logo
Статья
  1. Культурная война
  2. Книги
Люди верили в Победу. Они никогда не стали бы закапывать книги, не будучи уверенным в том, что они вернутся, что они вернутся и их достанут. Иначе они просто, может быть, оставили или бросили, или сожгли. Все могло быть. Но люди их спрятали в надежде на то что эти книги еще им пригодятся и сделали все для того, чтобы это случилось

«Книги от горя обугливались вместе со страной». Как в годы войны спасали самое дорогое

Книги, пережившие войнуКниги, пережившие войну
Ольга Скопина © ИА Красная Весна

9 мая — это тот день, когда многие из нас обращаются к памяти своих предков. Вспоминая об их подвигах, мы невольно сравниваем себя сегодняшних со своими дедами, задумываемся, что позволило им победить в этой Великой войне, чего не хватает нам для того, чтобы быть достойными своих прославленных предков.

Не секрет, что сегодня в нашей стране читать стали значительно меньше, а ведь хорошая книга — это кладезь мудрости. И, может быть, именно в книгах советские люди, одержавшие победу над фашизмом, находили ответы на свои вопросы. А может быть, и нам необходимо последовать их примеру?

О том, какое место книга занимала на войне, какие из них люди той эпохи особенно ценили, мы захотели узнать у специалиста. Для этого в канун 74-й годовщины Великой Победы корреспондент ИА Красная Весна встретился с библиотекарем из города Брянска Наталией Пряничниковой.

«Те книги, которые лежат перед нами на столе — это золотой фонд библиотеки. Нужно начать с того, как он был образован. В 1943 году, 17 сентября, как известно, с боем взяли город Брянск, а 5 октября была открыта наша библиотека. То есть, меньше месяца прошло со дня освобождения почти полностью разрушенного города, и власти сочли нужным открыть городскую библиотеку № 1 — это наша библиотека. И фонд ее формировался несколькими потоками: часть его получили мы из областной библиотеки, а остальное нам дарили жители.

И вот эти книги являются, конечно, бесценными на сегодняшний день сокровищами. Сейчас я объясню, почему. Эти книги приносили люди, которые побыли в оккупации, которые пережили ужасы фронта, люди, которые были в партизанских отрядах, и оттуда принесли нам книги. И когда мы делаем какую-то выставку к Дню Победы или ко Дню Освобождения Брянщины, мы всегда ставим полочку с книгами — она называется „Книги, пережившие войну“.

И поначалу это вызывает у молодого поколения некое удивление: причем тут книги, когда было столько человеческих жертв? При этом я всегда стараюсь объяснить, что книги жгли нацисты в своих кострах,

Сожжение книг нацистамиСожжение книг нацистами

что в блокадном Ленинграде люди сидели в читальных залах, что на фронте старались взять какую-то с собой книгу.

Читальный зал в блокадном ЛенинградеЧитальный зал в блокадном Ленинграде

В фильме „А зори здесь тихие“, где девочка читает Блока — солдат, боец — это абсолютно не писательский вымысел и не символ, а это абсолютные фронтовые будни, это так и было.

Цитата из фильма «А зори здесь тихие». Реж. Станислав РостоцкийЦитата из фильма «А зори здесь тихие». Реж. Станислав Ростоцкий

И при этом, что хочется отметить, из тех книг, которые сейчас передо мной лежат: прежде всего, мне хотелось бы показать книги, которые издавались во время Великой Отечественной войны в обескровленной стране, нуждающейся и в продуктах питания, и в вооружении, и бог знает в чем… Но у государства нашлась возможность издавать книги — это поразительный факт.

Те книги, которые представлены здесь у меня — Военное издательство народного комиссариата обороны, 45-й год, „Сорочинская Ярмарка“ — Николай Васильевич Гоголь, книга для бойца.

Николай Гоголь, «Сорочинская Ярмарка»Николай Гоголь, «Сорочинская Ярмарка»

„Прометей прикованный“, Эсхил, Государственное издательство детской литературы, 43-й год.

Эсхил, «Прометей прикованный»Эсхил, «Прометей прикованный»

Адам Мицкевич, ОГИЗ, Государственное издательство художественной литературы, 1943 год.

Адам Мицкевич, ИзбранноеАдам Мицкевич, Избранное

И когда я задаю вопрос своим юным читателям: „Что общего в этих изданиях?“ Общее в них то, что они сделаны под формат гимнастерки. Это книги, которые были изданы специально для бойцов Красной армии. Они изданы, как правило, на грубой бумаге, они не имеют твердого переплета, но эта книга никогда не развалится, в отличие от современного издания, она очень крепко и хорошо сверстана. Вот такие книги есть в библиотеке.

Как мне кажется, для поднятия боевого духа народа во время Великой Отечественной войны была издана книга Академика Тарле „Нашествие Наполеона на Россию, 1812 год“ ОГИЗ, Государственное издательство политической литературы, 43-й год. Вы видите, до какой степени она зачитана. Эта книга явно побывала в сотнях уже рук.

Возвращаясь из эвакуации или с фронта, люди приносили книги в библиотеку. Эти книги можно отличить, спрятанные во время войны книги, по некоторым, может быть, известным только специалистам признакам. Книга, даже если она хорошо упакована, перевязана, перемотана, спрятана там в какую-то простыню, скатерть и упрятана в сундук и зарыта, от того, что она пребывала в земле, всё равно несет на себе этот отпечаток. Они немножко вспухают, и у них появляется вот такой темный переплет страничный, который уже ничем, никакими библиотечными подручными средствами невозможно отбелить.

Вот таким образом в фондах нашей библиотеки, тоже в дар, была передана книга из библиотеки полкового комиссара Кирюшина В. В. Книга эта — избранные произведения Ленина в 6 томах, Партиздат, 1936 год. Вы видите, какой у нее темный переплет? Эта книга, явно побывавшая в земле или в погребе, книга спрятанная. Спрятанная родными этого человека или им самим — это уже узнать нам не дано, но мы очень рады, что обладаем вот таким сокровищем.

Ленин. Избранные произведенияЛенин. Избранные произведения

Ленин. СочиненияЛенин. Сочинения

Эта книга, конечно, была многократно прочитана — об этом свидетельствуют пометки, сделанные тут в некоторых местах на полях. И в этом же собрании книг, переданных в нашу библиотеку, находится тоже редчайшее издание — это книга Фроленко, Собрание сочинений, том 1-й. У нее тоже темный переплет, она тоже явно побывала в земле, но это великолепное издание, очень такое основательное собрание сочинений том 1-й, издательство!.. Издательство всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев! Здесь выдающиеся революционеры, его знакомые: Кропоткин, например. Он пишет здесь много о философах, которые занимались вопросами литературы. И много воспоминаний о Владимире Ильиче Ленине.

Михаил Фроленко. Собрание сочиненийМихаил Фроленко. Собрание сочинений

Таким образом, вот я, когда беру такие издания в руки, мне кажется, что книги вот от горя они обуглились вместе со страной, темнели, а потом они снова нашли дорогу к читателю.

Вот за то время, когда была Перестройка, когда была неразбериха, непонятно, в какой мы живем стране, я бы не сказала, что эти книги не брали. Я помню удивительные истории, потому что книги лежали на очень высоких антресолях, еще это до ремонта у нас было, и нам приходилось лезть на стремянки и с большим трудом находить эти книги. Ну, то есть, можно сказать, с риском для жизни. Потому что в то время тоже читали. Мы, конечно, просили читателей не очень распространяться, что вот у нас эти книги сохранены, что мы их выдаем. Но, тем не менее, такая была ситуация, чего уж тут греха таить? В настоящее время, я хочу сказать, далеко не во всякой библиотеке есть полное собрание сочинений Ленина, я имею в виду 5-е собрание сочинений, синее. А уж 4-е, по-моему, вообще все списали. И поэтому я рада тому, что у нас это есть.

Я до сих пор не знаю, была ли такая резолюция, устное распоряжение, но пошли такие веяния в начале Перестройки, что собрание сочинений Ленина надо убрать, собрание сочинений Карла Маркса и Фридриха Энгельса, различную политическую литературу… Списания шли тогда очень активно подобного рода литературы. Мы этого не сделали! У нас была возможность в фондах сохранить собрание сочинений Ленина 5-е, Карла Маркса и Фридриха Энгельса. И мы никогда за огромную уже тридцатилетнюю мою деятельность об этом не пожалели. Потому что изучается „Капитал“ Маркса, изучаются работы Ленина. Если умный, хороший преподаватель-историк в институте, в училище, в колледже, в техникуме или в школе, он рекомендует детям это посмотреть. И мы очень рады, что можем предоставить эти книги нашим читателям.

Это всё осмысление нам еще предстоит: что мы потеряли, и какие выводы из этого надо делать. Но то, что мы книги сохранили… Кстати, это и книги по истории партийной организации нашего родного города или сборники „Ленин и Брянщина“, которые тоже не везде сохранились, скажем так, мягко.

И на протяжении, еще раз повторюсь, уже многих поколений, наверное, более трети фонда у нас — книги, принесенные в дар жителями города Брянска. И когда люди сейчас отдают личные библиотеки своих бабушек, дедушек, отцов, матерей, которые ушли из жизни, а детям эти книги не нужны, очень редко отдают Ленина. По-моему, один раз за всё это время несколько томов Сталина — это 49 года издание, могу показать, и, по-моему, один раз 4-е издание — собрание сочинений Ленина. Всё! Никаких больше работ ни Маркса, ни Энгельса. Это очень фундаментальные, проверенные, великолепно отредактированные издания, в отличие от того, что сейчас издается. Кстати, вот этих книжек для бойца это тоже касается. Тут прекрасная редактура, корректор великолепный работал, в тексте ни единой ошибочки. Даже попробовали вот в эту крошечную книжечку иллюстрации сделать. Книга для бойца на фронт, 43-й год издания, Военный комиссариат обороны издает. Вот, в кармашек гимнастерки. И прекрасно сохранившаяся книга… Видите?

Это вызывает, конечно, у нас и у читателей такой удивление и восторг… Мы очень рады, что вот это… Это не всё, что у нас есть — у нас еще есть книги, но вот это такое золотое ядро нашей библиотеки.

По опыту своему я хочу сказать, когда мы на площади Ленина в день 70-летия Великой Победы выехали с этими книгами и поставили их на стеллаж — это была самая популярная полка. Вот так подходили дети, молодежь и говорили:

— А это вот действительно вот у кого-то на фронте была книга в руках?

Я говорю:

— Да!

— И эта?

Я говорю:

— И эта!

— А эта правда была книга зарыта?

— Зарыта, потому что вот такая чернота появляется оттого, что книга была зарыта, спрятана.

Если люди прятали книги, они возвращались к ним и работали потом с ними. Эти книги нужны были людям не просто для того, чтобы их спрятать как какую-то ценность. Это люди испытывали необходимость в обращении к этим изданиям постоянно.

На мой взгляд, во-первых, это свидетельствует о том, что люди верили в Победу. Они никогда не стали бы закапывать книги, не будучи уверенными в том, что они вернутся, что они вернутся и их достанут. Иначе они просто, может быть, оставили или бросили, или сожгли. Всё могло быть. Но люди их спрятали в надежде на то, что эти книги еще им пригодятся, и сделали всё для того, чтобы это случилось. Потому что они их читали, они были им нужны. Что мы прячем? Мы прячем самое ценное, что у нас есть. Книга в то время была, и сейчас она является непреходящей ценностью.

А то, что есть некие веяния о том, что напечатанные издания устарели, они не нужны — это такой разговор беспредметный. С книгами надо работать! Если мы это сохраним в своих библиотеках, мы сохраним эту память. Если мы уйдем в другое… Всё можно отламинировать, перевести в электронный вариант. Но, как я люблю повторять, погаснет свет, отключат электричество, и вы останетесь без книги. А эти книги уже столько поколений пережили!

Вот, о чем я сегодня хотела сказать. Спасибо!»