logo
Статья
Современные либеральные «людоеды» хотят получить право убивать и есть людей безнаказанно — как это делали их многочисленные предшественники: немецкие фашисты, американские рабовладельцы, английские, испанские, голландские, португальские и др. колонизаторы

Апология людоедства

Вернемся к нашим (и не только) либералам. В прошлый раз мы остановились на том, что они все смелее и все более развернуто оправдывают неравенство. Постепенно разностороннее оправдание неравенства людей становится некоторым идеологическим мейнстримом во всем «либероидном интернационале», а наши отечественные либералы, конечно, активно подпевают западным.

Совсем недавно, в мартовско-апрельском номере влиятельнейшего американского журнала «Foreign Affairs» напечатана программная статья Джерри Мюллера «Капитализм и неравенство». Этой статьей, по всей видимости, в США, да и не только там, запущена кампания по «научной» легитимизации неравенства. Дело в том, что журнал «Foreign Affairs», в котором опубликована статья «Капитализм и неравенство», — очень важный. Для американской политической элиты он имеет огромное значение, так как обозначает «правильную идеологическую линию» или «линию партии», вместе с которой надо «колебаться», чтобы не выпасть из «правильного» дискурса или тренда. Как отмечалось на специальном российском семинаре, посвященном этой статье Мюллера, публикация в «Foreign Affairs» «статьи на подобную тему не может не иметь скрытого смысла. В воздухе будущего витает идея того, что неравенства перестанут стыдиться. ... Видимо, это надо понимать так — будет проведено... воссоздание некой неоаристократии-меритократии. И, соответственно, неоплебса. Кстати, один из присутствующих охарактеризовал статью как «сигнал о коренной переориентации истеблишмента, об отказе от ценностей модерна и подготовке к новой идеологии, где консервативный блок берет реванш над демократическим блоком».

Основной вывод статьи «Капитализм и неравенство» — неравенство при капитализме неизбежно, а попытки устранить неравенство вредны и опасны: __«Неравенство в развитых капиталистических обществах будет неизбежно расти... (выделено нами) Действительно, одним из основных выводов современных социальных научных исследований является то, что разрыв между семьями с высоким уровнем доходов и семьями с низкими доходами увеличился, а разрыв достижений в образовании и занятости между детьми из этих семей увеличился еще больше. ... Агрессивные попытки устранить неравенство могут быть как слишком дороги, так и бесполезны ... дополнительные меры по обеспечению равенства, вероятно, принесут меньше прибыли (выделено нами), чем их предшественники, но обойдутся дороже. И поскольку такие меры связаны с отвлечением ресурсов людей с большим человеческим потенциалом к людям с меньшим (выделено нами), или производятся в обход критериев достижений и заслуг, они могут тормозить экономический динамизм и рост, от которого зависят государства всеобщего благосостояния.

Задачей государственной политики в развитых капиталистических странах, таким образом, является сохранение темпов экономического динамизма, которые обеспечат рост выгод для всех, и в то же время управление стоимостью программ социального обеспечения, необходимых для того, чтобы сделать жизнь граждан терпимой (выделено нами) в условиях растущего неравенства и незащищенности».

Таким образом, Мюллер, по существу, противопоставляет гуманизм (в том числе равенство) и развитие капитализма (который рассматривается как безальтернативный вариант социально-экономического порядка, то есть как высшая непреходящая ценность). И в этой парадигме гуманизм (когда высшей ценностью является человек) этому безальтернативному капитализму препятствует.

Основная мысль статьи состоит в том, что неравенство при капитализме не недостаток, который надо устранять, и не побочный эффект, который надо уменьшать, а неотъемлемая черта капитализма, без которой он не может существовать, и, в конечном итоге, которая является основой его развития, залогом его успеха, и механизмом его устойчивости. Мюллер прямо говорит о том, что, сколько бы ни говорили об обществе равных возможностей, неравенство все равно есть и будет, потому что оно, по его мнению, определяется многими неустранимыми факторами: этническим (представители разных национальностей существенно неравны по своим способностям «встраиваться» в капитализм), семейным (полная семья, которая сейчас находится под угрозой из-за, как считает автор, слишком настойчивой политики эмансипации, лучше «приспосабливает» детей), образовательным (Мюллер говорит о «факторе книг», которых чем больше дома у ребенка, тем более развитым он будет).

Характерно, что одновременно с выделением «фактора книг» Мюллер говорит о том, что доступное для всех образование не решит проблему неравенства, так как при «одном и том же» образовании разные учащиеся все равно достигают разных результатов, а «эти различия имеют свои истоки в различных уровнях человеческого капитала, которым дети обладают, когда они поступают в школу». То есть опять же все сводится к расовому, этническому или социальному (семейному) факторам. При этом автор открыто говорит о том, что всякие вложения в создание специальных образовательных программ, направленных на выравнивание возможностей детей из разных слоев — не только бесполезны, но еще и наносят урон более богатым и успешным слоям населения: «Есть примеры отдельных достижений таких программ, ... но большинство из этих достижений, как правило, исчезают со временем, а те, которые остаются, как правило, незначительны. Вполне вероятно, что такие программы улучшают некогнитивные навыки и черты характера, способствующие экономическому успеху — но ценой значительных затрат и инвестиций, ценой использования ресурсов, отнятых у более успешных частей населения».

Итак, логика этой программной статьи из «Foreign Affairs» такова: неравенство при капитализме неизбежно и необходимо для его, капитализма, существования; альтернативы капитализму не существует (мы не будем сейчас обсуждать эту «глубокую» и навязчиво продвигаемую идею о безальтернативности капитализма — оставим ее на совести автора) — значит, нет альтернативы и неравенству; неравенство будет расти вместе с дальнейшим развитием капитализма; нет смысла бороться против неравенства, потому что а) это слишком дорого, б) это несправедливо по отношению к высшим классам, в) это бесполезно, потому что неравенство определяется биологическими и социальными факторами, «на которые мы не можем повлиять». А что же делать несчастным капиталистам? А вот что: оставить попытки выравнивания (в том числе с помощью образования), а просто умеренно проплачивать низшим социальные программы, чтобы сделать их жизнь «терпимой» (надо понимать, не из человеколюбия говорится о создании «терпимой» жизни, а из страха, что нетерпимая жизнь приведет к массовым выступлениям низов против господствующих элит). Естественно, что неравенство при реализации такой программы будет только расти — ну и что? Капитализму (как любят говорить некоторые, «обществу всеобщего благосостояния»), а точнее, его бенефициарам, то есть капиталистам и обслуживающим их элитам, от роста неравенства будет только лучше, поскольку неравенство — двигатель прогресса капитализма.

Вот такая программа. Должны сказать, что в сравнении с многими другими подходами описанный подход — весьма умеренный и даже в чем-то гуманистический. Ведь низшие классы («неспособные» в силу биологических и социальных факторов овладеть навыками, которые привели бы их к успеху в современном обществе) пусть и объявляются «лишними ртами», но их хоть не предлагают уничтожать... Даже наоборот — предлагают подкармливать. Но это потому, что речь идет об Америке. А вот если речь идет о «лишних ртах» из других стран, особенно так называемых развивающихся, то...

И тут самое время вспомнить про жуткую проблему роста населения Земли, которую мы мельком затрагивали в статье «Плот «Медузы» для человечества».

Эта проблема — с точки зрения либералов — настолько «очевидна» и настолько «угрожающа», что она включена в список «глобальных проблем», стоящих перед человечеством, которые изучаются в средней школе. В российском учебнике по обществознанию для 7-го класса читаем: «К глобальным проблемам относятся: демографическая (проблема перенаселенности планеты)…»

С нашей точки зрения, еще до всякого изучения вопроса, уже в самих словах «проблема перенаселения» содержится нечто крайне неприятное, вдобавок имеющее явное отношение к неравенству. Ведь речь идет о людях! Что значит «перенаселение»? Людей слишком много (кто это решает? каких именно людей «много»? кто «лишний»?) — и что делать? При такой формулировке проблемы решение подсказывается самим языком — надо убрать «пере», то есть уменьшать население. Уменьшать население? То есть сокращать количество людей? Даже если речь не идет о сокращении «по живому», то есть об убийстве (а ведь в результате войн, например, можно отлично сократить население), а имеется в виду «всего лишь» сокращение прироста населения (например, ограничение рождаемости), то хочется спросить, а кто может взять на себя решение подобного вопроса? Мы (ну, не мы лично, а, например, ООН, или «Римский клуб», или ЮНЕСКО) разве боги? На каком основании можно даже ставить подобные вопросы? Как-то от этого дурно пахнет... фашизмом, что ли.

Но, возможно, мы чего-то не понимаем. Возможно, «проблема перенаселения» действительно так страшна, что необходимо бороться с ней, несмотря ни на что? Давайте разберемся.

Проблема эта, как мы помним, была впервые «глобально» сформулирована «Римским клубом» в докладе «Пределы роста». Этот доклад был целиком основан на логике, которую использовал Т. Мальтус в своей знаменитой работе «Опыт о законах народонаселения», опубликованной аж в 1798 г. В этой работе Мальтус доказывал, что население увеличивается в геометрической прогрессии, а пищевые ресурсы — в арифметической прогрессии и, следовательно, Англию ждет голод. Правда, в последних изданиях своей книги Мальтус писал, что теоретически преодолеть предсказанную им ловушку (которую мы теперь называем мальтузианской) можно за счет развития науки и техники, но что это маловероятно. С тех пор голод в Англии (и в других местах) случался неоднократно, однако причины его почти всегда были сугубо политические, а совсем не «мальтузианские».

За прошедшие века неудача предсказаний Мальтуса была многократно обсуждена и объяснена. Если кратко, то основа ошибки Мальтуса — в линейной экстраполяции только одной из множества переменных, влияющих на ситуацию.

Хрестоматийным примером такого рода ошибки является прогноз XIX века о том, что развитие транспорта на конной тяге в городах приведет к катастрофе. В XIX веке английские города быстро росли, а их жители активно передвигались: ежедневно только с двух улиц Лондона: Оксфорд-стрит и Риджент-стрит — вывозилось свыше двадцати четырех тонн лошадиного навоза. Футурологи того времени предсказывали, что именно из-за этих отходов города перестанут развиваться. В начале XX века и Французская Академия, и Лондонское королевское общество предупреждали о грядущей экологической катастрофе, к которой неизбежно должно привести накопление конского навоза, связанное с развитием гужевого транспорта в Париже и Лондоне: «количество лошадей увеличивается с такой скоростью, что вскоре жители столицы будут ходить по колено в конском навозе». Между тем, уже в 90-е годы XIX века в Германии работала целая отрасль промышленности по производству автомобилей...

Самое неправильное в подобных прогнозах развития общества — это не учитывать фактор человека. Ведь человек — творческое начало. И всегда, когда имеется в виду развитие человека и общества, это творческое начало должно учитываться в первую очередь. Как пишет А. П. Назаретян: «И здесь обнаруживается решающее обстоятельство. За счет творческого механизма людям ... до сих пор удавалось преодолевать ограничения, накладываемые объективными законами, не нарушая и не меняя сами эти законы, но опираясь на более общую систему объективных зависимостей. По сути, выясняется, что нет принципиально неразрешимых проблем, есть лишь проблемы, для решения которых существующий интеллект неадекватен». В применении к «проблеме перенаселения» это означает следующее: чем больше людей — тем больше совокупная творческая сила человечества, тем более трудные задачи ему по плечу, в том числе и связанные с «перенаселением». То есть появление новых людей не создает проблему, а потенциально увеличивает совокупную мощь человечества в решении любых проблем.

И вот, во второй половине XX века «Римский клуб» выступает с прогнозом, практически настолько же обоснованным, как и прогноз Мальтуса. Согласно «исследованиям» «Римского клуба», Земле угрожает «перенаселение», которое будет препятствовать дальнейшему экономическому росту и росту «качества жизни». Давайте переведем на русский язык: на планете слишком много «лишних ртов», на прокорм которых «развитым странам» (то есть высшей страте человечества) приходится тратить слишком много «заработанных честным трудом» денег, что может привести — о, ужас! — к замедлению роста комфортабельности их жизни.

И вот на основании этого прогноза, а также на основании связанного с ним прогноза о полном исчерпании ресурсов и деградации природы к началу XXI века (!), были приняты программы ООН типа программы «Устойчивого развития», в соответствии с которой население планеты должно быть сокращено в разы.

Причем, когда узнаешь, насколько надо сократить население, — просто дух захватывает.

Вот, например, какие «целевые» показатели по сокращению человечества приводит очень серьезное (по задачам и составу участников) международное движение «Биоальтернатива», со ссылкой на ежегодный совместный с «Фондом дикой природы» отчет под названием «Атлас экологического следа» за 2011 г. (см. таблицу)

Учитывая «обоснованность» прогноза о «демографической катастрофе», а также то, что на сегодняшний день он не подтвердился, то есть доказал свою полнейшую несостоятельность, кажется довольно странным, что «проблема перенаселения» остается одной из важнейших международных проблем, ее без конца обсуждает ООН, ее проходят в школе... и ее «решают» — то есть пытаются сократить население.

Кто только этим — сокращением численности населения — не занимается! Вот, например, Билл Гейтс, который после компьютеров занялся благотворительной деятельностью в области здравоохранения, экологии и перенаселения. Вот что он сказал недавно: «Сначала мы получили население. В мире сегодня 6,8 млрд. человек. Это число возрастет до примерно 9 миллиардов. Теперь, если мы действительно сделаем большую работу по новым вакцинам, здравоохранению, услугам в области репродуктивного здоровья, мы уменьшим его, возможно, на 10 или 15 процентов». Это высказывание страшно всех напугало, и во всем мире появились сотни публикаций с заголовками типа «Новый фашизм или «лишние люди». Однако прочтение этой цитаты в контексте речи Гейтса (он выступал на закрытой конференции под загадочным названием «Обновляясь к нулю!» в Лонг-Бич, Калифорния) показывает, что он не имел в виду убийство 10-15 % населения мира с помощью вакцин, что уже хорошо. Он имел в виду, что их стратегия вакцинирования детей в развивающихся странах приведет к меньшей смертности детей, а уже это — к меньшей рождаемости, так как, по мнению Гейтса, рождаемость так велика из-за того, что родители не надеются на выживание детей и делают детей, что называется, «про запас».

Однако проблема в том, что индустрия вакцин неоднократно была поймана за руку на сокрытии опасных последствий вакцинации для ничего не подозревающего населения стран третьего мира, не имеющих возможности избавиться от западных вакцин — о некоторых примерах таких последствий можно прочитать в статьях рубрики «Социальная война» нашей газеты. Более того, в мире много раз звучали заявления правозащитных организаций, которые полагают, что истинная цель вакцинации в развивающихся странах в том, чтобы ослабить людей, сделать их бесплодными или еще более восприимчивыми к болезням и преждевременной смерти.

И хотя конкретно фонд Гейтса еще в злонамеренной вакцинации вроде не обвиняли, все равно есть вопрос, почему деятельность, целью которой объявлено уменьшение количества людей, называется «благотворительной»? В чем здесь благо? Или так — для кого это благо?

Итак, по мнению воинствующих либеральных экологов и экономистов, население мира необходимо сократить на треть — больше 2 млрд человек признано «лишними».

Почему нужно «сократить» этих людей?

Потому что они препятствуют «устойчивому развитию».

А что такое «устойчивое развитие»?

Это сохранение (и улучшение) уровня жизни «золотого миллиарда» — населения так называемых развитых стран, живущих, как известно, за счет всего остального мира.

Но ведь в «развитых» странах существует дикое неравенство... которое в последнее время начали активно легитимировать — см. выше. Постиндустриальное общество... креативный класс... элитизм... превращение меритократии в олигархию...

Получается, что сокращение численности населения Земли необходимо для того, чтобы сохранить образ жизни международных либеральных элит. И только их.

А... не кажется ли вам, читатель, что все это уже очень напоминает «многоэтажное человечество», в терминологии С. Е. Кургиняна? И что для его полной реализации не хватает совсем немногого. А именно — установить, кого именно можно... «сокращать», а кого нельзя, и почему.

А ведь именно этим — подготовкой возможности разделить человечество на тех, чей образ жизни надо сохранять любой ценой, и на тех, кто, собственно, и является этой «ценой», кого ради этого можно сократить, — занято в настоящее время множество «ученых», интеллектуальной обслуги либералов в разных странах. И именно этим озабочены наши отечественные «элиты».

Мы уже не раз приводили различные высказывания наших «элит», свидетельствующие об их огромном желании любым путем оправдать существующее неравенство и внедрить в общественное сознание идею «естественности» этого неравенства.

Но высказывания наших либералов — лишь бледная тень той бурной деятельности, которую ведут либералы западные. И там — на просвещенном Западе — развернулась бурная «научная» деятельность по обоснованию расизма — как в узком, так и в широком (этнический расизм, социальный расизм) смысле. Эта активность на тему расизма кажется тем более удивительной, что она происходит в наше время — после более чем полутора веков, потраченных человечеством на борьбу с расовой дискриминацией всех видов, после Второй мировой войны, продемонстрировавшей человечеству пагубность любых идей о превосходстве, основанных на расовых и подобных основаниях. Тем не менее, факт есть факт — расизм возрождается и развивается. Он приобретает новых сторонников и обрастает новыми «научными» обоснованиями.

Почему растет популярность расизма и иных форм оправдания неравенства?

Рассмотрим вопрос в чисто теоретическом ключе — с точки зрения прикладной политики, так сказать. Зачем в принципе может быть «нужен» расизм и ему подобные «учения» в современном обществе?

Представляется, что «ларчик» просто открывается.

С глубокой древности человеческое общество регулировалось системой табу — безусловных запретов на определенные поступки или действия. Скажем, во всех обществах было табу на убийство. Или табу на инцест. И эти табу, составляя базу человеческой культуры, глубоко сидят в каждом человеке, сколь бы современен он ни был. И если нужно, чтобы современные люди стали убийцами и людоедами, то эти табу нужно как-то разрушить, отменить.

Однако известно, что табу первоначально распространялись только на людей — животных (за исключением тотемных) можно было и убивать, и есть. Людьми же считались только соплеменники, все остальные, «чужие», людьми не считались. Даже самоназвание многих народов, как известно, происходит от слов «люди» или «настоящие люди» на соответствующих языках.

Соответственно, и табу изначально касалось только «людей», то есть соплеменников. Соплеменника нельзя было убить и съесть, а «чужого» — можно, потому что «чужой» не был человеком.

Современные либеральные «людоеды» хотят получить право убивать и есть людей безнаказанно — как это делали их многочисленные предшественники: немецкие фашисты, американские работорговцы и рабовладельцы, английские, испанские, голландские, португальские, французские и др. колонизаторы. Для этого им надо «всего лишь» доказать, что их потенциальные жертвы — не люди. И тут им на помощь приходит «научный» расизм.

Но об этом — в следующий раз.