logo
Статья
  1. Классическая война
  2. Война в Афганистане
Интервью с участником боевых действий в Афганистане, полковником запаса, кандидатом философских наук Владимиром Литвиненко.  Награжденным орденом Красной звезды и медалями.

«При нас в Кабуле троллейбусы ходили». Участник войны в Афганистане

СССР в АфганистанеСССР в Афганистане
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Войну в Афганистане Литвиненко встретил курсантом. Службу в Афгане проходил с июня 1988 и вплоть до полного вывода войск в 1989 году. Был участником боевых действий: проводка колонн, выполнение операций в горах и пр. Служил старшим лейтенантом, командиром парашютно-десантного взвода 350-го гвардейского парашютно-десантного полка, вошедшего в историю как «полтинник».

В.Л.: Ввод войск в Афганистан воспринимался как важное событие, все понимали, что рано или поздно там окажутся. Был даже какой-то подъём. Понимали, правительство приняло решение, мы будем выполнять. А куда деваться?

Пока учились было интересно, как там наши ребята. Зачитывали письма от ребят старших выпусков.

Корр.: Вам пришлось служить в самый разгар перестройки. Отражалось ли данное обстоятельство на обстановке в армии на тот момент?

В.Л.: В Афгане этого не ощущалось. Мы чувствовали, что за нами стоит великая держава. Это придавало сил и грело душу. Перестроечные же события свалились на нас, уже когда мы вернулись обратно.

Наше подразделение было выведено в Белоруссию и отношение к нам простых жителей было очень хорошее. Относились все с пониманием.

За счет антивоенной пропаганды очень сильно отношение к афганцам и в целом к военным изменилось чуть позже в 90-е годы, в особенности в 91-м и 92-м годах. Уже когда война была признана Верховным советом ошибкой. Смотрели на нас косо. Вспомните знаменитую фразу: «Мы вас туда не посылали», по тем временам почти мемом стала.

Но это уже 90-е, а вот когда мы вышли, отношение было самое наилучшее.

Корр.: Многие до сих пор утверждают, что война в Афганистане была ошибкой.

В.Л.: Я не считаю, что это была ошибка. Военные задачи мы там выполнили. И ситуацию можно было дожать. В том числе и чисто военным путём.

И достижения явно были. Тот же режим Наджибуллы продержался почти два года без поддержки СССР.

Отказ от поддержки Наджибуллы был решением политическим. Армия за это ответственности не несет. В ходе войны мы не потерпели ни одного крупного военного поражения. Да, были потери, теряли своих друзей, почти 15 тысяч. Но это за 9 лет. Что не сопоставимо с потерями американцев во Вьетнаме. Это не сопоставимо.

Мы забываем, что в стране шла ожесточенная гражданская война, приводившая к гибели большого числа мирных жителей.

В то же время при нас в Кабуле троллейбусы ходили. Посмотрите на кадры Кабула сейчас, там всё разбито. Тогда заводы работали, школы работали, детские сады и кинотеатры. Всё это было.

Корр.: Во многом при поддержке Советского Союза.

В.Л.: Но они и сами что-то делали. Афганистан был не настолько беспомощен, как это пытаются сегодня показать, что он только на наших штыках держался.

Всё-таки контингент был достаточно ограничен. Афганская армия тоже что-то делала. И делала неплохо. Хотя мы скептически воспринимали боеспособность афганской армии, в особенности по сравнению с нами, но армия Афганистана в целом справлялась со своими задачами. В основном-то они страну держали, а не мы.

Конечно, у них были свои трудности, но режим Наджибуллы был вполне жизнеспособен.

Корр.: Сегодня принято проводить параллели между войной в Сирии и Афганистане.

В.Л.: Во-первых, это две больших разницы. В Сирии действует ограниченное количество наших военнослужащих. Один полк авиации всего. А в Афгане была полноценная армейская группировка усиленная. Там стояла сороковая армия, 103-я отдельная воздушно-десантная дивизия, 345 отдельный воздушно-десантный гвардейский полк и части обеспечения. Это была очень солидная группировка, которая могла решать серьезные задачи.

Корр.: Одна из главных причин ввода войск в Афганистан состояла в том, что США и их союзники начали создавать в стране террористические исламистские группировки, которые в дальнейшем должны были действовать на территории Советского Союза в Средней Азии.

В.Л.: Основная задача наших войск в Афганистане была защита южных рубежей СССР. Собственно, после вывода войск и падения Наджибуллы исламизм и перекинулся в Таджикистан, Узбекистан и другие среднеазиатские республики.

В этом отношении ситуация с Сирией зеркальная. Запад не изобретает велосипед, пока старая схема работает.

Во время войны в Сирии сказался опыт, полученный в Афганистане. Эта военная операция показала самым наглядным образом, что мы умеем извлекать уроки из своих ошибок.

Корр.: Спустя 30 лет, сегодня, что особенное могли бы Вы рассказать нашим читателям.

В.Л.: Самое главное чувство, которое мы вынесли из Афганистана — это фронтовое братство, которое сохраняется до сих пор. На днях буквально полк наш собирался, приехало почти 500 человек. Отмечали день вывода. Организовали встречу. Со всего бывшего Союза приехали. И с Узбекистана, и с Украины и с Белоруссии люди были.

Мы помним друг друга, поддерживаем по мере сил, встречаемся. У меня в роте было 26 национальностей.