logo
  1. Мироустроительная война
Аналитика,
Пункт сборки антироссийского исламского радикализма с опытом военных действий обозначен и действует: Украина, Киев, евромайдан. С каждым днем этот пункт всё более будет оформляться как площадка военного союза радикального исламизма с европейским неонацизмом

Антироссийский союз на Майдане

Вот и мы дожили. Дожили до начала мироустроительной войны на западном краю постсоветского пространства.

Признаки запуска такой войны на Украине можно видеть всё чаще.

20 февраля агентство ИТАР-ТАСС сообщило, что в Киеве на площади Незалежности рядом с национальным флагом Украины оппозиционерами водружен флаг Сирийской свободной армии. Той самой, которая номинально всё еще является основным боевым объединением противников Дамаска в Сирии.

Кроме того, на площади появился флаг «Ичкерии» — эпохи сепаратистской Чечни Джохара Дудаева.

К этому можно добавить, что и множество высказываний, исходящих от лидеров евромайдана (в первую очередь «Правого сектора»), также несут в себе явные черты мироустроительства.

Как, например, этот фрагмент из появившегося 23 февраля в сети обращения политсовета «Правого сектора»: «Украинский революционный национализм не является идеологией ненависти к русскому народу. Нашим врагом является не русский народ, а империалистическая Москва».

Кроме того, долгоиграющий евромайдан в Киеве не мог не заставить самоопределяться антироссийские группы, нечуждые исламскому радикализму — как на Украине, так и в России. И этот процесс активно шел в последние месяцы 2013 года.

Причем речь идет не только о стихийном размежевании по «линии майдана», но и об осознанном выборе, внятно объясненном публично. Такая позиция, например, была заявлена татарскими националистами в Казани 14 декабря прошлого года на митинге, проведенном в поддержку евромайдана.

Организатор митинга, председатель Союза татарской молодежи «Азатлык» Наиль Набиуллин, сформулировал свою позицию таким образом:«Протестующие на Майдане — это свободные люди, которые демократическим путем хотят доказать, что они не безразличны к судьбе своей страны. Они сделали свой выбор не в пользу объединения с каким-то туманным Таможенным союзом, а с вполне конкретным Европейским союзом. Они хотят европейский уровень жизни, где право будет преобладать над государством, где не будет беспредела со стороны властей в отношении простых людей. Сейчас в России государство ставит себя превыше прав человека. Национальные и гражданские права людей в современной России ущемляются, а мы против ущемления этих прав, мы поддерживаем демократические выборы».

Требования протестующих на евромайдане во многом схожи с требованиями татарских националистов. Причем в Казани было четко проартикулировано их антироссийское содержание.

Набиуллин заявил: «Украина была колонией России, сейчас Татарстан по сути является той же колонией России. Россия пытается создать второй Советский Союз, втянуть Украину обратно в свои объятия. Но украинцы открыто и громко заявили, что им этого не нужно. И мы поддерживаем этот выбор, потому что видим, какие несчастья приносит эта система — образование на родном языке уничтожается, подавляются национальные активисты, происходит постоянное ущемление национальных прав».

И эти слова не остались только словами. Татарский портал Milliet, 26 января сообщивший о прибытии на евромайдан татарских националистов и их участии в штурме Украинского дома, комментирует это совершенно однозначно: «По мнению татарских гостей из России, итогом Евромайдана станет то, что «нашим крымским братьям удастся при поддержке Евросоюза создать в Крыму свое национальное татарское государство, свой Татарстан...» А дальше — главная тема: «Сегодня Украина, а завтра Россия».

С этими настроениями представители крымских татар и казанских татар встретились на евромайдане. Многие СМИ отмечают, что крымские татары появились на майдане раньше и ежедневно дежурили там посменно отрядами до 100 человек.

Замглавы Меджлиса крымских татар Ахтем Чийгоза подтверждал, что в Киев на Майдан неоднократно направлялись автобусами крымско-татарские группы. Еще в самом начале декабря прошлого года Чийгоза заявлял: «Организуются группы для поездки в Киев. Сейчас на Майдане в Киеве находятся представители Черноморского, Бахчисарайского, Судакского и Кировского районов. Очень много крымских татар, которые хотят приехать и присоединиться к мирной акции протеста. Крымские татары хотят максимально быть представлены на Майдане».

Чийгоза подчеркнул также, что в центре Киева на майдане с самого начала круглосуточно присутствуют представители киевского Землячества крымских татар, а также студенты из числа крымских татар.

Кроме того, лидер крымскотатарского меджлиса Рефат Чубаров включен в Совет так называемого «Народного объединения Майдан».

Однако на деле с прибытием крымско-татарских групп на майдан совсем не всё так демократически-гражданственно, как это демонстрирует руководство меджлиса. Там присутствуют совсем не только землячество и студенты.

Издание «Свободная пресса» в те же декабрьские дни описывало крымско-татарское участие в майдане совсем в других тонах:

«Уже три дня подряд из разных точек Тавриды организованными группами по 15–20 человек молодые крымско-татарские исламисты едут в Киев. Многие «евроинтеграторы» прошли специальную подготовку в горных тренировочных лагерях Крыма и Западной Украины. Костяк крымчан, прибывших на Евромайдан, — закаленные боевики, срочно вернувшиеся из Сирии, где единоверцы продолжают сражаться против режима Башара Асада. Их последняя акция — 10 медиков, зарезанных в христианском городе Дейр-Атыйя под Дамаском за отказ от сотрудничества с бандформированиями».

Так что флаг сирийской оппозиции на майдане — это тоже не только манифест, но и указатель на боевой опыт ряда участников киевских акций. Так же, как и флаг «Ичкерии».

И надо сказать, что в случаях деятельности на Украине «гостей майдана» речь идет отнюдь не только об участии в массовке. По появившимся в электронных СМИ данным, еще в середине декабря 2013 года на Украину выехали четыре специалиста по подготовке боевиков из бандформирований Северного Кавказа. Как сообщает Lifenews, эти инструкторы подготовили более ста специалистов по проведению городского бунта, а также специалистов-подрывников и координаторов массовых беспорядков.

Кстати, необходимо подробнее разобраться с вопросом о присутствии флага «Ичкерии» на майдане. Что он демонстрирует, помимо факта наличия в Киеве сторонников чеченского сепаратизма?

Отношения антироссийских украинских радикалов с чеченскими сепаратистами сложились отнюдь не сегодня. Ведь еще во времена постсоветских чеченских войн боевики УНА-УНСО (Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона) участвовали в боевых действиях в составе ичкерийских бандформирований. Теперь боевики УНА-УНСО применяют полученный опыт на майдане. Так, в январе текущего года в городе Ровно захватом здания областной администрации командовал Александр Музычко (или — «Билый»), в 90-е годы один из руководителей личной охраны Джохара Дудаева. Об этом человеке бродит много историй. В частности, о том, как он в дудаевской Чечне под видом беженца обращался к подразделениям российских федеральных войск, вызывался быть проводником и заводил в засаду. Дудаев тогда наградил Музычко («Билого») орденом «Щит нации», а ныне этот человек является одним из руководителей «Правого сектора» по Западной Украине.

Да и поинтересовавшись персоналиями «Тризуба», нетрудно обнаружить лиц с очень серьезным боевым стажем. Один из примеров: видный член «Тризуба» в Донецке, В. Л. Применко, не только был наемником в Чечне, но и участвовал в боевых действиях в Приднестровье. Этот человек в Донецком районе обучал молодежь тактике ведения партизанской войны — на базе буддийского монастыря «Ваджра», расположенного в той же Донецкой области.

Вообще, буддийский монастырь «Ваджра» поселка Ольгинка в Донецкой области Украины специфически проявился во время чеченской войны. Данной буддийской общиной много лет руководил монах тибетской традиции Дорже Джампо, он же Мужчиль Олег Владимирович, инструктор по рукопашному бою. По данным СБУ, во время первой чеченской войны Мужчиль посещал «Ичкерию» вместе с монахами общины. Интересно, что он задерживался федеральными властями, а затем был отпущен.

Однако послужные списки правых радикалов Майдана не исчерпываются чеченскими сюжетами. По просторам интернета бродят истории о том, как один из лидеров УНА-УНСО Анатолий Лупинос организовывал отправку боевиков в Абхазию во время грузино-абхазской войны в самом начале 90-х. Тогда из украинцев был сформирован отряд «Арго», поучаствовавший и в расправах над мирными жителями.

После приобретения такого опыта к 1993 году унсовцы и занялись налаживанием контактов с сепаратистской Чечней Дудаева. Там побывал тогдашний лидер УНСО Дмитрий Корчинский, проводивший встречи с Зелимханом Яндарбиевым и Асланом Масхадовым (будущими главами «Ичкерии», а тогда еще полевыми командирами). В Чечне действовал отряд унсовцев «Прометей».

По некоторым данным, уже упомянутый Лупинос принимал участие в планировании акции Басаева в Буденновске в 1995 году.

Тем временем на территории Украины на базе УНСО формировались комитеты «в поддержку Чечни». А позднее Д. Корчинским был создан «Институт Кавказа», который поддерживал отношения с центром «Кавказ» «чеченского Геббельса» Мовлади Удугова и «Конгрессом вайнахов», завязанным на чеченские общины в Европе.

Так что появившийся на майдане флаг «Ичкерии» знаменует собой двадцатилетнюю историю отношений, сложившихся на почве ненависти к России. Теперь этот плодотворный союз крайних чеченских и украинских радикалов выходит на поверхность. Много лет прошло. Иных уж нет, а те далече. А майдан вызрел, как яйцо той давней змеи.

В одной из прошлых статей в рубрике «Мироустроительная война» нами обсуждался вопрос о том, насколько быстро чеченское ядро сирийских боевиков ультрарадикалов переместится на Кавказ. Сегодня вопрос стоит несколько иначе: а почему только на Кавказ? Почему бы и не в Киев?

Свидетели сообщают о приездах на майдан чеченцев и ингушей, о надписях «Джохар» на брусках баррикад. В форумах интернета висят записи сторонников объединения боевиков «Имарат Кавказ»: «Как груз 200 вернут «Беркут» в Москву... Муртады должны быть мертвы».

Пункт сборки антироссийского исламского радикализма с опытом военных действий обозначен и действует: Украина, Киев, евромайдан. С каждым днем этот пункт всё более будет оформляться как площадка военного союза радикального исламизма с европейским неонацизмом.

Это можно считать новым словом даже в сравнении с войной на Балканах, где сходные процессы хоть и начинались в 90-е годы, но тогда еще не доходили до столь конкретного содержания. А также основательным сдвигом в развитии идеологии мироустроительных войн в сравнении с Ближним Востоком.

Что такое идеология мироустроительных войн — пусть фрагментарная и синтетическая — это тема для отдельного исследования. Очень нужного и важного. Однако сейчас картина формирования нового мироустроительного конфликта с каждым днем всё более превращается в реальность, данную нам в непосредственном ощущении.

И самое главное — это чтобы шок от встречи с нею не уничтожил способность думать и действовать.