logo
  1. Мироустроительная война
Аналитика,
США отрабатывают формы своего военно-административного присутствия в Африке давно и настойчиво. Создается устойчивое впечатление, что АФРИКОМ является прообразом неоколониальной администрации XXI века

Африканский легион

Уж сколько раз эксперты и политологи твердили миру, что американская военно-политическая машина скрежещет, стопорится и спотыкается о пороги неизбежного кризиса. Что она вроде бы и не производит в политике стратегических инноваций, подменяя их привычной опорой на мощь самого большого в мире авианосного флота.

Но правда ли это? Или — по крайней мере — всегда ли это так?

В этой статье мы рассмотрим создание крупной управленческой структуры, которую США не менее шести лет настойчиво выстраивают за пределами своей территории. А именно — Объединенного командования вооруженных сил США в зоне Африки, или АФРИКОМ.

Главным событием в предыстории создания АФРИКОМа считается 2006 год, когда в Пекине по инициативе председателя КНР Ху Цзиньтао была проведена историческая акция — Форум по китайско-африканскому сотрудничеству, в котором приняли участие главы и министры более пятидесяти африканских государств. Именно это событие запустило стремительное наращивание экономического присутствия Китая на африканском континенте в объемах поистине грандиозных. Достаточно напомнить известные цифры: в результате этого наращивания к 2011 году общий объем китайско-африканской торговли достиг 166 миллиардов долларов. А в 2012 году Китай предложил африканским странам займы на три года в размере 20 миллиардов долларов (что было удвоением обещанной ранее китайцами суммы).

К этому моменту было уже понятно: Китай так взвинчивает ставки, что перебить его цену за экономико-политическое влияние на Африку вряд ли у кого-нибудь получится. Разве что у стран Залива, но они в этом случае должны были бы перенаправить в Африку те финансовые потоки, которые давно уже направлены к северу от Залива — на страны Ближнего Востока и в постсоветское пространство. То есть в Среднюю Азию, на Кавказ, на Балканы и далее, вплоть до Поволжья.

Понятно, что положение США было затруднительным.

Здесь всякий, кто помнит начало «арабской весны» в Северной Африке, может сказать: «Тут-то всё и началось!»

Однако на самом деле в 2011 году в арабском мире происходила уже кульминация процесса. А началось всё гораздо раньше.

Еще в 2005 году, до экономического демарша КНР в Африке 2006 года, французский журнал «Le Monde Diplomatique» отмечал, что объем торговли между КНР и африканским континентом за 90-е годы вырос на 700 процентов.

Затем, как с тревогой наблюдали американские специалисты, с 2002 по 2003 год объем торговли между Китаем и Африкой удвоился и достиг 18,5 миллиардов долларов.

Затем, в 2006 году, последовал Африканский форум в Пекине.

К 2007 году объем китайско-африканской торговли достиг 73 миллиардов долларов.

И, наконец, в 2007 году США развернули ответные действия.

Тогда, еще в период правления Джорджа Буша-мл., началось создание Африканского командования США, сокращенно называемого АФРИКОМ. Отметим, что АФРИКОМ — это единственное региональное командование минобороны США, сформированное после окончания холодной войны.

В 2007 году Питер Фам, советник Госдепа и Минобороны США, а также директор Африканского центра им. Майкла Ансари в Атлантическом совете в Вашингтоне, выступил перед Конгрессом с защитой проекта создания АФРИКОМа.

Свои доводы Фам сводил к одному главному тезису:

«...Природное богатство делает Африку привлекательной мишенью для внимания Народной Республики Китай, чья динамичная экономика растет в среднем на 9 процентов в год в течение последних двух десятилетий, имеет почти ненасытную потребность в нефти, а также нуждается в использовании других природных ресурсов, чтобы поддерживать рост. Китай в настоящее время импортирует около 2,6 млн баррелей сырой нефти в день, около половины своего потребления; ... примерно треть этого импорта поступает из африканских источников ... пожалуй, нет другого иностранного региона, конкурирующего с Африкой, в качестве объекта устойчивых стратегических интересов Пекина в последние годы...

...Многие аналитики ожидают, что Африка, особенно государства, расположенные вдоль богатой нефтью западной береговой линии, всё больше будет становиться театром стратегического соперничества между Соединенными Штатами и их единственным реальным почти равным конкурентом на мировой арене — Китаем...»

Попутно отметим, что данное высказывание американского эксперта высочайшего уровня имеет именно мироустроительный характер. И что в каком-то смысле перед нами фрагмент того, что можно назвать «портретом мироустроителя» (то есть интеллектуала, оказывающего прямое влияние на глобальную политику). А это явление, которое нечасто можно найти в море бесконечных экспертных высказываний, являющихся, напротив, лишь шлейфом решений, уже принятых политическими лидерами.

Однако вернемся к истории АФРИКОМа.

Доктор Фам не единственный, кто заговорил о китайской угрозе.

В конце 2007 года в журнале Foreign Affairs выступил сенатор Джон Маккейн, который заявил, что именно «подъем Китая» является главным вызовом для следующего президента США (то есть для Барака Обамы).

А в июле 2008 года Эрик Эйдельман, заместитель минобороны США по политике, заявил членам сенатского комитета по иностранным делам: «Полномасштабные действия Китая по усилению своего влияния и налаживанию связей в Африке и Латинской Америке могут иметь взрывоопасные последствия для Соединенных Штатов».

До октября 2008-го Африканское командование в течение года действовало как подразделение Европейского командования США. Затем, с 1 октября 2008 года, АФРИКОМ официально превратился в десятое объединенное боевое командование в структуре американского министерства обороны.

Примечателен эпизод, произошедший в конце октября того же 2008 года в Конго. Тогда вооруженные отряды, захватившие провинцию Северная Киву, прямо потребовали переговоров с президентом Конго Жозефом Кабилой. Причем в список их требований входила ликвидация проекта совместного предприятия Конго и Китая по добыче кобальта и меди стоимостью в 9 миллиардов долларов. Добавим, что президент Конго Жозеф Кабила является выпускником Национального военного университета в Пекине. То есть заведомо прокитайской фигурой в африканском кадровом раскладе.

Необходимо отметить, что Африканское командование нельзя считать очередным типовым оргпроектом. В нем имеется и структурная новизна. Дело в том, что АФРИКОМ выстраивался именно как структура военно-дипломатическая. Соответственно, командующий Африканским командованием имеет двух заместителей. Один из них — это высокий чин, отвечающий за военные операции. Второй заместитель — это посол, отвечающий за взаимоотношения военных с гражданскими лицами.

Именно поэтому среди военных командований АФРИКОМ считается уникальным явлением. Ведь и впрямь в структуру АФРИКОМа введены сотрудники госдепартамента, министерства финансов, министерства торговли, а также американского Агентства международного развития (USAID) и иных государственных ведомств.

Считалось, что после полного укомплектования АФРИКОМ должен состоять из 1300 военных и гражданских сотрудников, представленных в равном количестве. Однако уже к середине 2013 года число американских военных в Африке достигло пяти тысяч.

Таким образом, создается устойчивое впечатление, что АФРИКОМ является прообразом неоколониальной администрации XXI века. И, в сущности, его «уникальность» заключается именно в этом.

Штаб командования (после ряда безуспешных попыток уговорить какую-либо «подходящую» африканскую страну принять АФРИКОМ у себя) разместили в германском Штутгарте. Зона ответственности командования включила в себя весь африканский континент (за исключением Египта). В том числе островные государства в Индийском океане — Коморские острова, Мадагаскар, Маврикий и Сейшелы.

АФРИКОМ делит африканские страны, которые входят в его ведение, на несколько групп.

К первой группе относятся страны, вплотную примыкающие к Ближнему Востоку. То есть государства Северо-Восточной и Северной Африки.

Во вторую группу входят крупные африканские страны, политика которых (условно) находится в русле американских стратегических интересов. В этот список входят ЮАР, Нигерия, Алжир, Эфиопия, Кения, Сенегал.

Третью группу составляют нефтедобывающие страны Гвинейского залива (исключая Нигерию), в частности, Габон и Камерун.

Существует также и четвертая группа, которая вызывает к себе меньший интерес в связи с невысокой экономической значимостью.

Сам АФРИКОМ так определяет свои задачи:

«Африканское командование несет административную ответственность за американскую военную поддержку американской государственной политики в Африке, что включает военное взаимодействие с вооруженными силами 53 африканских стран.

...Африканское Командование предоставляет персонал и логистическую поддержку финансируемым государственным департаментом действиям. Персонал Командования работает в тесном сотрудничестве с американскими посольствами в Африке, чтобы координировать программы обучения с целью улучшить способность африканских стран обеспечивать безопасность».

Чтобы было понятно, в каком ключе понимается безопасность, необходимо указать, что первой полномасштабной боевой кампанией АФРИКОМа была та самая международная военная операция против Ливии, которая началась 19 марта 2011 года и получила название «Одиссея. Рассвет». Контролировал эту международную операцию АФРИКОМ. И именно в период ее проведения был произведен тот удар по дому семьи Каддафи, в результате которого погибли его малолетние внуки.

Отметим, что США создавали АФРИКОМ не на пустом месте. Он унаследовал от предыдущей американской организационной структуры реализацию так называемой «Транс-Сахарской контртеррористической инициативы», учрежденной в 2005 году.

А «Транс-Сахарская инициатива», в свою очередь, является преемницей «Пан-Сахельской инициативы», которая в качестве цели заявляла обеспечение безопасности территории Мали, Нигера, Мавритании и Чада от мигрирующих радикально-исламистских боевиков. При трансформации этой программы в «Транс-Сахарскую инициативу» к уже указанному списку стран прибавились Алжир, Марокко, Тунис, Сенегал и Нигерия.

Таким образом, очевидно, что США отрабатывают формы своего военно-административного присутствия в Африке давно и настойчиво. И когда основные проблемы этого организационного строительства будут решены, АФРИКОМ сможет не только решать необходимые задачи в самой Африке. Он будет способен играть роль важного оргцентра и опорной базы для проецирования глобальной политики США на другие макрорегионы.

А значит, перед нами и впрямь не заурядная региональная военно-политическая структура, а один из действенных инструментов американского мироустроительства.