logo
Статья
  1. Социальная война
  2. Образование в России
Министерство просвещения РФ предлагает больше не учить по специальностям токарь и фрезеровщик, не видя и не хотя видеть реальной ситуации. Об этой инициативе взгляд изнутри.

Ради какого будущего упраздняют токарей и фрезеровщиков?

Громов Геннадий СергеевичГромов Геннадий Сергеевич
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Министерство просвещения РФ посчитало, что уже нет смысла готовить специалистов по многим специальностям и 5 сентября вынесло на обсуждение проект приказа о пересмотре содержания перечня направлений подготовки в профобразовании.

Если нормативный документ будет принят, то с 1 января 2021 года прекратится прием на обучение по девяти профессиям: наладчик контрольно-измерительных приборов и автоматики, автомеханик, мастер отделочных строительных работ, слесарь, фрезеровщик-универсал, токарь-универсал, станочник (металлообработка), оптик-механик, лаборант-аналитик. Однако, помимо этого, в перечне указаны еще 23 специальности, среди которых технология машиностроения, аналитический контроль качества химических соединений, механизация сельского хозяйства и другие.

Изменения происходят с целью модернизации среднего профессионального образования. Сейчас в стране реализуется федеральный проект «Молодые профессионалы», в рамках которого во всех регионах обновляется инфраструктура колледжей. Так, к 2024 году планируется, что появится свыше 5000 мастерских, оборудованных по современным стандартам, включая стандарты WorldSkills (международная ассоциация, целью которой является повышение статуса и стандартов профессиональной подготовки и квалификации, популяризация рабочих профессий, — прим. ИА Красная Весна).

Своим мнением относительно данной инициативы поделился преподаватель промышленно-правового колледжа города Александрова (Владимирская область) по специальностям программирование на автоматизированном оборудовании и управление автоматизированным оборудованием Геннадий Громов в интервью ИА Красная Весна.

Корр.: Геннадий Сергеевич, как вы оцениваете предложение Министерства просвещения перестать готовить специалистов в деле токарно-фрезерной обработки? Вероятно, авторами инициативы предполагается, что в скором времени весь станочный парк в России будет состоять из станков с числовым программным управлением (ЧПУ) и специалисты по упраздняемым профессиям будут не нужны. Как, по вашему мнению, действительно ли скоро востребованность в токарях и фрезеровщиках исчезнет?

Геннадий Громов: Я считаю, что это очередная глупость чиновников, которые сидят в министерствах и не видят «земли».

Станок с ЧПУ в каждом каком-нибудь ЖЭКе не поставишь. И для того, чтобы выточить одноразовую простую втулку, станок с ЧПУ покупать накладно. Явно, что на эту втулку управляющая программа составляться не будет, а делать её в ручном режиме на станке с ЧПУ это очень сомнительная затея.

Тем более, тогда надо предполагать, что у нас в каждом ЖЭКе будет присутствовать специалист, умеющий обращаться со столь сложным оборудованием. И интересно, а откуда они возьмутся для всей страны?

Станки с ЧПУ хороши, когда нужно поток «гнать». Или нужно изготавливать детали со сложной геометрией и высокими допусками (требования к точности размеров, — прим. ИА Красная Весна). А делать что-то единичное, простое — смысла никакого нет.

Так что, я думаю, фрезеровщик, токарь-универсал, сохранят свои позиции на рынке труда в ближайшем будущем, пока еще обычные станки будут встречаться на местах. Простые, надежные, не требующие специального ухода. Пришел, включил, сделал и, довольный ушел.

Корр.: Вы уже не первый год готовите студентов к участию в WorldSkills, сами стали в этом году призером Всероссийского II национального чемпионата «Навыки мудрых», проводимого по стандартам WorldSkills — способно ли движение в этом направлении удовлетворить нужды промышленности России в операторах станков с ЧПУ?

Геннадий Громов: Затрудняюсь я сказать — удовлетворит, не удовлетворит. Таких людей, которые участвуют в этих программах, в самих национальных чемпионатах — их единицы. А студентов, которые учатся в колледжах, — сотни тысяч. Чтобы эти сотни тысяч подтянуть до такого уровня, я не знаю, что надо сделать. Для этого кучу денег надо ввалить в это дело, но и дело даже не в них, а в специалистах, которые смогут готовить студентов по этим направлениям. Их в масштабе страны просто нет.

Да и нужд-то на самом деле нет. Где они нужны — операторы станков с ЧПУ? В малом или среднем бизнесе, за который ратует наш премьер? Да у них денег не хватит для внедрения столь сложного оборудования. И задачи, которые они решают в большинстве случаев, — это быстро срубить бабки и свалить куда-нибудь. Заводы, где это было нужно, к сожалению, банкротят, закрывают.

На моем родном Александровском радиозаводе еще в советское время уже было порядка сорока фрезерных станков с ЧПУ и двадцати токарных. Сейчас здесь торгово-развлекательные центры. Во Владимире за последний год закрыли Тракторный завод и завод «Точмаш». Видимо, еще ТРЦ скоро откроются. Не говорю уже за всю Россию.

Но, может быть, какие-то и даст результаты. Но это очень дорого. Допустим, станок, на котором проходит конкурс, стоит многих миллионов. Разве может себе позволить какой-нибудь нищий бюджетный техникум такое оборудование? А тем более, я уж не знаю, почему так случилось, что все это движение WorldSkills (в направлении токарно-фрезерной обработки, — прим. ИА Красная Весна) узурпировала компания Siemens со своей системой (управления станком, — прим. ИА Красная Весна) Sinumerik. Вот у тебя нет в техникуме Sinumerik, а есть какие-то другие системы — FANUC, отечественная БАЛТ-систем — и даже если ты соображаешь что-то, то ты стопроцентно не сможешь ничего завоевать на станках под управлением Sinumerik, потому что там есть отличия.

Корр.: В рамках идущих процессов в средне-профессиональном образовании, какое вы видите его будущее?

Геннадий Громов: Будущего, к сожалению, я никакого не вижу. В данный момент это просто бюджетная кормушка.

Раньше техникум готовил руководителей среднего звена, сдавать экзамены нужно было, был отбор при поступлении. Сейчас сюда берут вообще всех, у кого есть аттестат на руках, даже двоечников. И вот, что мне интересно, эти двоечники, которых даже в десятый класс не приняли, заканчивают техникум с красными дипломами, и некоторые остаются здесь на преподавательскую работу. Люди моего поколения ходят, чешут голову и недоумевают — как же такое может быть.

Почему я не вижу будущего — потому что всё со школы идет. В школе бардак. ЕГЭ. Черчение упразднили. Теперь чертежи для студентов как филькина грамота. Они не могут понять элементарное — какие размеры, что первостепенное, что нет, да и просто нет знаний самих основ, например, что такое диаметр и сколько в нем радиусов.

Абитуриенты приходят вообще неграмотные. Спрашиваешь, про теорему Пифагора, и, соответственно, кто это такой, они говорят, что это позывной советского разведчика — видимо, путают со Штирлицем. А спросишь про тангенс, говорят, что это вообще писатель. Не буду говорить, какой национальности. И что можно сделать с такими учениками, у которых просто нулевые знания?

Опять же проблема с преподавательскими кадрами. Главное здесь зарплата. Какой грамотный специалист пойдет учить за такую зарплату? Только фанат или… умолчу, лучше. Мне никто не верит, что у меня зарплата 6 тысяч — вот трудовой договор, сфотографируйте на память. 6373 рубля + доплата до МРОТ.

Так и получается, что из техникума учебное заведение превращается в богадельню для пенсионеров, которым уже ничего не нужно, и для «молодняка», который не будет нужен никому.

Корр.: Что, по вашему, необходимо сделать, чтобы переломить негативную тенденцию?

Геннадий Громов: Надо розовые шоры снять. А то у нас одно обилие щенячьих восторгов про мнимое будущее при полном игнорировании настоящего.

А если конкретно, то самое первое, что нужно сделать — это отменить подушевое финансирование. Получается, что набирают студентов — лишь бы были. Чтобы направление сохранить, чтобы денег больше было. А кто придет и что с ними делать — это никому не интересно.

Потом обязательно ввести вступительные экзамены. Вот вам свежий пример. Студент делил на два число 17: «Геннадий Сергеевич, восемь. А нет, подождите… Восемь это мало. Тогда — девять! А нет, девять это много. Сколько же тогда»? И что я с ним должен делать? Учить делить в столбик? Зачем таких брать? Лучше остаться с двумя, но действительно из них сделать специалистов, которые будут востребованными. Но два это гораздо меньше двадцати пяти (минимальное количество студентов в группе, при котором на нее выделяется полное финансирование, — прим. ИА Красная Весна).

Понятно, что все со школы идет. Если в школе дети не привыкли работать — студенты они точно такие же. На лекцию приходят — я им говорю: «Тетрадки есть»? — «Нету»; «Ручки есть»? — «Нету». «А вы что тогда сюда пришли, как в колхозный клуб на лекцию заезжего лектора из общества „Знание“? Еще семечек вам тут не хватает», — говорю.

Нужно вернуть возможность отчисления. Чтобы как раньше — сессию не сдал — свободен. А сейчас есть такие, кто за 4 года «хвостов» по 20 тащат. И спокойны, потому что знают — выгнать из техникума очень сложно. Там нужно кучу пунктов соблюсти, среди которых есть пункт «Наличие согласия самого отчисляемого студента». И вот они знают, четыре года здесь просидят, «корки» какие-никакие дадут, и будет у них образование.

А вообще, те, кто придумывает все эти законы, сидящие в Кремле, Госдуме, Совете Федерации — это люди без стратегического мышления, временщики и, мне кажется, вообще некомпетентные в своих областях. Что в голову приходит, то и лепят без прикидок хотя бы на ближайшее будущее. Как тут не вспомнить Николая Васильевича (Гоголя, — прим. ИА Красная Весна): «Выстроить каменный мост через пруд, а там бы купцы сидели, да крестьянам товары продавали», и потом: «глаза его (Манилова — персонажа в романе Гоголя „Мертвые души“, — прим. ИА Красная Весна) делались сладкими, и лицо становилось самодовольным. Только все эти прожекты оставались одними словами».

Да что тут говорить, вы и сами, наверное, помните. И про удвоение ВВП за десять лет, и стратегия 4«И», и проект 20/20*. Одни слова так и остались, по большому счету.

*Задача удвоения ВВП была поставлена президентом РФ Владимиром Путиным в его обращении к Федеральному собранию в 2003 году.

«4И» (институты, инфраструктура, инновации, инвестиции) — программа развития, представленная в 2008 году первым вице-премьером РФ Дмитрием Медведевым на экономическом форуме в Красноярске.

«Стратегия 2020» — концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года. Утверждена в 2008 году Владимиром Путиным, но на данный момент в существенной степени не выполнена.