logo
Статья
  1. Мироустроительная война
В июне 2014 года один из лидеров «Исламского государства»‌* Абу Тураб аль-Мудагасси заявил на своей странице в твиттере о намерении исламистов... разрушить Каабу

Аравийская зима

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

Долгое время рубрика «Мироустроительная война» была посвящена событиям в тех странах Ближнего Востока и Африки, где мироустроительные процессы давно уже приняли открытую форму переворотов и жестоких военных конфликтов. К числу таких стран не относится Саудовская Аравия. Однако именно события, происходящие сейчас вокруг этой страны, могут кардинально изменить ход всего ближневосточного мироустроительного процесса.

А потому пришло время внимательно взглянуть на то, какой подошла Саудовская Аравия к окончанию зимы 2015 года. Начнем это рассмотрение, отступив на несколько месяцев назад.

16 октября 2014 года в Саудовской Аравии к высшей мере наказания был приговорен шиитский проповедник Нимра аль-Нимра, арестованный еще в июле 2012 года по обвинению в подстрекательстве к массовым беспорядкам.

Необходимо подчеркнуть, что Нимра аль-Нимра — это знаковая фигура саудовских шиитов, один из наиболее радикально настроенных шиитских духовных лидеров в Саудовской Аравии. Арест шиитского шейха в 2012 году сопровождался внутриполитическим обострением. В момент ареста двое помощников аль-Нимры были убиты, а сам шейх ранен.

Данное событие вызвало тогда в Саудовской Аравии бурные протесты шиитского населения. А ведь это население проживает именно на востоке страны, где расположены районы с наиболее значительными нефтяными запасами.

После ареста шейха тогда, в 2012 году, ходили слухи, что он подвергается пыткам. Это повлекло за собой мощную волну шиитских протестов не только в исламском мире, но и на Западе (например, в Канаде, где проживает значительная часть саудовской шиитской оппозиции). Протестующие требовали освобождения шейха. Однако их требования не только так и не были выполнены, но теперь Эр-Рияд очевидным образом бросил вызов всему шиитскому миру, приговорив почитаемого духовного авторитета саудовских шиитов к высшей мере наказания.

Шейх аль-Нимра, получивший духовное образование в иранском Куме, последовательно отказывался примкнуть к существующим шиитским партиям и объединениям. В Саудовской Аравии он вошел в немногочисленную группу «непримиримых», категорически отрицающих любые «заигрывания» с властями. Крайне жесткое отношение к этому шиитскому духовному авторитету, очевидно, определила еще и его убежденность в праве саудовской шиитской общины в случае необходимости обратиться за внешней помощью. При этом понятно, что под внешней помощью подразумевается помощь со стороны Ирана, которая неизбежно повлекла бы за собой крупнейшую региональную войну.

И наконец, свою роль не могло не сыграть масштабное заявление непримиримого шейха, сделанное во время шиитских беспорядков в Саудовской Аравии еще в 2009 году: «Наше достоинство дороже, чем единство этой земли».

Такое заявление — заявка на разделение Саудовской Аравии. То есть на такие политические обрушения, которые повлекли бы за собой передел всего исламского мира. А он неизбежен в случае, если не сумеет сохраниться государство, являющееся хранителем общеисламской святыни — Каабы.

Затем в 2011–2012 гг., в период «арабской весны» на Ближнем Востоке, когда «майданными протестами» оказался затронут шиитский сосед Саудовской Аравии Бахрейн, шейх произнес новые, не менее выразительные, слова. Тогда саудовские войска откровенно сыграли ключевую роль в подавлении и разгоне бахрейнского шиитского майдана. И, заметим, никому на Западе не пришло в голову назвать Эр-Рияд агрессором.

Так вот, в январе 2012 года, шейх Нимра аль-Нимра, выступая на антиправительственной демонстрации, заявил: «Убийство протестующих против режима в Бахрейне приведет к падению этого режима, если династия Аль-Сауд будет продолжать кровопролитие, то она будет свергнута».

Причина особого отношения шиитского богослова к Бахрейну также хорошо известна: среди его центральных политических идей — присоединение к Бахрейну саудовской Восточной провинции, населенной шиитами. И превращение Бахрейна в государство шиитов.

Все эти конфликтные завязки получили свое развитие в октябре 2014 года, когда шейх был, наконец, приговорен.

Это событие, в свою очередь, вызвало острую реакцию и породило новые высказывания в шиитском мире. В ответ на приговор (сообщений о приведении его в исполнение пока что не имеется) иранский влиятельный духовный авторитет Аллама Али Курани заявил, что данное судебное решение является политическим суицидом для властей Саудовского Королевства. Он выразил убеждение в том, что в течение десяти лет ваххабизм как религиозное течение будет уничтожен. Говоря о приговоре шиитскому шейху, иранский духовный авторитет отметил, что «данный образ мыслей в ближайшее время приведет к гибели этого течения» (то есть ваххабизма).

Помимо этого, прозвучало высказывание одного из великих иранских аятолл, Макарема Ширази, сделанное им во время лекции в Большой Мечети Кума: «Саудовская Аравия должна принять к сведению, что если приведет в исполнение смертный приговор, то вызовет гнев и ярость шиитов и свободолюбивых суннитов и дорого за это заплатит».

Сейчас можно сказать, что, почти вне зависимости от дальнейшей судьбы самого приговоренного шиитского богослова, произнесенные им слова уже состоялись как политические заявления. Они неизбежно будут жить своей жизнью и иметь своих последователей. Это, без сомнения, хорошо понимают власти Саудовской Аравии. И допускают, что за «арабской весной» вполне может наступить «аравийская зима». Тем более, что мысль о Саудовской Аравии как о неправедном государстве посещает отнюдь не только представителей наиболее радикальной части шиитского мира.

Оказывается, на Ближнем Востоке есть сообщество, которое разделяет негативный взгляд на саудовское государство и позволяет себе по отношению к Эр-Рияду столь категоричные высказывания, каких не допускал еще никто. И это... «Исламское государство»‌*, действующее в Ираке и Сирии.

Саудовскую Аравию принято считать одной из сил, причастных к созданию «Исламского государства‌* Ирака и Леванта». Что следует подразумевать, говоря о такой причастности? Как минимум то, что Саудовская Аравия оказывала, например, важную финансовую и кадровую помощь в формировании и обучении сирийской оппозиции за пределами Сирии. А именно эта оппозиция, превратившись в международную, существенно усилила кадровый состав «Исламского государства»‌* (ИГ).

Указанный пример является частью следующей масштабной картины: не одно десятилетие Саудовская Аравия покровительствовала суннитскому международному моджахедскому движению в различных регионах исламского мира. А весь ход развития этого движения привел к тому, что сегодняшнее ядро моджахедизма являет собой ультра-халифатистское «Исламское государство»‌*, отрицающее всё прежнее устройство Ближнего Востока целиком. А значит, и Саудовское государство как его религиозно-политический центр. Спрашивается, как должен отнестись Эр-Рияд к такому сокрушительному результату своей сорокалетней политики пестования моджахедизма?

Надо сказать, что корректировка саудовской политики относительно процессов в Сирии происходила с начала 2014 года. До этого Саудовская Аравия активно финансировал вооруженную оппозицию Асаду (в том числе будущее ИГ) и поощряла отправку в Сирию боевиков (в том числе и собственных граждан). Но как только группировка ИГ стала противником оппозиционной «Свободной сирийской армии», отношение к ней саудовцев кардинально изменилось.

В марте 2014 года Саудовская Аравия включила ИГ в список «террористических организаций». И — закономерным образом получила скорый ответ от «Исламского государства»‌*. В июне 2014 года один из лидеров «Исламского государства»‌* Абу Тураб аль-Мудагасси заявил на своей странице в твиттере о намерении исламистов... разрушить Каабу (!). Конкретно аль-Мудагасси написал следующее: «Люди посещают Мекку не для того, чтобы молиться. Они занимаются идолопоклонничеством в Мекке. Клянусь Аллахом, если мы достигнем Саудовской Аравии, разрушим Каабу».

Помимо такого — более чем оскорбительного и угрожающего для святынь Мекки и Медины — выпада, появились исходящие из турецкой прессы сведения о том, что ИГ планирует захватить город Арар в Саудовской Аравии и оттуда начать дальнейшие военные действия на территории страны. После этого не удивительна предельно жесткая реакция саудовских пограничников на попытку группы боевиков ИГ 5 января 2015 года напасть на погранпост и пересечь саудовскую границу.

Где произошла атака? Возле города Арар недалеко от иракской границы. То есть там, где и было обещано. Именно после этого саудовские власти и пришли к выводу о необходимости строительства стены на саудовско-иракской границе длиной в 900 км. Но помогут ли стены при таких обстоятельствах?

Кроме того, всё вышеописанное происходит в контексте произошедшей в конце января сего года кончины 90-летнего саудовского короля Абдуллаха ибн Абдул-Азиза Аль Сауда и перехода монаршего престола к наследнику — Салману ибн Абдул-Азизу Аль Сауду.

Однако основным, совершенно неслыханным, контекстом этих событий является, конечно, прозвучавшая летом 2014 года угроза святыне всего мусульманского мира. Эта угроза привносит в религиозно-политические катаклизмы ближневосточного мироустроительного процесса отчетливое эсхатологическое звучание. То есть вынуждает весь мусульманский мир задуматься о признаках конца времен.

Мусульманские электронные СМИ всё чаще вспоминают следующее высказывание Пророка Мухаммада, со ссылкой на свидетельство сподвижника Пророка Абу Хурейру: «Святость Каабы нарушат только сами ее почитатели. Когда же это произойдет, то арабов постигнет ужасная погибель. Затем придут эфиопы и разрушат Каабу до основания, после чего она никогда уже не будет отстроена заново. Им же достанутся ее сокровища».

Среди хадисов, преданий о высказываниях Пророка, можно увидеть слова: «Передают со слов «Ибн Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Я будто (воочию вижу) его — черного (человека) с широко расставленными ногами, который выламывает (из Каабы) камень за камнем».

Подобные строки священных текстов столетиями определяют предельно серьезное отношение мусульман к любой попытке разыграть их святыню, как карту в политической игре.

Очевидно, что для каждого мусульманина за вышеописанной коллизией стоит не просто угроза трагического геополитического передела региона, а эсхатологический вопрос о судьбах исламской цивилизации. И именно этот вопрос, по-видимому, начнет всё более определять поведение сил, задействованных в ближневосточном мироустроительном конфликте.

  • «Исламское государство»‌* (ИГ/ИГИЛ‌*/ISIS‌*/ Daesh‌‌* — ДАИШ‌*) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.