21
сен
2021
  1. Война идей
  2. Ученые говорят о коронавирусе
Ольга Николаева / ИА Красная Весна /
Отступление от традиционных научных принципов чревато установлением догм, отказом от сути науки и, что еще хуже, проложит путь теориям заговора

Ученые призвали к открытой дискуссии о происхождении SARS-CoV-2

Рембрандт Харменс ван Рейн. Ученый в своей студии(фрагмент). 1634
Рембрандт Харменс ван Рейн. Ученый в своей студии (фрагмент). 1634
Рембрандт Харменс ван Рейн. Ученый в своей студии (фрагмент). 1634

17 сентября в онлайн-версии журнала The Lancet была опубликована статья под заголовком «Призыв к объективной, открытой и прозрачной научной дискуссии о происхождении SARS-CoV-2». Международная группа авторов этой статьи, по сути, письма в журнал, объясняет, почему статьи, организованные главой Института аллергии и инфекционных заболеваний США Энтони Фаучи и главой EcoHealthAlliance Питером Дашаком и объявляющие конспирологией любые высказывания об искусственном создании коронавируса, являются некорректными и почему необходима дискуссия по этому вопросу.

Отметим, что авторы статьи даже не упоминают, что Фаучи способствовал выдаче как минимум 60 грантов для Уханьского института вирусологии, и Дашак также профинансировал миллионами долларов исследование в Ухане. Они не говорят, что в случае доказательства лабораторного происхождения вируса этим двоим придется отвечать за пандемию. Они предельно корректно разбирают, почему аргументы, «доказывающие» естественное происхождение вируса, некорректны, и необходимы дополнительные исследования.

Авторы статьи призывают к классической научной дискуссии на страницах журналов. И не понятно только, чего они ждали полтора года, когда шла вакханалия затыкания ртов. Отметим, что появление такой статьи в The Lancet означает некий разворот научного мейнстрима в сторону от нарратива «это вирус естественного происхождения, и только сумасшедшие отрицают это».

Авторами статьи являются Жак ван Хелден, Колин Д. Батлер, Гийом Ахаз, Бруно Канард, Дидье Казане, Жан-Мишель Клавери, Фабьен Коломбо, Виржини Куртье, Ричард Эбрайт, Франсуа Гранер, Милтон Лейтенберг, Серж Моран, Николай Петровский, Россана Сегрето, Этьен Декроли и Хосе Халлой. Подавляющее большинство авторов представляет Францию, однако среди них также есть по два представителя США и Австралии и один представитель Австрии.

Ниже ИА Красная Весна приводит полный перевод статьи, за исключением раздела «благодарности». Также убраны сноски на научные статьи, подтверждающие высказывания авторов. Изменена также разбивка по абзацам для удобства чтения.


5 июля 2021 года в The Lancet была опубликована корреспонденция под названием «Наука, а не предположения, важна для определения того, как SARS-CoV-2 перебрался на людей». В письме повторяются аргументы более раннего письма (опубликованного в феврале 2020 г.) тех же авторов, которые заявили о полной поддержке гипотезы о том, что новый коронавирус, вызвавший пандемию COVID-19, возник в дикой природе. Авторы связали любую альтернативную точку зрения с теориями заговора, заявив: «Мы вместе решительно осуждаем теории заговора, предполагающие, что COVID-19 имеет неприродное происхождение». Это заявление заставило прекратить широкие научные дебаты, в том числе среди научных журналистов.

В письме 2021 года не повторяется утверждение о том, что ученые, открытые для альтернативных гипотез, являются сторонниками теории заговора, но в нем говорится: «Мы считаем, что самые убедительные новые, заслуживающие доверия и рецензируемые данные в научной литературе указывают на то, что вирус возник в природе, в то время как предположения о лабораторной утечке источника пандемии не имеют поддерживающих их научно подтвержденных доказательств, опубликованных в рецензируемых научных журналах». Фактически, этот аргумент буквально можно направить в противоположную сторону. Как будет показано ниже, нет прямых доказательств естественного происхождения SARS-CoV-2, и связанный с лабораторией инцидент вполне возможен.

Пока нет научных доказательств, прямо подтверждающих естественное происхождение. Среди ссылок, цитируемых в двух письмах Калишера и его коллег, во всех, кроме одной, просто показано, что SARS-CoV-2 филогенетически связан с другими бета-коронавирусами. Тот факт, что возбудитель COVID-19 происходит от природного вируса, широко признан, но это не объясняет, как он получил возможность заражать людей.

Вопрос о ближайшем источнике SARS-CoV-2, то есть об окончательной редакции вируса и его носителе перед передачей человеку, был прямо рассмотрен только в одном широко цитируемом мнении, которое поддерживает гипотезу естественного происхождения. Но страдает логической ошибкой: он противопоставляет две гипотезы — создание в лаборатории и зооноз — ошибочно подразумевая, что других возможных сценариев нет.

Затем в статье приводятся аргументы против гипотезы манипуляций с вирусом в лаборатории, которые не являются окончательными по следующим причинам. Во-первых, он предполагает, что оптимизация рецепторного связывающего домена для человеческого ACE2 требует предварительных знаний об адаптивных мутациях, тогда как отбор в культуре клеток или на моделях животных приведет к такому же эффекту.

Во-вторых, отсутствие следов систем обратного проектирования не исключает редактирование генома, осуществленное с помощью так называемых бесшовных методов. Наконец, отсутствие ранее известной основы (вируса — прим. ИА Красная Весна) не является доказательством, поскольку исследователи могут несколько лет работать с вирусами, прежде чем опубликовать их полный геном (так это было в случае RaTG13, ближайшего известного вируса, который был собран в 2013 году и опубликован в 2020 году).

На основании этих косвенных и сомнительных аргументов авторы делают вывод в пользу естественного проксимального происхождения. В последней части статьи они вкратце упоминают отбор во время перехода (т. е. эксперименты, направленные на проверку способности вируса инфицировать культуры клеток или модельных животных) и признают документально подтвержденные случаи лабораторных утечек SARS-CoV, но игнорируют этот сценарий, основанный на аргументе о том, что сильное сходство между доменами связывания рецепторов SARS-CoV-2 и панголинов обеспечивает более простое объяснение конкретных мутаций. Однако с тех пор гипотеза о панголинах была отвергнута, так что все рассуждения следует пересмотреть.

Хотя весомые доказательства подтверждают естественное происхождение других вспышек (например, вируса Нипах, MERS и вспышки SARS в 2002–2004 годах), прямые доказательства естественного происхождения SARS-CoV-2 отсутствуют. После 19 месяцев исследований проксимальный предшественник SARS-CoV-2 все еще отсутствует. Ни животное, передавшее вирус от летучих мышей к человеку, ни географический маршрут из Юннани (где были взяты образцы вирусов, наиболее близких к SARS-CoV-2) до Уханя (где возникла пандемия) не идентифицированы.

Более 80 000 проб, собранных на китайских участках дикой природы и животноводческих фермах, не дали ответа. Кроме того, международное исследовательское сообщество не имеет доступа к местам, образцам или необработанным данным. Хотя совместное исследование ВОЗ и Китая пришло к выводу, что лабораторное происхождение «крайне маловероятно», генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус заявил, что все гипотезы остаются в силе, в том числе и о лабораторной утечке.

Происхождение, связанное с исследованиями, является правдоподобным. Необходимо ответить на вопрос: эволюция вируса или внедрение в человеческую популяцию? С июля 2020 года в нескольких рецензируемых научных статьях обсуждалась вероятность происхождения вируса, связанная с исследованиями. Некоторые необычные особенности последовательности генома SARS-CoV-2 предполагают, что они могли возникнуть в результате генной инженерии — подхода, широко используемого в некоторых вирусологических лабораториях.

Или же адаптация к человеку может быть результатом неориентированного лабораторного отбора во время серийного перехода в культурах клеток или на лабораторных животных, включая гуманизированных мышей. Мышей, генетически модифицированных для отображения человеческого рецептора для проникновения SARS-CoV-2 (ACE2), использовали в исследовательских проектах, финансируемых до пандемии, для проверки инфекционности различных штаммов вирусов. Лабораторные исследования также включают более целенаправленные подходы, такие как эксперименты по усилению функциональности, в которых используются химерные вирусы для проверки их способности преодолевать межвидовые барьеры.

Заражение, связанное с исследованиями, могло произойти в результате контакта с естественным вирусом во время сбора в полевых условиях, транспортировки с поля в лабораторию, получения характеристик летучих мышей и вирусов летучих мышей в лаборатории или от неприродного вируса, модифицированного в лаборатории. Имеются хорошо задокументированные случаи побега патогенов из лабораторий.

Сбор, полевое обследование и лабораторные исследования потенциальных пандемических патогенов требуют надежных средств защиты и сильной и прозрачной культуры безопасности. Однако эксперименты с коронавирусами, связанными с SARS, обычно проводятся на уровне биобезопасности 2, который соответствует рекомендациям для вирусов, заражающих животных, но не человека, и не подходит для экспериментов, в которых могут получиться вирусы, адаптированные для человека в результате селекции или ориентированных мутаций.

Нет неопровержимых доказательств ни зоонозного происхождения, ни происхождения, связанного с исследованиями: решение еще не принято. На основе современной научной литературы, дополненной нашим собственным анализом геномов и белков коронавируса, мы считаем, что в настоящее время нет убедительных доказательств для выбора между естественным происхождением (т. е. вирусом, который развился и был передан человеку исключительно через контакт с дикими или домашними животными) и происхождением, связанным с исследованиями (которое могло иметь место при заборе образцов, во время транспортировки или в лаборатории и могли быть связаны с естественными, отобранными или сконструированными вирусами).

Основанная на фактах, независимая и непредвзятая оценка потребует международных консультаций с экспертами высокого уровня, не имеющими конфликта интересов, из различных областей знания и стран; мандат будет заключаться в установлении различных сценариев и связанных с ними гипотез, а затем в предложении протоколов, методов и необходимых данных для выяснения вопроса о происхождении SARS-CoV-2.

Помимо этого вопроса, важно продолжить дискуссии о соотношении риска и пользы в текущей практике полевых и лабораторных исследований, включая эксперименты по усилению функциональности, а также о человеческой деятельности, способствующей зоонозным явлениям.

Научные журналы должны открывать свои колонки для углубленного анализа всех гипотез. Как ученые, мы должны оценивать все гипотезы на рациональной основе и взвешивать их вероятность, основываясь на фактах и доказательствах, без предположений о возможных политических последствиях. В отличие от первого письма, опубликованного в The Lancet Калишером и его коллегами, мы не думаем, что ученые должны продвигать «единство» («Мы поддерживаем призыв генерального директора ВОЗ продвигать научные доказательства и единство, а не дезинформацию и домыслы»).

Как показано выше, гипотезы, связанные с исследованиями, не являются дезинформацией и предположениями. Что еще более важно, наука использует альтернативные гипотезы, противоречащие аргументы, проверку, опровержимость и полемику. Отступление от этого принципа чревато установлением догм, отказом от сути науки и, что еще хуже, проложит путь теориям заговора. Вместо этого, научное сообщество должно перенести эту дискуссию туда, где она должна быть: в колонки научных журналов.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER