logo
Отклик
/ Марина Александрова
Как сказал Сергей Кургинян, психология в условиях поражения становится вопросом политическим

Переломная Школа переломного времени

Перед занятиями на Летней школе «Сути времени». 2018Перед занятиями на Летней школе «Сути времени». 2018

Когда перемены оказываются действительно назревшими, они проявляют себя воочию. Восьмая Летняя школа «Сути времени» разительно отличалась от предыдущих — это стало ясно уже со второго дня. Не только Школа, но и каждый ее день начинался с общего построения, а расписание уплотнилось, и из него исчезло послеобеденное «свободное время».

Военизированная упорядоченность бывает разной. Иногда это просто «игра в солдатики» — с воспитательной, как в детских лагерях, или собственно игровой, «ролевой» целью. В последнем случае это форма без содержания, даже более того — форма, содержание которой внутренне насмехается над ней и ее отрицает, форма «превращенная». В построениях на Школе игровой элемент отсутствовал с самого начала. Изначально они соответствовали вполне практической цели — в программе всех летних школ в Александровском существуют специальные дни для интенсивных физических упражнений, и школьники делятся на взводы для коллективного прохождения спортивных занятий. Раньше взводы строились накануне спортивных дней — для большего сплачивания и решения организационных вопросов. Для тех, кто уже бывал на Школах, ежедневные построения после завтрака перед началом первой лекционной сессии стали новинкой. Впервые они не были связаны со спортом — уже с третьего дня школьники строились не по спортивным взводам, а по бригадам, работа в которых шла весь год. Нацеленность именно на серьезную коллективную работу, а не на учебу или тренировку — сколь угодно интенсивную — вот что было заметно с самого начала. Нет, время для учебы не закончилось, человек вообще учится всю жизнь, да и деятельность членов движения не прекращалась все эти годы, но явственно настало время сделать решительный шаг от подготовки к переходу на качественно новый уровень работы — к этой прорывной работе. А прорыв — настоящий, а не декларативный (деклараций о прорыве в последнее время в России слышится множество), предполагает в том числе и совершенно новый внутренний настрой, и совершенно новую внешнюю организованность.

Это предполагает и переосмысление самого понятия «свободного времени». Вообще, мы часто не очень задумываемся о расхожих, обиходных понятиях. «Свободное время», «отпуск», если задуматься, предполагают некие отношения несвободы и место, где кого-то держат, но иногда отпускают. Даже если человек работает на любимой работе, он все равно иногда просит «отпустить» его с нее для отдыха и решения личных житейских дел. То есть работа — это как бы одно, а жизнь человеческая, в которую человека «отпускают», — другое. В наше время чаще всего все обстоит именно так, и «свободное время» — это действительно краткое время свободы для себя от «барщины на дядю», на тот самый вездесущий «ларек», о котором много говорилось на Школе.

Но жизнь сутевца едина и не делится на отрезки подневольности и свободы. Каждый свободно пришел в движение и свободно в нем пребывает и работает. Свободно — не значит как «свободный художник», но даже подчинение дисциплине тоже свободно, то есть полностью осознанно. Потому и понятие «свободного времени» оказывается в контексте Школы, да и жизни сутевца в целом, неким чужеродным элементом. Это скорее работа ради денег является своего рода временем, вынужденно свободным от основной деятельности по спасению и благому переустройству Родины и всего человечества. Такой подход был внятно заявлен на Школе. Окончательная расстановка приоритетов (вовсе при этом не предполагающая поголовный переход на коммунарское бытие и тем более маргинализацию или наплевательское отношение к семье и быту) — один из важных итогов этих насыщенных двух недель.

Еще одной яркой приметой новизны стала культурная программа Школы. Практически все школьники смогли посмотреть фильм Рона Ховарда «Нокдаун» — о преодолении человеком сломленности и о воле к победе вопреки всему, — прослушать концерт классической фортепианной музыки и увидеть два совершенно новых спектакля театра «На досках» — «Зерна» (была показана часть спектакля) и «Пастырь», почти все роли в которых сыграли молодые коммунары. Первый спектакль, поставленный по мотивам «Военного летчика» Антуана де Сент-Экзюпери всего за 20 дней, говорит примерно о том же самом, что и «Нокдаун» — о путях возрождения даже не из праха, а из слизи поражения, о том, как выжечь в себе страх смерти и отчаяние, которое еще губительнее, чем страх смерти. Россия XXI века находится в ситуации еще более страшного поражения, чем Франция, растоптанная и сдавшаяся после «странной войны», потому что Россия не просто сдалась врагу, а предала сама себя и тот великий исторический Проект, который был ее миссией. Спектакль «Пастырь» посвящен мистериальному исследованию глубинных культурных влияний и поворотных событий жизни, которые сформировали личность человека, известного Истории как Иосиф Сталин. Московские коммунары не только сыграли в спектакле, они создали коллективную монографию о жизни Сталина, с которой познакомили всех собравшихся. Это уже вторая коллективная монография, созданная сутевцами, первой была книга «Украинство — кем и зачем оно сконструировано», созданная коммунарами Александровского и имевшая достаточно широкий резонанс.

Все эти события не были ни чем-то сугубо культурно-просветительным (и уж тем более «отдыхательно-релаксирующим») в промежутке между лекциями и собраниями, на которых обсуждались рабочие вопросы. Это даже не вполне было отчетом коммунаров перед Школой, хотя проделанный ими под руководством Сергея Ервандовича Кургиняна труд задал планку, на которую следует равняться остальным. Они были способом повлиять на психологическое состояние сутевцев, сформировать в их внутреннем мире горячее ядро, призванное в будущем переплавить и сделать цельными поврежденные адаптацией к «ларечной жизни» личности людей, воспитанных в условиях страшного поражения. Как сказал Сергей Кургинян, психология в условиях поражения становится вопросом политическим. Разумеется, никакие временные воздействия не могут заменить качественно новой организации повседневной жизни движения и переустройства жизни каждого его члена. Каждому сутевцу необходимо в самый короткий срок резко поднять свой культурный уровень, интегрировать русскую и мировую культуру в себя, сделав точкой опоры для качественного рывка. Причем вольготного времени на самообразование нет, культурно расти необходимо в процессе работы и борьбы. Такая задача непосильна для одиночек («Человек один не может ни черта»), прорыв — не только в освоении культурного наследия человечества, но и в деятельности — можно совершить только коллективно. Еще более плотные товарищеские отношения в коллективах — вот одна из главных задач на следующий год.

Летняя школа 2018 года — событие поворотное. Иным оно и не могло быть, учитывая весьма грозную политическую обстановку. Реагировать — и реагировать быстро и решительно — приходится не только на «горячие» внешние угрозы, такие как война в Донбассе или на проникновение в нашу страну разрушительных западных веяний вроде ювенальной юстиции. Теперь самоубийственные и угрожающие существованию самой российской государственности шаги предпринимает и российская власть. Речь не о том, чтобы спасать власть от ее собственной глупости, больше похожей на предательство, а о том, чтобы спасти Россию от «Перестройки-2», после которой поднимать из руин будет нечего и «подниматься с колен» некому. Такое деяние сродни чуду, а чудотворцы не могут внутренне и внешне походить на обычных полурасслабленных и полурастерянных россиян, даже неглупых и симпатичных. Чтобы разговоры о новом человеке грядущего не превратились в очередные лопнувшие мечты, нужно стать новыми людьми уже здесь и сейчас.