоростью, то уже при жизни нынешнего поколения «ненужными людьми» может оказаться большая часть населения страны. И ведь это вовсе не сугубо российская, а общемировая проблема!

Куда деваться «ненужным людям»? Какую участь готовит им американизированный Запад? Как отнесутся к «ненужным людям» в России? Так же, как сегодня относятся к «каравану мигрантов» или к «предпенсионерам»? И можем ли мы быть уверены в том, что наши дети избегнут участи «ненужных людей»?..