К статье Владимира Петрова «1917 год и «Некто» из новой Третьяковки — 2» в № 262
Владимир Терентьев / Газета «Суть времени» №269 /

О новом платье антисоветизма и голом народе

Гарри Кларк. Новое платье короля. 1916
Гарри Кларк. Новое платье короля. 1916
Гарри Кларк. Новое платье короля. 1916

После позорного игнорирования в России 100-летнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года я уже не думал, что меня чем-то можно удивить. В смысле низости методов ведения борьбы с историческим наследием Октября и проявлений антисоветизма в современной России. Но нет! Вот прочитал статью замечательного искусствоведа, очень эрудированного и любящего свое дело автора — Владимира Александровича Петрова — о настоящем мошенничестве в Третьяковской галерее и понял, из-под этого дна низости снова постучалось нечто.

Пока я читал обо всех выкрутасах, которые позволяют себе так называемые «искусствоведы», устроившие выставку «1917 год и «Некто», то перед глазами все время всплывали образы из сказки Ганса Христиана Андерсена «Новое платье короля». На всякий случай напомню сюжет этой истории.

Двое мошенников подряжаются сшить новое платье для короля из «удивительной» ткани. Они якобы изготовляют золотыми нитками эту невиданную — невидимую — ткань. Невидимую — поскольку никакой ткани и нет, есть имитация шитья. Но при этом объявляют, что ткань может увидеть только умный человек. И понятное дело, что никто не хочет признать себя дураком, и прежде всего король. Он восторгается сперва тканью, которой нет, затем платьем, сшитым из этой несуществующей ткани. Затем решается прогуляться в этом «наряде» по улицам своего города, дабы поразить всех своим новым одеянием.

Вслед за королем не решаются признать себя глупцами и придворные. Кроме того, они боятся еще и прогневать короля, и потому подпевают ему в хвалебных отзывах и о ткани, и о платье, которых они не видят.

Андерсен намекает, что если бы среди приближенных короля нашелся хоть бы один честный человек, возмутившийся творимым обманом и не побоявшийся прослыть глупцом в глазах настоящих дураков, то и король, возможно, бы не оказался в глупом положении, разгуливая по городу нагишом. Но такого не оказалось. Народ, как обычно, безмолвствовал. И лишь один ребенок сказал правду и тем самым прервал это ширящееся безумие.

Почему я вспомнил об этой сказке? И какие сравнения с ней напрашиваются при прочтении статьи о творимом в Третьяковской галерее историческом и искусствоведческом бесчестии? Грубо говоря, кто тут мошенники, кто король и придворные и т. д.?

Описанные в статье сюжеты с посещением указанной экспозиции, посвященной 1917 году, Медведевым, Голодец и Мединским, несмотря на высокий статус упомянутых гостей, не позволяют отождествить их с андерсеновским королем. Да и к придворным их можно отнести довольно условно. Они ближе всего к самим мошенникам. Те в сказке создают невидимую ткань, а наши персонажи в реальности все вместе ткут морок отрицания великого советского наследия. Хотя, в ряде аспектов представители Правительства РФ в силу своей художественной необразованности просто кивают головой на мошеннические утверждения профессиональных искусствоведов. Но всё равно, я не могу их однозначно отнести к придворным. Почему — скажу позже. Сначала разберемся, кто же король.

Итак, эти мошенники — и искусствоведы, и высокостатусные гости — прядут ткань антисоветизма. Можно сказать, что искусствоведы отчасти отрабатывают запрос современной российской элиты. Но это никак не снимает с них позора. Во-первых, потому что они вроде как профессионалы и потому могли бы отрабатывать заказ более тонко. Не опускаться до очевидных подмен смыслов и исторических обманов, на которых их и поймал Владимир Петров. Ну если нет в Кустодиеве антисоветизма, то его нет! Найдите других авторов того периода, у которых он есть, и который очевиден по другим формам своего проявления: в письмах, мемуарах, биографии и т. д. Если таковых вы найти не можете, то скажите своему заказчику: знаешь, в этой области мы тебя обслужить не готовы. Ищи другие пути.

А если такие авторы есть, но их художественная значимость не дотягивает до нужной, то и тут есть какие-то варианты более тонкой игры. Но не заниматься же прямыми смысловыми подлогами! Так профессионалы не поступают. Или... поступают?

И, во-вторых... Поражает не только то, что обманывают, но еще и то, с какой выдумкой и готовностью искусствоведы пошли на это. С каким «творческим» огоньком и, я бы даже сказал, увлеченностью процессом. Вот и выходит, что обе эти группы — элита и обсуживающая их интеллигенция — отлично друг друга дополняют. У первой есть статус, но нет компетентности. У второй есть компетентность. А у обеих групп вместе есть страстное желание нагадить в историю Отечества.

Вспоминая материалы прошедших в 2017 году конференций «Революция 1917 года: мифы и реальность», организованных «Сутью времени», можно уверено сказать, что такая же картина мошенничества встречается практически во всех направлениях изученного антисоветизма. То есть там тот же морок, сотканный из ложных фактов, фальшивых цитат, одиозных подтасовок, мошеннических интерпретаций. И, продолжая сравнение со сказкой Андерсена, можно сказать, что тем самым антисоветчики шьют несуществующее платье для голого короля. Так кто же король, в конце концов?

В моем понимании, это — наш народ. Не в смысле сравнения моральных качеств персонажа датского сказочника и населения бывшего СССР. А в смысле глупости и абсурдности ситуации. Боясь выпасть из антисоветского мейнстрима, обыватели, и не только они, готовы не верить своим глазам (забыть свой советский опыт), восторгаться невидимой тканью выдуманных фактов и абсурдных интерпретаций. Вместо вполне удобных и нарядных советских одежд надеть на себя это «новое платье антисоветизма».

Почему так не хочется производить это отождествление персонажа сказки с нашим народом? Ну, потому что король был глуп и тщеславен, а наш народ скорее прост и доверчив. Тем более что ему сама «советская» власть в лице предавшей идею и страну партноменклатуры стала ткать эти одежды. Власть сама убеждала веривших ей людей в их реальности. Но это не снимает вопросов о том, как же народ дошел до состояния, когда глядя на белое, он соглашался видеть черное.

Второе отличие — в том, что у нашего народа-короля, как бы, не оказалось придворных. Интеллигенция, которая была бы обязана не допустить творимого мошенниками морока, сама оказалась в числе обманщиков. То есть по сюжету сказки, вошла в сговор с двумя обманщиками, чтобы одурачить своего короля. Более того, именно она и стала тем орудием, которое по заказу элиты и соткало эту самую невидимую антисоветскую ткань.

Да и сейчас она ведет себя примерно так же. Ну разве что часть ее молчаливо стоит в стороне, как жители города в сказке, и не смеет крикнуть: «Король-то голый!» Кто-то боится прослыть глупцом. Кто-то не смеет, а то как бы чего не вышло. Конечно, есть и исключения, иначе бы не было обсуждаемой статьи.

Одним словом, картина такая: мошенники — элита и обслуживающая ее часть интеллигенции — хихикают в стороне и стригут с обманутого народа свои дивиденды. Народ позорно щеголяет своей наготой на посмешище всему миру. Другие — ученые, историки и т. д., стыдливо отводят глаза и молчат.

Найдется ли тот мальчик, который прокричит: «Народ-то голый»? Вопрос не только в этом. Но и в том, захочет и сможет ли народ его услышать? На всем протяжении постсоветской истории были силы и люди, защищавшие советские ценности и советскую историю. Но что толку-то? Видимо, призыв прийти в себя будет услышан лишь тогда, когда эти силы обретут нужную громкость голоса и убедительность, чтобы пробудить народ. А есть ли на это время? В вариант, когда оставшаяся хотя бы минимально честной интеллигенция наконец хоть как-то заговорит, мало верится. Увы!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER