logo
Статья
В Эстонии больницы перегружены и работают за счет своих резервов. Врачи злоупотребляют своим положением, а пациентам все труднее получить качественную недорогую медицинскую помощь.

Думаете, проблемы с медициной только в РФ? Приезжайте в Эстонию

Медицина в ЭстонииМедицина в Эстонии
Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

Медбрат (по российской классификации, скорее, фельдшер — учился на специальность 3,5 года, высшее прикладное образование), работающий в одной из больниц города Таллина, рассказал о ситуации с медициной в Эстонии.

Oб организации медицины

В Эстонии медицинская помощь организована поступенчато.

Первая, самая широкая ступень — городские больницы. Они есть даже в очень маленьких городах. Их задачи: оказание первой помощи, несложные операции, лечение внутренних болезней.

Ступенью выше находятся уездные больницы, которые располагаются в уездном центре. Их аналоги в России — больницы в районном центре. Здесь имеются возможности для специфической хирургии (ортопедия, урология и т.д.), больше средств диагностики (КТ, МРТ).

Высшая ступень — это региональные больницы. В Эстонии их две: Северо-эстонская региональная больница и Клиника Тартуского университета. Первая отвечает за север страны, вторая — за юг. Их аналог в России — крупные областные больницы. В региональных больницах должна быть обеспечена возможность оказывать любой вид медицинской помощи, от педиатрии до нейрохирургии. К таким больницам выше требования к количеству и качеству диагностического оборудования, а также к комплектации персонала и его профессиональности.

В чем смысл такого разделения? Чем больше населенный пункт, тем больше возможностей у располагающейся там больницы. То есть больше койко-мест, специалистов, обширней возможности для оперативного вмешательства, сложнее диагностическое оборудование. Соответственно, если с проблемой пациента не смогли справиться на уровне города, то больного передают на следующую ступень, а при необходимости и выше. Так пациентам обеспечивается необходимое лечение.

В медицинской терминологии, принятой в Эстонии, вышеперечисленные ступени называются «этапами».

Следующий пункт, на который стоит обратить внимание — подготовка больницы к работе.

Для нормального функционирования необходимо специальное здание, специальное оборудование и специально обученный персонал. Чем выше уровень всего перечисленного, тем более высокие требования, и, соответственно, выше расходы на больницу.

Следующий важный момент: больницы работают по факту поступления пациентов. Даже при самой лучшей профилактике с людьми постоянно будет что-то случаться. И никогда не угадаешь, когда, кто и с чем поступит. Следовательно, у больниц должен быть резерв по расходникам, лекарствам, койко-местам и персоналу.

Теперь к вопросу о расходах.

В современной медицине термин «высокотехнологическая медицина» — это своего рода обманка. Потому что всю современную медицину можно назвать высокотехнологической. Простой антибиотик — сложный фармакологический продукт, инфузионная система — достаточно сложный промышленный продукт, обычный кардиограф — уже крайне сложная электроника. Следовательно, можно обсуждать только степень высокотехнологичности. А низкотехнологическая медицина — это, например, медицина времен Крымской Войны.

Соответственно, медицина является дорогостоящей просто в силу своей сложности.

Например, эндопротез сустава стоит примерно тысячу евро. МРТ по расценкам Больничной кассы (гос. учреждения, занимающегося финансированием здравоохранения) стоит 100 евро.

Если говорить о людях, то медсестру готовят 3,5 года, врача — 8–10 лет. Соответственно, специалисты, потратившие столько времени на получение образования, хотят получать хорошие деньги.

О работе

В Эстонии идет централизация. То есть небольшие больницы или закрывают, или резко уменьшают им финансирование, и основной поток пациентов идет на следующие этапы.

Что характерно, мощности уездных больниц изрядно сократились, как и количество специалистов в них. В результате основная нагрузка ложится на региональные больницы (Северо-эстонская региональная больница, Клиника Тартуского Университета) и больницы города Таллина, которые тоже обладают повышенными мощностями по сравнению с уездными госпиталями.

В итоге больницы перегружены и работают за счет своих резервов. Но, во-первых, резервы не бесконечны, и, во-вторых, в случае ЧП они просто не будут доступны.

Как писал главврач Северо-эстонской региональной больницы А. Элламаа, «сокращение количества больниц не приводит к сокращению пациентов».

Сама работа напоминает конвейер. Пациенты поступают постоянно. Отделение, где я работаю, в большинстве случаев заполнено на две трети, а то и больше. Состояние пациентов зачастую тяжелое, заниматься с ними нелегко чисто физически. Это одна из причин текучки кадров в моем отделении, а также в экстренных службах (скорая помощь, приемный покой). Персонал перегружен и, проще говоря, люди не хотят год за годом «умирать» на работе.

Другая причина ухода медиков — зарплата. Нужно понимать, что для Эстонии зарплата в 6–7 евро в час (в зависимости от больницы) неплохая. Но стоит только взять кредит, и зарплаты резко перестает хватать. Кредит на квартиру на данный момент дают при зарплате от 1500 евро в месяц, а это полторы ставки медсестры. В то же время через залив, в Финляндии, и зарплата больше, и нагрузка не такая большая. Вот люди и не идут в акутные отделения (отделения, где в основном принимают срочных больных, со скорой, приемного покоя и т.д ) в Таллине, а работают в финской глубинке.

О моральном аспекте

Нужно понимать, что медики в той или иной степени идеалисты. Если у тебя нет позыва помогать людям, ты на первом курсе уйдешь куда-нибудь, где денег больше и жизнь слаще.

Но на примере эстонской медицины отчетливо видно, как жизнь меняет людей.

Я не раз слышал фразу «А что, ты еще не в Финляндии?». Более того, при разговоре с пульмонологом из Северо-эстонской региональной больницы выяснилось странное. Данный доктор, будучи заведующим отделением, сдавал своих сестер напрокат в финскую клинику. И теперь ставит это себе в заслугу. Потому что медсестры не уволились.

Это здорово деморализует и вызывает желание отправиться на поиски легких денег.

Теперь про врачей. У них с интересами все в порядке. В Эстонии праздношатающихся врачей нет как таковых, и количество вакансий превосходит количество специалистов. К тому же Финляндия недалеко. Как результат, на врачей практически невозможно воздействовать в дисциплинарном порядке. Потому что они свободно могут из одной больницы перейти в другую. И если врач уходит, то в первую очередь проигрывает сама больница. Такая ситуация создает своеобразное чувство безнаказанности врачей. Это выливается в злоупотребление своим положением, вплоть до нарушения эстонского законодательства. Например, врач может отдать распоряжение медсестре взять кровь шприцем из артерии для анализа газов крови (по методу Аструппа), хотя, согласно эстонскому законодательству, все инвазивные процедуры с артериями должны проводиться только врачом.

Это случай из реальной практики.

И еще, чтобы не было недопонимания. У медсестер нет исключительной позиции в силу того, что нас чисто физически намного больше. Скорее наоборот, отношение к медсестрам можно выразить фразой : «Не нравится — дверь вон там. Там из желающих очередь стоит». Однако, как показывает практика, никакой очереди нет. Ну, физически люди есть, но на работу в таких условиях ты их не заманишь. Более того, в отделении, где я работаю, на данный момент есть дни с полностью незакрытыми сменами у среднего медицинского персонала. Поясняю — это когда нет никого из медсестер в отделении. Вообще никого, понимаете?!

Отдельно стоит вопрос о клинических исследованиях, написании научных работ.

Надо понимать, что в США и Западной Европе проведение клинических исследований очень сильно зарегулировано различными правовыми актами. В Эстонии всего этого нет. Следовательно, те исследования, которые в США запрещены, в Эстонии оказываются в «серой зоне». И тут возникают возможности. И деньги.

Даже простое написание научной работы — дело не всегда бескорыстное. Для более быстрого сбора статистического материала может быть увеличена нагрузка на отделение. Проще говоря, пациента, не нуждающегося в длительном лечении, вписывают в стационар, потому что он просто подходит по критериям для научного исследования...

О частной медицине и платной медицине

В Эстонии частная медицина имеет небольшие мощности именно в силу того, что все дорого, персонал хочет денег, за обслуживание оборудования надо платить, а у пациентов денег не так много. Практика показывает, что граждане не горят желанием немедленно нести деньги предпринимателям от медицины, они упорно выстаивают очереди в государственных больницах. Потому что дорого. «Дорого» — это от 40 до 140 евро за прием только, в зависимости от специалиста. Анализы и процедуры — по отдельной цене. Не каждый может сразу взять и выложить такую сумму. И поэтому частники бьются за государственные заказы на лечение. Просто потому, что государство платит точно оговоренную сумму и в срок.

Более распространены в Эстонии платные услуги на базе государственных больниц, а если точнее — на базе так называемых «целевых учреждений». Государство плотно контролирует больницы, но непосредственно ими не руководит. Немаловажным здесь является и то, что больницы могут оказывать платные услуги. Деньги эти должны идти на развитие самого учреждения. На самом деле, конечно, все не так идеально. Например, в 2017 году судили председателя правления Северо-эстонской Региональной больницы Тыниса Аллика (Tõnis Allik). Он обвинялся, в том числе, в хищении средств, которые должны были быть пущены на развитие больницы.

В Эстонии в больницах есть платные услуги по лечению. Но они широкого распространения не получили, потому что дорого, и у людей просто денег не хватает. Например, платное МРТ в больнице стоит 220 евро.

Вместо заключения

Я уверен, говорю это исходя из своего многолетнего каждодневного опыта работы в эстонской медицине: медицина должна быть государственной и бесплатной! Это не товар, как газировка, которую можно пить или не пить. Это вопрос жизнеобеспечения населения. Надо понимать, что болезни — это не только насморк. Есть серьезные заболевания, которые очень снижают качество жизни и могут закончится смертью. С этими заболеваниями способны бороться только специально обученные люди. И если эти люди будут использовать свое положение для извлечения прибыли, они смогут, — и наверняка сделают это! — образно говоря, «снять последние штаны» с пациента.

И еще одно. Допустим, сам ты можешь стойко все терпеть, но если твой ребенок корчится от боли, насколько тебя хватит?

И последнее. Если кто-то думает, что проблемы с медициной есть только в РФ, то пусть приезжает лечиться в одну из периферийных стран Евросоюза — Эстонию.