Похоже, организаторы политтехнологического проекта (он же афера) «Креативный класс» приняли решение этот проект в России закрыть

Афера с «креативным классом» — 3

Сегодня (11 мая 2013 г.) в российском интернет-сообществе разгорелся мини-скандал, имеющий прямое отношение к нашей теме — афере с «креативным классом».

Начало ему положил российский писатель-фантаст Сергей Лукьяненко (пишущий в «Живом журнале» под ником dr_piliulkin), ни с того ни с сего запостивший в своем журнале запись под названием «Про «креаклов». Трудно сказать, что побудило известного писателя, автора «Ночного», «Дневного» и пр. «дозоров», именно сейчас с таким чувством высказаться о «креативном классе», однако, были, верно, причины... Не меркнет, значит, желание у кого-то относить себя и других к «креативному классу».

Даже если бы после этого выступления писателя скандальчик не вышел, мы бы все равно не смогли отказать себе в удовольствии процитировать это яркое высказывание Лукьяненко — все-таки писатель есть писатель, у нас так сочно не получится. Но ведь и скандальчик вышел...

Итак, Сергей Лукьяненко «Про «креаклов»:

«

Называть себя «представителем креативного класса» — это, б***ь, все равно, что называть себя «лучезарным гением в толпе бездарностей». На полном серьезе произносить «я занимаюсь креативом» — даже смешнее, чем важно заявлять «я занимаюсь онанизмом».

Надо быть конченым бездельником с окисшими мозгами, чтобы работу — любую человеческую работу, делить на «креативную» и «не креативную»... ну и людей соответственно так же делить. Девяносто процентов нашего самозваного «креативного класса» в своей работе проявляют креатива меньше, чем рядовой черпальщик при урюпинской ассенизационной станции.

Как в свое время наши нынешние «креаклы» опустили и изгадили сами понятия «демократии» и «либеральности», так они изгадили и понятие «интеллигенции», превратив его в ругательное слово, после чего радостно объявили себя «креативным классом». (Кстати, я надеюсь, они не забыли, что настоящему «креативному классу» господином Флоридой рекомендуется быть еще и голубым?)

Так что — большая просьба. Не причислять меня ни к «интеллигенции», ни к «креативному классу». Буду банить.

Я — писатель-фантаст. Сценарист. В прошлом доктор. В какой-то мере бизнесмен. Отчасти журналист. Заводчик йоркширских терьеров, если угодно. :)

В общем — у меня профессия есть, и даже не одна. Креативом заниматься идите в сад, за кустики.

P. S. Представьте себе Королева, говорящего: «Я — креативный класс!» Да если угодно — Пастернака и Булгакова. Хоть бы и Эдисона или Теслу. Сальвадора Дали. Спилберга, гордо заявившего: «Я — креативный класс». Ну и Тарантино с Родригесом до кучи. Гейтса и Джобса.

Что за жалкая манера — сбиваться в кучку, объявлять свою кучку очень-очень важной и особенной и надувать щеки, вместо того, чтобы быть собой и добиваться своих успехов?

»

Ну, что сказать? Вызывает некоторое удивление такое возмущение г-на Лукьяненко именно сейчас. А раньше-то где он был? Неужели до него только что дошло это широко разрекламированное в интернете понятие, которое к тому же в последние 2 года активно использовалось в политических целях? Ну ладно, лучше поздно, чем никогда. Смысл, тем не менее, ясен: Лукьяненко сообщает своим 17 201 «френду», что употреблять выражение «креативный класс» по отношению даже к таким творческим личностям, как сам г-н Лукьяненко, неприлично.

Ну хорошо — неприлично так неприлично, мы поняли, больше не будем. То есть Лукьяненко констатирует, что «креативный класс» как практический политический проект («Что за жалкая манера — сбиваться в кучку, объявлять свою кучку очень-очень важной и особенной и надувать щеки...») закончился.

Лукьяненко опубликовал свою запись в 13:06. А 17:03 на нее откликнулся другой известный ЖЖ-персонаж с говорящим ником dolboeb, которого как раз трудно не отнести к «креативному классу» именно нашего, российского розлива. Это, можно сказать, один из ярчайших представителей изучаемой нами популяции, вот что пишет о нем любимая креаклами «Википедия»: «Антон Борисович Носик (род. 4 июля 1966, Москва) — стартап-менеджер, журналист, известный общественный деятель и популярный блогер (10-е место в Рунете по версии «Яндекса»). Иногда его называют одним из «отцов Рунета». Был редактором крупнейших новостных интернет-изданий Vesti.ru, Lenta.ru, Gazeta.ru и NEWSru.com. Один из бывших менеджеров холдинга «Рамблер» и службы блогов компании SUP (участвовал в этом качестве в доработках сервиса LiveJournal), учредитель благотворительного фонда «Помоги.org». До недавнего времени занимал пост главного редактора сайта Bfm.ru. С середины октября 2009 года занял должность заместителя генерального директора компании «Объединенные медиа» и, по совместительству, должность шеф-редактора Bfm.ru. С 16 ноября 2011 года по 29 ноября 2012 Антон Носик был медиадиректором SUP Media, которому принадлежит сервис LiveJournal. ... В марте 2013 принимал участие в серии одиночных пикетов за освобождение участниц Pussy Riot Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой».

Носик по праву считается одним из идеологов белоленточников. Он принимал активное участие в массовых акциях протеста после выборов в Государственную думу в 2011 г. А перед выборами Президента Носик писал, что нужно голосовать против Владимира Путина и отдать свой голос за «наименее неприличного кандидата».

Носик в ответ Лукьяненко написал пост «Лукьяненко в тяжелом неадеквате» — и придется процитировать его тоже, чтобы соблюсти паритет.

«

Некогда модный в ЖЖ фантаст Сергей Лукьяненко в категорической форме требует не называть его представителем креативного класса.

За нарушение грозится немедленным баном.

И, разумеется, сыплет проклятиями в адрес тех людей, которые «сами себя называют» креативным классом:

Что за жалкая манера — сбиваться в кучку, объявлять свою кучку очень-очень важной и особенной и надувать щеки, вместо того, чтобы быть собой и добиваться своих успехов?

Это очень удивительный наброс говна на вентилятор, потому что я в жизни своей не слышал, чтобы кто-нибудь из моих друзей, знакомых или коллег всерьез объявлял себя «представителем креативного класса». Да и вообще какого бы то ни было класса, будь то пролетариат, буржуазия или крестьянство.

Термин креативный класс был введен в обращение 11 лет назад живущим в Канаде экономистом и социологом Ричардом Флоридой, в его работе The Rise Of The Creative Class. После того, как в 2005 году эта книга была переведена на русский, теорией Флориды заинтересовался политтехнолог Глеб Павловский, который в 2008 году вынес термин «креативный класс» в манифест своего веб-проекта «Свободный мир», созданного Фондом эффективной политики и позиционируемого как альтернатива ЖЖ для сторонников Д. А. Медведева. В ту же пору небезызвестный Владислав Сурков заявлял со страниц интернет-газеты «Взгляд»:

Теперь времена меняются, с приходом к власти президента Медведева, в администрации которого я работаю, возникли новые задачи: сейчас необходимо создать творческий, креативный класс людей, способных изобретать и создавать инновации.

Большого успеха начинание не имело, да и само определение «креативного класса» в массах не прижилось: по данным апрельского опроса ФОМ, смысл этого термина знали лишь 2 % российских респондентов. При этом 88 % из тех, кто указал, что знает или слышал о таком понятии, затруднились ответить, что оно могло бы означать.

По состоянию на 2013 год единственными людьми, активно использующими на русском языке словосочетание «креативный класс» или его производное «креакл», являются штатные портянки и пропагандоны сурковско-володинского призыва, в устах которых это выражение имеет однозначный ругательный смысл. ...

Я ничего не имею против теории Флориды (Россия там, впрочем, не упоминалась вообще), но вот наброс Лукьяненко меня от души позабавил. Это ж до какого уровня невменоза нужно дойти, чтобы черпать сведения о согражданах из трудов таких отморозков, как Стариков, или твитов Кости Рыкова.

»

Хочется обратить внимание наших уважаемых читателей на два момента.

Во-первых, на сам факт появления этой записи у г-на dolboeb. Это ведь не простой господин, пишущий по принципу акына «что вижу — о том пою». Нет и еще раз нет. Г-н Носик со своих блогов зарабатывает (у него постоянно появляются рекламные посты), а раз так, то его главнейшая задача — сохранение и приумножение своей аудитории, своих «френдов». Поэтому пишет он не о том, о чем у него болит душа (наличие которой, правда, у данного субъекта сомнительно, но это такое устойчивое выражение, замены которому мы что-то не нашли), а о том, что интересно и важно его аудитории. Вот, например, в разгар первых Болотных митингов, он одновременно с пламенными призывами приходить на них, помещал в своем блоге прямую рекламу айфонов и причиндалов для них, пространные и весьма эмоциональные посты, посвященные каким-то его трудностям взаимодействия с «Райффайзен-банком» и компанией «Трансаэро», стоимости роуминга в разных странах, своим любимым городам, прогулкам с Анной Чапмен, а также гневные отповеди тем недалеким читателям, которые посчитали, что призывать на митинг, а самому уезжать на Гоа (как сделал наш герой) — нехорошо. Ничего подобного! Еще как хорошо!

В общем, г-н dolboeb пишет не просто так, а только то, что приносит деньги — сразу, как с рекламой (в том числе политической), или немного погодя — как с околополитическими постами, рассчитанными на рост популярности его блога.

Соответственно, появление записи с отрицанием существования «креативного класса», а также того, что кто-нибудь из его «знакомых или коллег всерьез объявлял себя «представителем креативного класса», — это сигнал многочисленным (39 966 человек, между прочим) читателям: «креативный класс» отменяется, все уходим в несознанку, а если что — валим все на «штатных портянок и пропагандонов сурковско-володинского призыва, в устах которых это выражение имеет однозначный ругательный смысл».

То есть г-н Носик вслед за г-ном Лукьяненко открещивается от «креативного класса», сообщая всем своим читателям, что больше не надо использовать это выражение — это не комильфо.

Второй момент, на который хотелось бы обратить внимание, — это тщательная подготовка записи. Была изучена история вопроса. Найдены первоначальные публикации. Приведены цитаты. Указаны источники. Продумана интрига — на кого все сваливать и как оправдываться. И так далее. Вызывает удивление, что человек, «знакомые и коллеги» которого ни сном, ни духом не имеют никакого отношения к «креативному классу», а сам он — тем более, так хорошо подкован в вопросе.

Возникает некое подозрение, что такой пост надо было написать, а запись Лукьяненко — просто удачно подвернувшийся под руку предлог. А ведь dolboeb не простой блогер. Этот гражданин — знатный провокатор, действительно один из идеологов белоленточного «революционного» движения, и, что важно, один из главных пиарщиков и рекламистов белоленточников.

Чтобы не быть голословными, приведем одну запись Носика от декабря 2011 г.

«05:37 Декабрь, 8, 2011

Снежная революция или чистый креатив

Прочитал у Арсена Ревазова про белые ленты.

Добавить, в сущности, нечего. ППКС. (Напомним на всякий случай, что на интернет-сленге «ППКС» означает «подписываюсь по каждым словом», то есть полностью согласен.)…

Далее идет сам этот пост, с которым г-н Носик ППКС (хотя мог бы, например, не подписываться под каждым словом, а хотя бы ошибки исправить, но нет — под каждым, так под каждым! Раз так, и мы оставим орфографию и синтаксис оригинала).

«Когда (и если) несколько миллионов людей в Москве наденут на руки белые ленточки, повяжут их на машины, прицепят к сумочкам, лацканам, etc, то вбрасывать, подбрасывать и вообще фальсифировать будет просто нечего. Все же все сразу увидят и все всё будут знать.

Снег пойдет. И весь город — в белом. Горожане повязывают белые ленточки. Сначала десять процентов, потом тридцать, потом пятьдесят, потом семьдесят. И уже после тридцати никто не боится. И совершенно неожиданно все (ну почти все) любят и уважают друг за друга за это. Как в день Победы только круче. Потому что та победа была прошлая и сделали ее другие, а это будущая. Та уже была, а это будет ли?

Интрига. И чужие тоже видят горожан с белыми лентточками на рукавах и машинах. От ментов до западных корреспондентов. У тех людей, которым надо будет обмануть всех подешевле опустятся руки. А обмануть дорого они скорее всего не смогут. Они очень зависят от своих денег. Белая революция. Снежная. Чистая. Поэтично».

И далее г-н Носик добавляет уже от себя: «Должно продлиться до марта (то есть до выборов Президента — Ю.К., А.С.) А там — как Бог даст. Я убежден, что если несколько миллионов горожан повяжут белые ленточки (хоть салфетки-)), все изменится в правильную сторону быстро и без насилия».

«Поэтично»?! «Чистый креатив»?! Именно. Предлагая в декабре 2011 г. своей аудитории товар уже даже не второй, а третьей свежести — методику цветных революций, Носик вместе с Ревазовым дополняют ее модным образом «креативности» тех, кто будет в ней участвовать — то есть используют «креативность» как приманку для загона людей в ряды белоленточников. Другими словами, предлагают использовать «креативность» для самоопределения: если ценишь ее — должен присоединиться к протестам. А кто ж хочет оказаться «некреативным»?

И вот теперь выясняется, что «креативного класса» не существует. При этом г-н Носик даже ссылается на исследование Фонда «Общественное мнение», который в конце апреля этого года «неожиданно» тоже обнаружил, что «креативного класса» не существует — во всяком случае, в общественном мнении. В заметке под названием «Креативный класс — «выдумка политологов», ФОМ сообщает, что только 2 % граждан России «знают», что такое «креативный класс», и еще 15 % «что-то слышали», все остальные «слышат впервые».

Но мы люди злопамятные и неполиткорректные. И поэтому хотим напомнить другое исследование того же Фонда «Общественное мнение» — от 4 октября 2011 г. Статья, посвященная результатам того исследования, имела интригующее название «Лучшие люди» (!), и в ней утверждалось, что «креативный класс» — это 25 % населения России. Вот как описывали тогда специалисты ФОМа теперь внезапно исчезнувший «креативный класс»: «Креативный класс — это творческая элита. Это люди, которые разрабатывают новые идеи и технологии, участвуют в инновациях. К ним относится каждый четвертый опрошенный. Ядро креативного класса — это те, кто занимается творческой работой в творческих сферах. Их 7 % среди опрошенных. Периферия креативного класса — это те, кто занимается творческой работой, но не в творческих сферах, например, в строительстве. Таких среди населения — 18 %. Большинство креативных людей находится в возрасте до 45 лет (65 %). Много людей с высшим образованием (34 %). Пользователей интернета — 65 %. Большинство креативного класса живет в городах, но, как ни странно, не в мегаполисах (82 %)».

То есть был «креативный класс» — аж четверть населения! — а теперь исчез, да так, что никто и не слышал о нем. Прямо как пелось в одной советской песне: «Вот она была и нету».

Итак, мы видим, что и г-н Лукьяненко, и г-н dolboeb, и даже Фонд «Общественное мнение» — рьяно открещиваются от «креативного класса». А вслед за знатными блогерами и властителями душ начинают открещиваться и «простые» комментаторы: к записям Лукьяненко и Носика суммарно уже около тысячи комментариев. Практически все комментарии повторяют заходную мысль топикстартеров — что «креативного класса» больше нет, от него простыл и след...

Что это все значит?

Пик российской аферы с «креативным классом» пришелся, как мы все знаем, на конец 2011-го — начало 2012 года, когда белоленточниками, гордо называвшими себя «креативным классом», было осуществлено покушение на оранжевую революцию в России, которую авторы почему-то пытались назвать «снежной». Революция — ни оранжевая, ни снежная, ни «креативная» — не получилась: она была остановлена митингом на Поклонной горе. Что вызвало предсказуемо яростную реакцию «креативного класса»: на день, когда состоялся митинг на Поклонной горе, они уже считали себя победителями. Но...

Поражение было быстрым и сокрушительным: увидев Поклонную, аферисты — спонсоры и идеологи «креативного класса» — немедленно сдали назад и сошли с дистанции, предоставив «рядовых» креаклов самим себе. А какой же креатив без хорошего финансирования и идеологической крыши? Правильно! И «креативная революция» быстро пошла на спад.

Но предоставленные самим себе, одураченные и захваленные ранее креаклы еще продолжали некоторое время делать вид, что существуют. Время от времени им в этом помогали такие гиганты креативной мысли, как Юлия Латынина, Ксения Собчак, Илья Яшин... и даже Владислав Сурков. Который уже после Поклонной и после выборов Президента опубликовал статью под названием «Необходимо создать креативный класс».

Кстати, интересно, что описываемый нами скандальчик произошел практически сразу после отставки В. Суркова. Не хотелось бы по этому поводу разводить конспирологию, но все же, все же, все же...

Так вот, Сурков считал, что протестующий «креативный класс» — это «лучшая часть» нашего общества: «Дело в абсолютной реальности и естественности протеста. Лучшая часть нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивная его часть требует уважения к себе. … Нельзя высокомерно отмахиваться от их мнения. ... Уступить разумным требованиям активной части общества — не вынужденный маневр власти, а ее обязанность и конституционный долг. Конечно, можно утверждать, что вышедшие на улицу — это меньшинство. Это так, зато какое это меньшинство!» И характерно, что практически то же самое считала и Ксения Собчак — что протестующий «креативный класс» — это единственные люди, «что-то делающие в этой стране».

Но слова — это только слова. А фактически креаклами никто не занимался: все обещанные проекты — типа «партии креативного класса» — были свернуты или заморожены, и постепенно становилось понятно, что афера с «креативным классом» окончательно не удалась.

И вот теперь, похоже, организаторы политтехнологического проекта (он же афера) «Креативный класс» приняли решение этот проект в России закрыть. Мавр сделал (точнее, не сделал) свое дело... Во всяком случае, очевидно, что в сиюминутных политических раскладах «креативный класс» больше не нужен, он свое отыграл.

Однако самое главное, самое интересное и самое опасное — совсем не в сиюминутных политических раскладах. Вся эта афера вскрыла значительно более глубокие подвижки в идеологическом «движении» элит. Это «движение» имеет фундаментальный характер и его цель — построение, в терминах С. Е. Кургиняна, многоэтажного человечества.

«Креативный класс» умер, но дело его живет, и очевидно, что он обязательно возродится под каким-нибудь другим именем, а если это новое имя будет тоже неудачным — возродится снова. Потому что в активной разработке находится целое и исключительно важное для элит научное направление — теория постиндустриального общества (одним из ответвлений которой является теория креативного класса).

Во всех вариантах теории постиндустриального общества работники новых информационных отраслей экономики противопоставляются персоналу традиционных индустриальных секторов экономики. Конфликт между этими группами населения подается как главный социальный конфликт XXI века. Суть его состоит в том, что в результате стремительного распространения информационных и других «постиндустриальных» технологий во всех сферах экономики — в промышленности, сельском хозяйстве, транспорте, сфере услуг и государственном управлении — так же стремительно будет происходить сокращение персонала в этих секторах экономики. Если во время перестройки говорили о том, что высвобождающийся избыточный персонал в промышленности (прежде всего в ВПК) надо переводить в слаборазвитую в СССР сферу услуг, то в постиндустриальной экономике высвобождаемые вследствие роста производительности труда люди становятся лишними, работы для большинства никогда не будет. По мнению сторонников данной теории, противоречие между «индустриальной» и «постиндустриальной частями» (отсталым большинством и прогрессивным меньшинством) будет только нарастать.

По мнению Вячеслава Иноземцева — одного из главных российских адептов теории постиндустриального общества и, одновременно, одного из главных либеральных идеологов протестного сезона 2011–2012 гг. — различия между этими группами населения будут только нарастать. При этом — внимание! — он имеет в виду не различия в доходах, социальном положении или образовании. Иноземцев (и многие его западные учителя и вдохновители) считает, что различия в социальном положении людей — это естественные следствия врожденных различий в уровне интеллекта, креативности и целеустремленности людей, которые носят биологический, наследуемый характер.

Вдумайтесь — существует несколько направлений «научных» исследований, имеющих целью доказать биологическую природу социальных различий. То есть доказывающих, что бедные и богатые, угнетатели и угнетаемые — это разные, биологически и антропологически определенные, виды.

Над обоснованием этого тезиса трудятся выдающиеся мыслители креативного класса развитых и не очень развитых стран, привлекая многочисленные научные и околонаучные аргументы из генетики, психологии, истории, антропологии, социобиологии, экономики и даже эзотерики.

Высший креативный социальный слой, по мнению некоторых особо продвинутых авторов, сегодня отличается от низшего большинства, возможно, даже не как две расы, а как два разных биологических вида. Получается, испанская церковь в XVI в. поторопилась признать человеческой природу индейцев — вот теперь латиноамериканский креативный класс мучается с вырвавшимся из загона индейским стадом. А пойми вовремя, что индейцы другой вид, то Моралес и Чавес сегодня были бы просто … собачьи клички.

Самое главное, что превосходство высшего интеллектуального слоя носит, с точки зрения этих исследований, абсолютно законный легитимный характер — ведь против интеллекта не попрешь! Поэтому не участвующее в творческих играх по наращиванию ВВП косное, неандертальское большинство имеет право на существование только в качестве одомашненного вида. Правда, этот вид пока еще обладает речью, но это дело поправимое — реформа образования и телевизионные шоу вполне этот дефект (наличие речи) могут исправить. Как будет регулироваться численность этого вида (некреативного большинства) — имеются варианты, да и должно ли это большинство оставаться большинством? Может быть, этот вопрос должен находиться в компетенции Общества охраны животных и ветеринарной службы, а в случае одичания — Общества охотников и рыболовов?

А как же демократический транзит, права человека, спросите вы? Это уже не актуально: правление неандертальского большинства — это же хуже тоталитаризма!

Тут вот на днях молодой человек (ник BAZUR), не зная, что спектакль про «креативный класс» уже отменили и которому страшно понравилось его новая видопринадлежность, задал на форуме в интернете тему для обсуждения: «Вот была диктатура пролетариата, может, после краха режима устроим диктатуру креативного класса?!» А ведь правильно мыслит сей юный креакл, жаль, что старшие товарищи уже подумали за него на этот счет.

К сожалению, все это не шутки, и все это отнюдь не смешно. Опровержение единства рода человеческого — это теперь значительное и все разрастающееся направление «научных исследований» в самых разных областях. Поэтому нам придется подробно ознакомиться с этими выдающимися достижениями креативного разума в развитии теории постиндустриального расизма и постмодернистского фашизма — чтобы уметь им грамотно противостоять.

Надеемся сделать это в следующих статьях.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»