19
сен
2020
  1. Война идей
От редакции / Газета «Суть времени» /
Юнна Мориц — известная русская поэтесса, чья поэзия переведена на все европейские языки, лауреат многих литературных премий, в том числе премии А. Д. Сахарова «За гражданское мужество писателя». О себе Юнна Петровна говорит, что занимается спасением «чувства собственного достоинства российского человечества». Юнна Мориц ответила на вопросы редакции газеты «Суть времени», комментируя ситуацию с конкурсом по «ре-использованию» Мавзолея Ленина.

Идет масштабная десакрализация, то есть уничтожение всего священного

Корр.: В положении о конкурсе сказано, что Ленина когда-нибудь вынесут из Мавзолея. И сейчас объявлен конкурс проектов по «ре-использованию» в будущем Мавзолея. В комиссию конкурса проектов приглашены 10 человек, в том числе министр культуры Ольга Любимова. Как Вы можете охарактеризовать это действие?

Юнна Мориц: Кто эти люди, которые приглашены в жюри? В комиссию конкурса войдут те, кто не знаком с мировой культурой, с памятниками Всемирной истории?.. Тема «ре-использования» Мавзолея не может обсуждаться в принципе! Это всё равно что обсуждать тему «ре-использования» египетских пирамид в каких-то других целях и выноса мумий, которые там захоронены. Это понимают все люди, которые обладают хотя бы самым маленьким масштабом культурных знаний.

Корр.: То есть обсуждать данную тему в том ключе, в котором ее преподносят, — это неправильно и некомпетентно?

Юнна Мориц: Нет, это не просто неправильно. Это демонстрация абсолютного бескультурья, как если бы эти люди никогда не учились в 7-м классе средней школы. Абсолютное бескультурье — помыслить, что египетские пирамиды можно как-то «ре-использовать».

А Мавзолей Ленина относится к памятникам такого же масштаба.

Это наша с вами история, какой бы она ни была. И люди, мумии которых захоронены в египетских пирамидах, абсолютно точно не были замечательными безгрешными людьми. Они участвовали в войнах, истребляли народы. Это история. Она трагична, с какой-то стороны она может быть ужасна, кошмарна, но это — История, и ее надо знать и уважать. Иначе она мстит катастрофами.

История — это не магазин, не лавочка! Меня вообще поражает бескультурье людей, которые взяли на себя ответственность решать такие проблемы. У них полностью отсутствует масштаб знаний мировой культуры, мировой истории. Взять хотя бы знаменитую книгу, автор которой — Гай Светоний Транквилл, «Жизнь двенадцати цезарей». Там на кого ни глянь — преступники, убийцы, дегенераты, идиоты, но это — История. В истории каждой страны есть великие люди, про которых можно сказать всё то же самое. А всё вместе — это Всемирная история. Она трагична, она ужасна, она местами кошмарна, а где-то она просто преступна. Но она такова.

Не надо заниматься самоубийством, уничтожая историю страны. Вокруг нас все возрождают фашизм, а мы изо дня в день занимаемся самоубийством, уничтожая нашу историю. Воюя с нашей историей, мы убиваем наше самосознание, убиваем культуру. Мы каждый день что-нибудь убиваем. И больше никто этим не занимается.

Вокруг нас все небольшие страны: Польша, Литва, Украина — без конца занимаются возрождением русофобского нацизма с целью уничтожения России. А мы занимается убийством своей истории, культуры и самосознания, помогая им в деле уничтожения нашей страны.

А я занимаюсь тем, чтобы мои читатели, которых очень много (на моем официальном сайте 6 800 000 посещений, плюс к тому — десятки тысяч подписчиков и друзей на моих страницах в соцсетях), получали от меня противоядие от этого совершенно чудовищного русофобского насилия над нашей психикой и распространения яда самоубийства по всей стране и по всем мозгам.

Все эти люди, которые приглашены в комиссию по Мавзолею, пусть лучше займутся проблемой медицины, а не «проблемой Мавзолея»! У нас была сильная медицина, которая сейчас настолько оптимизирована, что теперь мы вынуждены разыскивать старых врачей, которые уволены «оптимизаторами», и лечимся у них. Потому что это — опытные врачи, знающие, как жили люди нашей страны — именно нашей страны, и знающие, чем они болели и чем лечились.

А «ре-использование Мавзолея» — это совершенно сумасшедшая проблема, которая придумана специально, чтобы люди сходили с ума.

Корр.: То есть прямым следствием поругания нашей общей истории является возрождение нацизма в мире?

Юнна Мориц: Самое ужасное даже не столько возрождение нацизма, сколько демонизация нашей страны и демонстрация наших культурных, умственных способностей на уровне дикарей, которые не понимают, что египетские пирамиды с их мумиями нельзя потрошить.

Корр.: Союз архитекторов России заявил, что Ленин лежит в самом сердце страны, которая осознала исторические ошибки прошлого. Как Вы оцениваете данное заявление?

Юнна Мориц: К архитектуре все это «пропагандонство» не имеет никакого отношения. Это политическая акция. Какое отношение она имеет к архитектуре?

Моя сестра была архитектором. Она строила промышленные здания и жилые дома и следила за тем, чтобы они не валились на голову людям, а не занималась построением русофобского мракобесия.

Мавзолей Щусева — гениальное произведение архитектуры. А то, чем занялся сейчас Союз архитекторов, — это типичное и очень скверное политическое мероприятие, — «пропагандонство». Вот и всё.

Корр.: Что вы думаете об ответственности деятелей культуры за то, что творится с Мавзолеем Ленина в последние 30 лет? Этот конкурс нарушает в том числе и обновленную Конституцию России.

Юнна Мориц: Вы знаете, хотя я часто пишу «лирику сопротивления», я все-таки занимаюсь не политикой, ни в коем случае. Я занимаюсь защитой самосознания российского человечества.

Вот с точки зрения нашего самосознания, которое изнутри страны уничтожается, давится, травится, губится и кромсается, я работаю как противоядие. Я спасаю чувство собственного достоинства российского человечества, к которому относятся все национальности нашей страны. Народ нашей страны состоит из более чем 100 народов. И я занимаюсь психологической защитой нашего российского человечества. И наше российское человечество совершенно не обязано заниматься какими-то ложными проблемами Союза архитекторов, который должен строить.

Корр.: Что Вы можете посоветовать гражданам России в связи с тем, что Союз архитекторов снова поднял тему Мавзолея?

Юнна Мориц: Учиться, читать всемирную историю, всемирную литературу и заниматься расширением своих знаний. Это никогда не поздно. Ведь только знающим всемирную историю и литературу нельзя подсунуть измену под видом перемен. Есть огромная разница между изменами и переменами. И мне фальшивку подсунуть невозможно, потому что я очень давно занимаюсь культурой, литературой, живописью, музыкой, историей.

Корр.: С точки зрения Вашего опыта, то, что сейчас происходит с Мавзолеем, — это больше безграмотность чиновников или сознательное действие с определенной целью?

Юнна Мориц: Сознательное действие с определенной целью. И целей здесь много, и множество средств. Во главе всего стоит десакрализация священных смыслов нашей истории, священных смыслов нашей культуры и священных смыслов российского человечества. Идет масштабная десакрализация, то есть уничтожение всего священного.

Они таким же образом «разоблачали» Блока. Писали, что вместо него сочиняли какие-то шесть человек. Потом они разоблачали Ахматову. Потом они разоблачали Цветаеву. Потом они разоблачали Мандельштама. Мне доводилось эти разоблачения множество раз находить в интернете. И я изобрела такой жанр, который называется «Мгновеники». Я всегда и мгновенно выступаю в защиту своих собратьев и сестер, которые давно в иных мирах, но для меня все они живы!

Кто занимается нападением на наши священные смыслы? Те люди, которых я в последних стихах назвала «путинцами». Почему я их называю «путинцами»? «Путинцами» я называю людей, которые за счет бесконечного поливания Путина грязью, за счет бесконечного употребления его имени в негативном контексте, зарабатывают бешеные деньги, премии, славу — как внутри страны, так и снаружи. «Путинцы» — это Быков, это Шендерович, вся «либеральная оппозиция», где никто не является либералом. Они — классические паразиты, которые паразитируют на имени Путина. И, поминая его имя миллионы раз, они являются «путинцами», но называют «путинцами» они тех людей, которые этим паразитизмом не занимаются.

Я человек очень оригинальных взглядов. И взгляды мои оригинальны тем, что в мироздание моих ценностей никакая фальшивка не пройдет.

Корр.: Все, кого вы назвали «путинцами», вписаны в постсоветскую интеллигенцию, кто-то из них является диссидентом с большим стажем.

Юнна Мориц: Кто их вписал? Их вписала старая коробка из-под ксерокса, в которой переносили западные деньги для проплаты выступальщиков на выборах Ельцина и его друзей «ельциноидов».

Я человек свободный, никогда не состояла ни в каких партиях. И для меня мой внутренний мир огромней, чем вся эта компания, которая выдает себя за «новых классиков» и десакрализирует всю историю России, считая нашу страну и народ отбросом всемирной истории.

У меня замечательная судьба в литературе: при советской власти меня считали антисоветским поэтом. Боялись, что я сбегу на Запад. А при антисоветской власти они меня называют советским поэтом и мечтают, чтобы я сбежала на Запад.

Сейчас быковы и шендеровичи пишут, дышат, постоянно обсуждая, есть ли у меня деменция или нет?.. Мне это нравится — очень!

Корр.: Я, собственно, к чему говорю. Есть же отдельные представители интеллигенции, которые остались верны своим идеалам. Правда, таких людей осталось очень мало.

Юнна Мориц: Знаете, когда нас очень мало — это на самом деле очень много. Вы должны учитывать, что Мы — это имя.

Корр.: Согласен. Но что бы Вы посоветовали всем тем, кто остался верен своим идеалам и ценностям? Ведь тех, кого можно причислить к «почвенникам» или к «национальной интеллигенции», очень мало. И они разобщены.

Юнна Мориц: Работать! Каждому работать в своей области, бесконечно развиваясь, бесконечно находя возможности для углубления своих знаний, потому что знание — сила!

Я была в древнегреческом городе, имя его — Эпидавр, там есть древний театр. Там изначально была сделана такая акустика, чтобы во всех местах этого огромного театра под открытым небом, без крыши, было слышно, как бьется сердце актера на сцене.

В классической древнегреческой трагедии были два персонажа: Герой и Вестник. Вестник прилетал и рассказывал, что дальше будет с Героем: как он будет сражаться и как он погибнет. И всё равно людям было жутко интересно смотреть, когда выходил Герой, который сражался и погибал, как предсказывал Вестник. В конце они с Вестником выходили вдвоем и кланялись.

Понимаете, меня интересуют проблемы масштабного мышления, которые делают мою поэтику и мое поэтство более масштабными, чем те персонажи, которые присутствуют у нас в литературе — здесь и сейчас.

Для меня важно, чтобы Вы понимали, что бывают другие пространства, другие объемы, в которых высота и глубина сходятся в одной точке.

Подробнее с творчеством поэтессы Юнны Мориц, касающимся множества острых и злободневных тем, можно ознакомиться на ее сайте: http://www.owl.ru/morits/index.htm

Юнна Мориц
МорицЮнна
Юнна Мориц
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 395