logo
Отклик
/ Владимир Сипиёв
Пятница, Болгарин и Белка не вернулись из боя... Их бой продолжается!

Форпост по имени Донбасс

Отряд «Суть времени». Осень 2018Отряд «Суть времени». Осень 2018

Сегодня, наверняка, не всем очевидна та угроза, которую своим мужеством и самоотверженностью остановили жители Донбасса в 2014–2015 годах.

А у меня сохранились отчетливые воспоминания, какое напряженное состояние было тогда, например, в городе Таганроге, находящемся на расстоянии менее 50 км от границы с Украиной.

Зимой 2014 года, когда на улицах и площадях Киева бесновались обезумевшие бандеровские толпы, когда «мировое сообщество» голосами западных СМИ объявляло это торжеством демократии, когда мы почти в прямом эфире видели «работу» неизвестных снайперов и разворачивание типичного сценария цветного бунта, совершенно необоснованно называемого в большинстве СМИ революцией, — в России тоже находились поборники подобных методов, зараженные эйфорией «майданной перемоги».

На улицах Таганрога, например, появлялись изображения свастики. В соцсетях некоторые вольготно распространяли антироссийские и пробандеровские высказывания, в том числе о якобы «соборной Украине», включающей Краснодарский край и часть Ростовской области, а также героизирующие нацистских приспешников ОУН‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и УПА‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Даже в российских СМИ отражение процессов, происходивших на Украине, было отнюдь не всесторонним. Ужасы, творившиеся в захваченном майданщиками Киеве, по ТВ показывали, а мирные митинги жителей Донбасса, которые были категорически против майданной псевдодемократии, не учитывающей мнение реального большинства граждан тогдашней Украины, в российских СМИ почти не освещались.

Поэтому, когда после силовой узурпации киевской власти украинскими радикалами, почитающими нацистских преступников Бандеру и Шухевича, ряд регионов стал громче говорить о неприятии этой новой власти, даже в России не у всех было понимание того, что ситуация движется в сторону гражданской войны.

В течение весны 2014 года ситуация продолжала накаляться. Крымский референдум и возвращение в состав России Крыма, который в течение всего украинского периода своего существования был существенно пророссийским и сохранял относительную автономию, вдохнул надежду на нечто подобное и в жителей Донбасса. Потому что большинство русскоязычных граждан Украины в целом ряде ее регионов прекрасно понимали, что им «светит» от радикально националистической власти, начиная от запрета и так весьма ущемленного русского языка и заканчивая переписыванием истории. Что, по сути, оказывалось осквернением памяти дедов и прадедов, отстоявших жизнь для своих потомков в борьбе с фашизмом в годы Великой Отечественной войны.

Но жители Донбасса и представить себе не могли, что киевские власти будут обстреливать их города и шахтерские поселки из крупнокалиберной артиллерии, бомбить с воздуха, причем именно жилые районы.

Остановку и разворот первых автобусов с мобилизованными с западной Украины резервистами, направляемых Киевом для так называемого усиления украинской границы, самоорганизовавшиеся жители Донбасса осуществляли практически голыми руками. Как, собственно, они встретили и первые БМП-шки ВСУ, вскоре ворвавшиеся в города Донбасса. Женщины просто вставали на пути военной техники, и поначалу украинские военнослужащие не брали грех на душу и останавливались. Но очень скоро воздух Донбасса наполнился пороховым дымом, когда киевские власти при активном участии так называемых украинских добровольческих батальонов и с применением тяжелой техники и вооружения начали сгон с территории Донбасса русскоязычного — «омоскаленного», как они называют, населения.

И действительно, беженцы хлынули через границу — в первую очередь в Ростовскую область. В основном это были женщины с детьми или даже целые семьи.

Существенная часть мужского населения, в том числе не державшего ранее в руках оружия, осталась защищать свою землю от бандеровского нашествия. Среди них были и члены украинской части движения «Суть времени». Они, собравшись в Донецке, организовали свой отряд, который включился в общую когорту ополченцев, противостоявших киевским регулярным войскам.

Осень 2014 и зима 2015 года были периодом весьма ожесточенных боев. И бои за донецкий аэропорт, как и оборона Саур-Могилы, стали, пожалуй, самыми героическими эпизодами гражданской войны в Донбассе. Оборона на позиции «Монастырь» в районе донецкого аэропорта и бой 17 января 2015 года может показаться всего лишь маленьким эпизодом в этой войне, но для меня и моих товарищей это не так. В том бою миссия «Сути времени» в Донбассе понесла первые и существенные потери. Отряд наших товарищей, трое из которых остались в том бою навсегда, остановил наступление превосходящих сил и техники, пытавшихся прорваться к Донецку. Предотвратив тем самым опасность серьезного поражения и многих смертей.

Пятница, Болгарин и Белка не вернулись из боя. Их бой продолжается. Их лица, серьезные и жизнерадостные, особенно улыбка Игоря Юдина (Болгарина), всегда с нами — стоит лишь закрыть глаза и вспомнить.

Главное — не забывать!